ТОНКИЕ ИНТРИГИ НА ТОНКОМ ЛЬДУ

Давно уже ни тренеры, ни журналисты, ни зрители да и ни сами спортсмены не следили за исходом состязаний в спортивных танцах на льду с таким напряжением, как на чемпионате Европы в Праге. Именно здесь должен был определиться лидер европейского, да и мирового танца до следующих Зимних Олимпийских Игр, так как, уходя с любительского льда , первые в истории двукратные олимпийские чемпионы в этом виде спорта Паша Грищук и Евгений Платов не оставили прямых наследников. Поэтому на право владения этим званием подали заявки многие танцоры.

С самого начала основная борьба развернулась между российской парой Анжелика Крылова - Олег Овсянников и французским дуэтом Марина Анисина - Гвендаль Пейзера. И, если в обязательных танцах отдать предпочтение одной из пар было очень сложно, а оригинальный танец россиян - вальс из оперы Джузеппе Верди "Травиата" - был лучше, то в произвольной программе французы явно одержали верх. Тем не менее, чемпионами Европы стали россияне. Золотая медаль досталась Анжелике Крыловой и Олегу Овсянникову преимуществом в один-единственный голос судьи, который до последнего момента так и не смог решиться встать на сторону французов. Но собравшиеся в пражском Дворце спорта любители фигурного катания отдали предпочтение Марине Анисиной и Гвендалю Пейзера. Говорят, что президент ИСУ Оттавио Чинкуанта, чутко прислушивающийся к мнению публики, заставил всех судей, поставивших французскую пару на второе (Эстония, Украина, Япония и Канада) и третье (Литва) места, в письменной форме объяснить, на каком основании они сочли танец Крыловой и Овсянникова лучшим. Единственно понятна мотивация судьи из Канады: на чемпионате мира её паре Шэ-Линн Борн - Виктор Краатц легче бороться против россиян, нежели против французов. Пристрастие остальных определяется иными факторами.

К сожалению, произвольную программу Анжелики и Олега даже с большой натяжкой нельзя назвать удачной находкой - тем паче, что основной её "костяк" как две капли мутной воды похож на танец "дикарей", поставленный когда-то немецким тренером Мартином Скотницким его французской паре Изабель и Полю Дюшене. Может быть, у россиян техника лучше, но даже лучшая копия всегда хуже оригинала. К тому же, четыре минуты непрерывного барабанного боя по барабанным перепонкам тоже вносят свой негативный вклад в оценку этой программы.

Главная трагедия пары Анжелики и Олега заключается, думаю, в том, что их программы почти всегда не способны привлечь внимание ко всем достоинствам и скрыть возможные недостатки танцоров. Вспомним хотя бы твёрдое намерение Натальи Линичук навязать паре абсолютно неподходящий им рок-н-ролл в 1994 году или снотворный вальс в 1996-м. Если бы в Париже Шехерезадой была не Паша Грищук, а очаровательная Анжелика с её миндалевидными гаремными очами - быть бы тогда же ей и её партнёру чемпионами Европы. Анжелику очень любят журналисты, даже немецкие, которые вправе гордятся своей красавицей Кати Винклер. По крайней мере на льду двадцатипятилетняя Анжелика кажется едва ли не самой женственной фигуристкой, хотя под её нежной кожей скрывается сильный, волевой характер.

Совсем другой тип сильной личности представляет из себя Марина Анисина, родившаяся 30 августа 1975 года в Москве, в семье знаменитого хоккеиста Вячеслава Анисина и известной фигуристки Ирины Черняевой, которая в паре с Василием Благовым заняла шестое место на Олимпиаде 1972 года и дважды входила в первую десятку сильнейших спортивных пар мира. Так что Марина, можно сказать, родилась на льду и её приход в фигурное катание был явлением вполне закономерным.

С детства начав кататься в группе Людмилы Пахомовой и Геннадия Аккермана, в паре с Ильёй Авербухом Марина в 1990 году стала чемпионкой мира среди юниоров. В 1991 году тренерский заговор лишил пару медали. В 1992 году Марина и Илья перешли к Наталье Линичук и в том же году вновь выиграли чемпионат мира среди юниоров.

Может быть, они уже сегодня были бы чемпионами мира среди взрослых, но в 1992 году Илья увлёкся Ириной Лобачёвой и создал с ней как танцевальную, так и супружескую пару. Марина надолго осталась без партнёра, но уходить из спорта даже не думала. По совместным выступлениям она была знакома с французской парой Марина Морель - Гвендаль Пейзера и, узнав, что Морель прекратила кататься, написала Гвендалю, предложив тому себя в качестве новой партнёрши. В 1993 году Марина приехала в Лион, а в 1994 году они уже впервые выступили за сборную Франции. В том же году пара Анисина - Пезйера заняла двенадцатое место на чемпионате Европы и десятое - на первенстве мира, в 1995 году - соответственно пятое и шестое, годом позже - четвёртое на обоих, в 1997 году - четвёртое на "Европе" и пятое на "мире", а в олимпийском сезоне прошлого года они были третьими на чемпионате Европы и на Олимпийских Играх и серебряным призёрами чемпионата мира в Миннеаполисе. Правда, в нём уже не принимали участие Грищук и Платов.

Симпатичная Марина ладно скроена, крепко сшита и снабжена мужским характером высочайшей пробы. Она похожа на Жанну д'Арк, кавалер-девицу Надежду Дурову или русскую женщину Некрасова, которая "коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт". На войне с такой не страшно пойти в разведку. Беда молодой женщины в том, что живёт она в мирное время, когда кони скачут разве что в цирках, а тушить многоэтажные избы выезжают целые бригады профессиональных пожарных. Тем не менее, хотя сегодня в моде опять женщины женственные, судьба мирового лидерства ещё далеко не решена и очень может быть, что над пьедесталом почёта в Хельсинки выше всех поднимут французский флаг.

Ещё одной сенсацией чемпионата стало появление на его льду новой российской пары Татьяна Навка - Роман Костомаров. Ещё в прошлом сезоне Навка выступала за Белорусь с Николаем Морозовым, но, поняв, что забраться на пьедестал почёта под белорусским флагом у неё шансов гораздо меньше, чем под российским, бросила и партнёра, и страну и отправилась в город Ньюарк в американском штате Делавэр. Там, в спортивной роте Натальи и Геннадия Линичук, она приступила к тренировкам с Романом Костомаровым, которого считают восходящей звездой российского танца на льду. Поступок уроженки Днепропетровска можно было бы назвать не совсем порядочным, ведь Союз конькобежцев Беларуси уже вёл переговоры о переходе пары Навка - Морозов к Татьяне Тарасовой, но Таня, видимо, всегда рассматривала Беларусь как лишь одну из ступенек в лестнице своей личной карьеры.

Высокий, стройный, техничный и уверенный в себе Роман Костомаров, которого, как говорят, нежно любят материнской любовью и его бывший тренер-консультант Алла Шеховцова, и нынешний тренер Наталья Линичук, чисто физически, конечно, более подходит рослой Татьяне Навке, чем Николай Морозов, но в том, что пару ждёт обещанное ей Линичук светлое чемпионское будущее, я позволю себе усомниться. Слишком велика разница между обеими этими личностями, слишком мала надежда на то, что один из них будет готов поступиться своим эго ради другого.

Да и положению самой Линичук вряд ли стоит завидовать. В погоне за всё время ускользающей от неё славой тренера олимпийских чемпионов она собрала у себя одних только россиян четыре пары: Крылову с Овсянниковым, Лобачёву с Авербухом, Семенович с Фёдоровым и Навку с Костомаровым. Есть у неё и танцоры из других стран: украинцы Елена Грушина с Русланом Гончаровым, и израильтяне Галит Хайт с Сергеем Сахновским. Как-то умудрится она дать всем сестрам по серьгам, если медали чеканят всего в трёх комплектах и четвёртый нельзя купить даже за очень большие деньги?

"Круг" # 3/29, март 1999

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top