СЕРЫЙ ВОЛК С ПАВЛИНЬИМ ХВОСТОМ

В ноябре 1992 года я поднял на страницах "Советского спорта" вопрос о будущем фигурного катания России и назвал президента Федерации фигурного катания Валентина Николаевича Писеева "чёрной фигурой на фоне голубого льда", считая его виновником развала всемирно известной советской школы этого прекрасного вида спорта.

Прошло более пяти лет. На чемпионате Европы 1998 года в Милане российская команда завоевала девять медалей из двенадцати, оставив спортсменам прочих тридцати двух стран только три "бронзы". Да и Олимпийские Игры в Нагано никак нельзя назвать неудачей: три золотых и две серебряных медали. Блестящая победа Оксаны Казаковой и Артура Дмитриева, неожиданный успех Ильи Кулика, заранее известные первое и второе места на пьедестале почёта Оксаны Грищук с Евгением Платовым и Анжелики Крыловой с Олегом Овсянниковым. Более того, стало ясно, что через четыре года, в Солт-Лейк-Сити, у Елены Бережной с Антоном Сихарулидзе в парном катании, Алексея Ягудина и Елены Соколовой в одиночном и Ирины Лобачёвой с Ильёй Авербухом в танцах на льду есть прекрасные шансы на первый олимпийский "драгоценный металл" третьего тысячелетия.

Казалось бы, журналист ошибся и всё хорошо, если даже не прекрасно. Но можно ли назвать эти медали триумфом российского фигурного катания России, можно ли приписать заслугу в этом торжестве Валентину Писееву, который в очередной раз распустил павлиний хвост чужих успехов и отхватил жирный кусок от пирога олимпийских наград? Приписать - да, но признать - нет и ещё раз нет, потому что собственные заслуги Писеева в этих победах отсутствуют напрочь.

Не знаю, через какие очки смотрит на развитие фигурного катания Олимпийский Комитет России - я смотрю сквозь прозрачные и вижу его в не очень розовом свете, ибо все сегодняшние медалисты - это фигуристы, которые получили уроки мастерства в ещё советское время. Сегодня развалены не только такие известные всей стране школы-гиганты, как ЦСКА. Почти разрушена "пирамида", дающая постоянную подпитку столице и сборным командам, например - знаменитая свердловская школа, давшая советскому фигурному катанию Марину Пестову и Станислава Леоновича, Веронику Першину и Марата Акбарова, Ларису Замотину, Наталью Лебедеву, Аллу Шеховцову и многих других. Подавляющее большинство тренеров и хореографов раскатилось по всем меридианам и параллелям земного глобуса. Вот только часть более или менее известных имён: Геннадий Аккерман, Анна Антонова, Александр Веденин, Ирина Воробьёва, Алексей Горшков, Елена и Михаил Дрей, Наталья Дубова, Александр Жулин, Александр Зайцев, Марина Зуева, Наталья Карамышева, Геннадий Карпоносов, Марина Климова, Владимир Ковалёв, Сергей Коровин, Станислав Леонович, Наталья Линичук, Игорь Лисовский, Елена Матвеева, Юрий Овчинников, Андрей Пашин, Эдуард Плинер, Сергей Пономаренко, Ирина Роднина, Виктор Рыжкин, Светлана Серкели, Ростислав Синицын, Татьяна Тарасова, Алексей Уланов, Владимир Ульянов, Майя Усова, Алексей Четверухин, Сергей Четверухин, Сергей Шахрай, Игорь Шпильбанд. Большинство из них работает с местной молодёжью и тем самым развивает фигурное катание во всём мире, от Австралии до Японии - за исключением России.

Последние оставшиеся в джунглях Родины могикане работают почти без поддержки Федерации по чисто советскому методу: шесть часов за оплату, а остальные восемнадцать - "за так", пытаясь объять необъятное, доказать недоказуемое и надеясь, что будет лучше. Так "пашут" Рафаэль Арутюнян, Елена Буянова-Водорезова, Галина Василькевич, Жанна Громова, Нина Мозер, Игорь Русаков, Андрей Филипов в Москве, Людмила с Николаем Великовым, Игорь Москвин и Наталья Павлова в Санкт-Петербурге и горстка энтузиастов в Вятке, Екатеринбурге, Перми, Самаре. Даже очень благополучные танцевальные тренеры Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов готовят в своём Делавэре к победам российских, а деньги зарабатывают на иностранных спортсменах. Другие тренеры читают доклады на семинарах или преподают в летних тренировочных лагерях, используя своих российских учеников в качестве наглядного пособия и давая им тем самым возможность покататься на хорошем льду. В награду Федератор фигурного катания всея Руси милостиво соглашается послать цветы, щедро политые потом и слезами плохо оплачиваемых тренеров, на международные соревнования и получить от начальства славу умелого руководителя, а от спортсменов - положенные за такое руководство проценты. Время от времени Валентин Николаевич совершает поездки по остаткам провинциальных школ, скупо раздавая деньги и щедро - ценные указания. Это, пожалуй, и вся его деятельность в постсоветский период.

В конце ленинградского периода Санкт-Петербурга в нём родилось великолепное мужское одиночное катание. "Отец" этого катания, вырастивший Алексея Урманова, Олега Татаурова, Алексея Ягудина и Евгения Плющенко Алексей Мишин долгие годы советского времени был невыездным из-за того, что президент Федерации фигурного катания СССР Мишина не любил. Покидать пределы Советского Союза и обмениваться опытом с ведущими тренерами мира Мишин начал только тогда, когда вопрос о характеристике на выезд уже не решался в кулуарах федерации. Тогда же его спортсмены стали завоёвывать медали. В этом году единственный приличный каток Санкт-Петербурга, "Юбилейный", закроется на длительный ремонт, и найти лёд, подходящий для фигуристов, будет очень сложно.

В Москве осталось только два известных тренера одиночников: Виктор и Марина Кудрявцевы, давшие советскому и российскому спорту немало чемпионов и призёров. На мастерство чемпионки Европы Марии Бутырской Елена Чайковская навела разве что лоск и блеск, примерно то же дала олимпийскому чемпиону Илье Кулику Татьяна Тарасова, но оба спортсмена - многолетние воспитанники Виктора Кудрявцева, как и его отличная юниорка Виктория Волчкова. Даже потерявшая мастерство из-за своих женских проблем последняя чемпионка СССР Юлия Воробьёва, выступавшая за Азербайджан, обязана своми прекрасными вращениями и пируэтами Виктору Кудрявцеву. Марина Кудрявцева блистает на международном льду целой группой учеников: "азербайджанцем" Игорем Пашкевичем, чемпионкой мира среди юниоров россиянкой Юлией Солдатовой, чемпионкой Австрии Юлией Лаутовой и восемнадцатилетней звёздочкой, "матрёшкой" Еленой Соколовой, с первого захода на Олимпиаду завоевавшей седьмое место. Но с тех пор, как Кудрявцев открыто выступил против Писеева, его фамилия попала в чёрный список серого президента и, сколько бы рекордов ни ставили ученики Кудрявцева или его жены, тренерского будущего у семьи в России нет.

Что же всё-таки делает для развития фигурного катания России президент её федерации? На этот вопрос есть только один ответ - стрижёт купоны. Как присваивал Писеев заслуги своих подчинённых в советские времена себе, так делает это и по сей день. Как усложнял жизнь большинству тренеров, так продолжает усложнять её как может и где может. А может он, к сожалению, до сих пор часто и почти везде, ведь вопрос о составе сборной России на тех или иных международных соревнованиях Писеев решает вне зависимости от реальных шансов любимого или нелюбимого спортсмена, далеко не всегда считаясь со мнением Совета своей федерации и собственных вице-проезидентов. Например, после первенства Европы 1996 года, где Игорь Пашкевич стал его серебряным призёром, а Мария Бутырская - бронзовым, он прямо в Софии заявил, что не возьмёт ни того, ни другую на чемпионат мира в Эдмонтон не возьмёт как не перспективных. Нервная Маша рыдала в самолёте по дороге из Софии в Москву, переживала и позже, так что когда её всё-таки как бы из милости взяли в Канаду, не сумела справиться с нервами и стала только четвёртой. А Игорь Пашкевич и вообще ушёл под флаг Азербайджана. Кстати, и в этом году Писеев вполне может не послать двадцатипятилетнюю Марию Бутырскую, четвёртую в Нагано, на чемпионат мира в Миннеаполис "по старости".

А как обстоят дела с более молодыми? Побывавшая на чемпионате России 1998 года в Москве молодая немецкая журналистка Татьяна Фладе писала, что судьи буквально спустили на четвёртое место Александра Абта, хотя его катание было едва ли не лучшим изо всего, что она видела на льду Сокольников. Отчего? Видимо, оттого, что тренер Абта, Рафаэль Арутюнян, не обладает в писеевских глазах достаточным авторитетом. В последний момент, когда выяснилось, что Илья Кулик на чемпионат Европы не поедет, Александру Абту милостиво дозволили поскрести вместо него итальянский лёд своими коньками. Тот приехал - и стал третьим, показав прекрасный мощный стиль истинно мужского катания. Будь Александр подготовлен к возможному участию в чемпионате Европы заранее - кто знает, на какую ступень пьедестала почёта удалось бы ему подняться уже в Милане. Но Абт вряд ли согласится быть вечно четвёртым в российской фигурной иерархии и ждать милости от Писеева: имея немецкого деда, он может выступать под флагом, состоящим из трёх полос другой расцветки.

В январе этого года на чемпионате Европы в Милане один из старейших тренеров России ответил на вопрос иностранного корреспондента о количестве фигуристов всех уровней в России так: в 10, если не в 100 раз меньше, чем было раньше дома и чем есть сейчас в США. В этом - прямая вина Валентина Писеева, начальника всероссийского фигурного катания, ибо кто, как не он, обязан заботиться о популярности своего вида спорта и постоянному росту его участников?

Из девяти медалистов Нагано пятеро тренируются в США. Откуда же взяться молодой поросли, если главные цветники разбиты на чужих клумбах? Ирина Роднина когда-то хотела стать такой, как Людмила Белоусова, потом целые поколения равнялись на саму Роднину, Людмилу Пахомову с Александром Горшковым, Владимира Ковалёва или Елену Водорезову. Даже сегодня в танцевальной паре Анна Семенович - Владимир Фёдоров партнёр "работает под Пономаренко". А кто будет служить живым примером на льду тем, кого в первый раз ведут на каток сегодня или поведут завтра? Да и поведут ли вообще, не имея "идолов и кумиров"? На кого им равняться на этом катке, на кого стараться стать похожими?

Российское фигурное катание насчитывает более чем столетнюю историю, но, если над президентом его Федерации срочно не установят строгий контроль, этот исключительно красивый и изящный вид спорта может умереть вместе с ним, если не раньше. Сегодня многие ждут, что будет в России "после Ельцина". Выживет ли в ней фигурное катание после Писеева? Сумеют ли золотые одуванчики молодых талантов пробиться сквозь асфальт, разлитый президентом их федерации? Кто выйдет на старт Белых Олимпиад 2006 и 2010 года?

PS: предвижу, что после выхода в свет этого материала Писеев опять будет при любом неудобном случае называть меня негодяем, мерзавцем, грязной личностью и еврейским журналистом, хотя живу я в Германии и пишу свои статьи по-русски и по-немецки. Последнее, возможно, даже не потому, что он считает наиболее подходящим местом для евреев пепельницу. Просто люди его типа определяют принадлежность человека к науке или культуре пятым параграфом советского паспорта - от которого я, кстати, избавился ещё в 1971 году, получив взамен немецкий. Зоологи утверждают, что собака попадает под машину только из-за того, что воспринимает окружающий мир на уровне собственного роста, поэтому мне на Писеева обижаться не след: в его глазах я нахожусь в приличной компании, где-то между немецким поэтом Генрихом Гейне и русским политиком Владимиром Жириновским.



"Спорт-калейдоскоп" № 4, март 1998

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top