СКАЗКА КРЫЛОВА

Впервые Анжелика Крылова появилась на "взрослом" международном льду, если мне не изменяет память, осенью 1992 года в немецком Гельзенкирхене, на "Кубке наций на льду" в паре с Владимиром Фёдоровым и сразу же бросилась в глаза журналистам и фотографам той загадочной красотой, которая получается только в результате смешения рас, когда Восток встречается с Западом. Спортсмены выиграли соревнования в танцах на льду, и на пресс-конференции фотографы без устали щёлкали затворами своих аппаратов, пытаясь запечатлеть на плёнке очарование миндалевидных глаз прекрасной Анжелики и её улыбку, в ту пору ещё открытую и искреннюю.

Уже через пару месяцев, на чемпионате Европы в Хельсинки, Крылова и Фёдоров заняли очень почётное для новичков четвёртое место, уступив только своим старшим товарищам по сборной из команды Дубовой Майе Усовой - Александру Жулину и Оксане Грищук - Евгению Платову да любимцам финской публики Сюзанне Рахкамо и Петри Кокко. Если бы на том чемпионате существовал приз симпатий, он непременно достался бы двадцатилетней Анжелике, которая для большинства журналистов олицетворяла собой Россию - страну, где в тесном объятии навсегда слились Европа с Азией.

К сожалению, идеалом Владимира Фёдорова в ту пору был Сергей Пономаренко, которому Володя пытался подражать даже в одежде и причёске, а этот имидж не совсем подходил Анжелике. Помню, я писал в репортаже из Хельсинки для "Советского спорта", что желал бы Анжелике другого "короля". Тогда же и была задумана статья под условным названием "Сказка Крылова", но из-за смены редактора газеты до её опубликования дело не дошло.

Хотя в марте того же 1993 года на чемпионате мира в Праге Крыловой и Фёдорову удалось потеснить финнов и завоевать бронзовую медаль, вопрос о смене "короля", видимо, запал в душу тренеру Анжелики Наталье Линичук. Вскоре после того, как на чемпионате Европы 1994 года в Копенгагене пара стала только шестой, Линичук занялась обработкой потенциального партнёра. Не знаю, что именно она посулила Олегу Овсянникову, мирно катавшемуся до тех пор с Еленой Кустаровой, но на чемпионат Европы в Дортмунд в январе 1995 года Анжелика приехала уже с ним, где новая пара вновь заняла третье место, но на сей раз пропустив вперёд финнов и французов, которых никоим образом не считала лучше себя.

С блондином Овсянниковым Крылова стала смотреться лучше, чем с шатеном Фёдоровым. Новый дуэт быстро завоевал популярность, и, казалось, ничто не может помешать им стать чемпионами Европы, а затем и мира и, наконец, Олимпийских Игр 1998 года в японском Нагано. Того же мнения была и Линичук, которая в 1994 году оказалась тренером олимпийских чемпионов Грищук и Платова, переманенных от Дубовой, а теперь хотела повторить свой успех уже с другой парой. Для престижа Линичук олимпийская победа Крыловой и Овсянникова даже более важна, чем для самих спортсменов, так как в этом случае она смогла бы, наконец, доказать миру собственную причастность к подготовке чемпионов и, что главное, собственный талант тренера. Ради этого она пошла на резкий конфликт с уже сделавшими для неё своё дело Оксаной Грищук и Евгением Платовым, пытаясь почти насильно выгнать их в профессионалы.

Всё это не могла не сказаться на настроении спортсменов, и в лагере Линичук начался раскол на "любимчиков" и "врагов". Отношения между парами стали портиться, а вместе с ними и характер Анжелики. Уже в Софии и Эдмонтоне в 1996 году от неё веяло холодом, как ото льда, на котором она каталась.

Первый из последних решительных боёв между соперничающими парами состоялся в январе 1997 года в Париже на чемпионате Европы. К тому времени Грищук и Платов, поняв, что от Линичук им ждать нечего, перешли к Татьяне Тарасовой - талантливому, творческому тренеру, которая будет готовить их ко второй олимпийской победе. Фигуристы пытаются получить звание, которого до них ещё никто не имел: двукратных олимпийских чемпионов в танцах на льду.

Уже вошедший в историю парижский триумф соперников - двенадцать "шестёрок" - показал Анжелике и Олегу, что время их побед ещё не наступило, хотя в затылок им уже дышат и партнёры по группе Ирина Лобачёва - Илья Авербух, и канадцы Борн - Краатц, и обе французские пары Мониотт - Лаванши и Анисина - Пейзера, и американцы Пансалэн - Суоллоу - ученики бывшего советского танцора Игоря Шпильбанда.

Произвольная программа Крыловой и Овсянникова - "Маскарад" Арама Хачатуряна - хороша, но производит впечатление скучноватого, затянутого танца, особенно в сравнении с "Арабским танцем" Грищук и Платова. Уже не в первый раз Линичук подводит отсутствие вкуса: к сезону 1994 года она пыталась дать рок-н-ролл не Грищук и Платову, а Крыловой и Овсянникову, которым он совсем не подходил, а теперь проглядела великолепную возможность предоставить своей паре блеснуть в таком выигрышном танце, как арабский. Анжелика выглядит как Шехерезада, поэтому в костюме наложницы она смотрелась бы ещё лучше Оксаны.

По традиции, в танцах на льду олимпийскими чемпионами становятся те, кто в предыдущем году завоевал титул чемпионов мира. Поэтому Лозанна как бы расставит спортсменов по их будущим местам, и Анжелике с Олегом будет очень трудно убедить судей в том, что первые они, а не их соперники. Что же мешает Анжелике и Олегу победить? В первую очередь, их катание. Внешне они выглядят эффектнее Грищук и Платова, и я считаю их самой элегантной танцевальной парой от макушки до щиколоток. К сожалению, коньки начинаются ниже, а техника катания у соперников выше - школа Дубовой не зря считается одной из лучших. Мало способная на выдумку, начисто лишённая фантазии Линичук может научить только тому, что сама в своё время набралась у Елены Чайковской. А поскольку техника катания и у самой пары Линичук - Карпоносов прихрамывала на обе ноги, им нечем особенно поделиться со своими учениками.

Из-за недостаточного роста Геннадия Карпоносова Чайковская когда-то была вынуждена заставить Наталью кататься "присев", на согнутой в колене ноге, и такому же катанию учит свои пары Линичук, не обращая внимания на рост партнёров.

Ещё один недостаток Анжелики - неумение вести себя, тоже явно унаследованный от тренера. Взять хотя бы жеребьёвку в Париже, когда Лика, узнав, что в судейскую бригаду не попала лучшая подруга Линичук Майра Абасова, тут же, на виду у всей прессы, кинулась к ней со слезами сожаления. Она даже не подумала, что судья уже по должности обязана быть беспристрастной и что своим поступком бросает тень на объективность Абасовой.

Судя по всему, у Анжелики нелёгкий характер, который, как и у её тренера, нередко выплёскивается наружу в самое неподходящее время. Правда, у Линичук он стал заметен позже, уже в тренерские времена. В Париже зоркие фотографы подметили, что улыбка Крыловой во время катания выглядит неживой, как бы надетой или приклеенной - Нежная Королева превратилась в Снежную. Шутя они даже жаловались, что от этой застывшей улыбки замерзает плёнка высокой чувствительности - та самая плёнка, которая плавится при съёмках Оксаны Грищук.

Жаль фигуристку, которая приобретает мастерство, но при этом теряет симпатии. Будет ещё более жаль, если она проиграет только из-за этого. Но больше всего жаль, что сказка Крылова, которую мы очень любим, превращается в басню.



"Спортивная панорама" ( Минск) 01.03.1997

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top