ИНШ АЛЛА

"Инш Алла" - одно и самых известных мусульманских выражений, означающее в переводе на русский язык "Если будет на то воля Аллаха".

Я писал портрет своей героини не со злорадством, а с сожалением. Собирая материал, мне безо всякого удовольствия пришлось выслушать массу неприятных подробностей о женщине, милая внешность которой, как оказалось, скрывает её истинное лицо, показанное в этой статье. Но такова уж судьба критика, работа которого в чём-то схожа с автоинспекторской: нарушителям правил необходимо вручать штрафную квитанцию, иначе, уверенные в своей безнаказанности, они буду представлять ещё большую угрозу для тех, кто вынужден ехать с ними одной дорогой. Я всегда считал своей задачей информировать читателя обо всём, что происходит за кулисами большого спорта, обычно невидимое постороннему глазу. И если отражение в зеркале кому-то показалось кривым, вглядитесь получше в само лицо.

Когда-то уральский город Екатеринбург назывался Свердловском и в нём очень любили зимние виды спорта. Особенно скоростной бег на коньках и так называемый "русский" хоккей. В те, к сожалению, уже далёкие годы команда по хоккею с мячом СКА (Свердловск) была одной из лучших в стране, и имена Валентина Атаманычева, Николая Дуракова, Александра Измоденова, Михаила Осинцева, Валентина Хардина и Виктора Шеховцова были известны любителям этого вида спорта далеко за пределами Урала. Неоднократные чемпионы страны, в составе сборной СССР они были и многократными чемпионами мира. В перерывах между сезонами хоккеисты, как, впрочем, и другие спортсмены и не-спортсмены, женились и обзаводились детьми. Не обошла стороной эта радость и легендарного защитника СКА (Свердловск) Виктора Шеховцова. В один из солнечных дней 1964 года в его семье появился долгожданный первенец - дочка Аллочка. Может быть, оттого, что папа слишком много времени провёл на холоде, девочка родилась ледышкой, которая уже с раннего счастливого детства твёрдо знала, чего хочет. А желаний у неё было три: деньги, власть и известность.

В соответствии с тогдашней модой Аллочку отдали заниматься фигурным катанием. Девочка проявила определённые способности, за которые была взята в спортивную школу-интернат и "профилирована" в танцы на льду. Тренировала её довольно известная фигуристка Любовь Фомичёва, незадолго до этого выступавшая в танцевальной паре с Олегом Эпштейном. Правда, через некоторое время Фомичёва вышла замуж и переехала в Харьков, поэтому наставником Алла стал тогда ещё сравнительно молодой патриарх уральского фигурного катания Игорь Ксенофонтов, чей нынешний список учеников мог бы составить честь любой мировой школе ледовых искусств.

Танцевальная пара Алла Шеховцова - Сергей Жирнов в 1979 и 1980 годах дважды выигрывала личные первенства РСФСР и даже была седьмой на чемпионате СССР - если не ошибаюсь, 1979 года в Харькове. Вскоре после этого Жирнов ушёл со льда, а Алла попытала было счастья с Андреем Ингодовым и Вячеславом Кузичевым, но с этими партнёрами далеко не уехала и к сезону 1983 года карьеру фигуристки закончила.

Между тем, шли годы. Миленькая девочка стала стройной девицей, умненькая школьница - даровитой студенткой с холодным умом и ледяным сердцем. Шеховцова закончила СИНХ - Свердловский институт народного хозяйства, где её мать служила доцентом, и стала специалисткой по управлению производством. Эта специальность очень пригодилась ей в дальнейшей жизни. Правда, в народное хозяйство она не пошла ни сразу же после окончания института, ни позже. А пошла Алла Викторовна работать в "свою" 11-ю СДЮСШОР по фигурному катанию города Свердловска к уже известному нам Игорю Борисовичу Ксенофонтову. "Ксен" выделил молодой тренерше группу, с которой Шеховцова приступила к примерке будущих лавровых венков. Она знала, что умные тренеры ездят за границу на международные состязания чаще, чем средние актрисы на зарубежные гастроли, вследствие чего рассматривала эту работу как очередной шаг к личному Светлому Будущему.

Трудно сказать, сумела ли бы Алла Шеховцова добиться успеха на тренерском поприще. Может, ей когда-нибудь и удалось бы довести какую-то танцевальную пару до уровня выступлений на большом льду и выехать с ней на первенство Европы или мира. Но судьба приняла иное решение: в Свердловск из ныне зарубежного Днепропетровска вернулся Олег Эпштейн. Хотя у Ксенофонтова нашлась группа танцоров и для него, Эпштейн, уже тогда считавший себя тренером более высокого уровня, нежели ученица его бывшей партнёрши, не обладал ни сахарным характером, ни медовыми устами и начал, что называется, "доставать" коллегу по школе, углядывая в её глазах даже самые малозаметные соринки.

Тут, однако, Эпштейну пришлось на собственном опыте убедиться, что и Шеховцова получила свой характер отнюдь не у ангелов. Возник конфликт, при котором кто-то из них должен был уйти. Но мудрый миротворец Ксенофонтов, будучи от рождения, как я уже упоминал, Игорем, сумел найти соломоново решение. Он помог Алле Викторовне перейти из тренеров в судьи - ведь она, став в 1979 году мастером спорта, автоматически получила и звание судьи республиканской категории.

Так щуку бросили в реку - то есть, нашу героиню в стихию, необходимую ей для дальнейшего роста. Начался следующий этап восхождения Ледяной Принцессы к вершине Исполнения Трёх Желаний. Примерно тогда же, в середине восьмидесятых годов, Шеховцова подобрала себе суженого и вышла за него замуж. Фамилия у супруга была маршальская - Конев, но он, в отличие от своего известного однофамильца, был всего лишь моряком. Несмотря на роскошную свадьбу в одном из самых шикарных кафе Свердловска, брак оказался с брачком. Когда через несколько месяцев муженёк вразвалочку сошёл на берег, молодая жена пропела ему куплет из когда-то очень популярного фильма "Человек-амфибия": "Эй, моряк! Ты слишком долго плавал, я тебя успела позабыть! Мне теперь морской по нраву дьявол, его хочу любить!.." В это время она уже действительно хотела любить дьявола, хотя с моряком развелась приличия ради только спустя года полтора после свадьбы. Многих подруг Аллы удивил не столько развод, сколько сам брак, ибо ещё в интернате она была уверена, что выходить замуж следует выходить только по расчёту.

Судья Конева начала ездить по разным соревнованиям и республикам, набирая необходимый стаж для получения сначала всесоюзной, а затем и международной категории, ведь только международная могла дать ей возможность судить и рядить за рубежами в ту пору ещё необъятной Родины. Попутно Алла Викторовна проводила осмотр объектов, которыми смогла бы воспользоваться как ступенями для ускорения долгого подъёма по отвесной стене карьеры, усеянной когтями и зубами многочисленных конкурентов и конкурентов.

Я уже писал, что при её рождении ангелы не пожелали выделить девочке один из своих ангельских характеров. Видимо, сжалившись над родителями, Бог послал ребёнку шустрого ангела-хранителя, которому поручил расчищать путь своей подопечной в Светлое Будущее. И вот где-то в Прибалтике, которая уже тогда была нерусской, но ещё не была несоветской, ангел указал Алле даже не на ступеньку для очередного шага вверх, а на целый трамплин. Трамплин, правда, не блистал ни красотой, ни большим умом, ни интеллектом, ни хорошими манерами, да и был всего на пять лет моложе папы Вити, зато служил Главным Начальником фигурного катания СССР. К слабому полу дальний потомок коновода Золотой Орды издавна имел сильную слабость, поэтому с наскоку "клюнул" на молодую, симпатичную провинциалку, приняв медную блесну за золотую рыбку. Завязался военно-половой роман, в результате которого нечаянный жених для сохранения своего служебного положения был вынужден принести в жертву семейное, а разборчивая невеста позволила себе оказаться в интересном.

В придачу к обручальному кольцу новая супруга Президента Федерации фигурного катания на коньках СССР получила московскую прописку, сына Стасика и реальный шанс стать Первой Леди советского фигурного катания. Правда, на этом поприще Алла Викторовна едва было не разделила судьбу другой Первой Леди, Раисы Максимовны, ибо как раз в это время СССР, говоря языком зимних видов спорта, "откинул коньки", и вместе с советским президентом оказался не у дел и фигурный.

Однако, в отличие от утописта Михаила Сергеевича Горбачёва, до сих пор так и не нашедшего себе кабинета по вкусу супруги, реалист Валентин Николаевич Писеев немедленно положил чёрный глаз на поднявшееся до государственного уровня кресло президента Федерации фигурного катания РСФСР, которое сумел занять, выпихнув из него своего же бывшего ставленника Сергея Куника. А Алла Викторовна очень скоро стала судьёй международной категории, вернувшись во втором браке к фамилии Шеховцова, ибо фамилия нового мужа не пользовалась популярностью ни в Международном союзе конькобежцев ISU, ни в ближнем, ни в дальнем Зарубежье - не говоря уже о России, где тот, воспользовавшись наступившим бесконтрольем, быстро сменил тесноватый мундир партийно-государственного приспортивного чиновника на более привычный кафтан Чингиз-Хама.

В отличие от благоверного, подверженного регулярным приступам известного российского недуга и по части лингвистики хорошо владеющего только руководящим диалектом советского языка, Алла Викторовна неплохо говорит по-английски, умеет вести себя в обществе и может произвести впечатление даже на иностранцев. Полагаю, что на следующем этапе своего восхождения она будет искать себе место в структурах правления ISU. Я не очень удивлюсь, если уже на одном из ближайших конгрессов ISU Шеховцову попытаются ввести в технический комитет по танцам на место бывшего олимпийского чемпиона бесхарактерного Александра Горшкова, чья неспособность защищать чьи бы то ни было интересы, кроме собственных, не устраивает ни Писеева, ни его многочисленных противников из числа тренеров и фигуристов старшего поколения.

Медленно, но верно госпожа Президентша вживается в роль Снежной Королевы российского фигурного катания. Сохранив за собой на всякий случай места и тренера, и судьи (что категорически запрещается правилами ISU) и заставив супруга смириться с мыслью, что она отдала ему свою молодость не только за право быть кормящей матерью, любящей женой, дачницей и "садисткой", Алла Викторовна начала с того, что наложила наманикюренную ручку на всю "свою" вотчину - танцы на льду. Серьёзное сопротивление она встретила только со стороны Натальи Линичук, ибо другая Наталья - Дубова - вовремя сдала позиции и отошла на заранее подготовленный рубеж американского захолустья. Линичук попыталась было по привычке звякнуть олимпийской медалью, но поняла бесперспективность борьбы косы с камнем с позиции косы и временно втянула когти, убравшись вслед за Дубовой тоже куда-то в глубь страны Жёлтого Дьявола.

Следующим шагом Шеховцовой стало расширение сферы своего влияния на остальные виды фигурного катания. Как мне с просьбой ни в коем случае не сообщать их имён рассказывают недовольные, но зависимые от Писеева функционеры Федерации, дряхлеющий президент не принимает ни одного решения без согласия молодой супруги. А сама супруга уже позволяет себе не по-женски грубо давить на судей Ближнего Зарубежья во время международных состязаний примерно такими словами: "Или первое (в зависимости от соревнований и участников это может быть второе, третье, но не далее четвёртого) место моей паре, или мы тебя уничтожим!"

Видимо, если всё и дальше будет развиваться по этой давно знакомой схеме, то и тренерам, и судьям, и даже функционерам Российского фигурного катания придётся учить Коран и перед каждым выездом на международные турниры, каждым составлением списков сборных команд, каждой очередной аттестацией и каждым получением коньков или другой экипировки повторять мусульманское заклинание "Инш Алла". Если будет на то воля Аллы.



"Спортивная панорама" (Минск) 09.09.1995

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top