ДЕТСКИЕ ШАЛОСТИ В СПАЛЬНЯХ ЛЕДОВОГО ДОМА

Вот уже около полугода западногерманское фигурное катание трясёт, как в кузове трёхтонки на дорогах российской глубинки, и любители "клубнички" смакуют каждую ягодку, вытащенную из помойки и любовно обсосанную спортивными комментаторами полутора десятков государственных и частных телевизионных каналов ФРГ.

Фабула этого небольшого, но очень растянувшего скандала проста как мычание: немецкая фигуристка Надин Пфлаум обвинила своего тренера Карела Файфра в том, что он, поселившись на сборах вместе с девушкой на одной квартире, постоянно приставал к ней: лапал за девичьи груди, лазал грязной рукой в её чистые трусы и нахально предлагал то, что на языке юристов именуется вступлением в половую связь. Правда, унижения не мешали Надинке продолжать жить с тем же тренером в той же квартире до конца сборов. Да и к адвокату обратилась не столько сама "жертва вечерняя", сколько её родители, предварительно загнав за большие деньги бульварной прессе кучу подробностей и сплетен из жизни тренера со своими воспитанницами.

Тевтонские рыцари пера немедленно раздули использованный шарик информации до размеров цеппелина. В Германии, кажется, не осталось ни одной спортивной телепередачи, в которой не побывали бы адвокаты и добровольные защитники залапанной, хотя вроде бы и не порушенной девичьей чести Надин Пфлауме. Даже кое-кто из бывших учеников Карела Файфра, которых он многолетним трудом вывел на уровень европейских и мировых первенств, не удержался от соблазна лягнуть падающего учителя-мучителя своим уже безконёчным* копытом. При этом наиболее старательно лили на Файфра грязь те, кто лишь за пару месяцев до этого считал для себя честью поработать его ассистентом.

Что же это за история с Карелом Файфром и что происходит в тот момент, когда спортсменки (и спортсмены) снимают с себя не только коньки, но и исподнее в непосредственной близости от тренеров противоположного пола? Какие контакты возникают между ними и можно ли считать Карела Файфра единственным, кто посягнул на самые глубины интимной сферы своей подопечной?

Конечно же, нет. Прежде всего, разжалованный из Карела в карлики и отстранённый от тренерской работы Файфр начисто отрицает факт "сексуальных притязаний". Попытки "атакующей" стороны обвинить его в подобных же приставаниях к предшественницам Надин Пфлаум закончились ничем: ни одна из них эти факты не подтвердила. Единственное, что пока удалось сделать адвокату Пфлаум - обвинить Файфра в чересчур жёстких методах тренировки. Но в жёстких методы можно было бы обвинять большинство тренеров во всех видах спорта, и к сексу они никакого отношения не имеют.

На самом деле проблема отношений между тренерами и их воспитанниками гораздо сложнее. Подающий надежды подросток, переходя в спорт высоких достижений, живёт почти казарменной жизнью и проводит с товарищами по команде и наставником гораздо больше времени, чем с родителями или друзьями. В результате этого у него вместе с чувством принадлежности к определённой элите общества создаётся и замкнутый микромир, в центре которого чаще всего находится тренер как олицетворение твёрдого, руководящего начала - своего рода эрзац-бог и эрзац-родитель. Со временем восхищение тренером как человеком, всё умеющим и могущим всему научить, переходит в обожание, которое подросток с наступлением половой зрелости зачастую принимает за любовь.

Очень часто это заметно у девочек, так как обычная для современных семей нехватка внимания и любви со стороны вечно занятого отца усиливает их сексуальное влечение к его спортивному заменителю. Проблема эта тренерам прекрасно известна, и большинство из них уже давно научилось тактично разъяснять девчушкам, где кончается тренер и где начинается мужчина. Порой погасить первую любовь чрезвычайно трудно, ведь, войдя в состав сборной, спортсменка и тренер находятся вместе на сборах и соревнованиях так часто и так подолгу, что практически становятся тем, что даже пресса называет "дружной спортивной семьёй". Соблазн перевода отношений в семейные велик для обеих сторон и, если девушки умело используют момент для искушения далеко не святых Антониев, то не каждому мужику во цвете лет удаётся отказаться от свежего, юного соблазна. Да и границу между игрой в соблазн и приглашением "в койку" не охраняют ни солдаты, ни сторожевые собаки. Я вполне допускаю, что Карел Файфр мог и не устоять перед соблазном и даже активно поддаться на провокации.

Несколько иначе обстоят дела с мальчиками. Здесь инициаторами чаще выступают тренерши (как правило, женщины бальзаковского или постбальзаковского возраста, не удовлетворённые своими мужьями), которые ищут в юных дарованиях эликсир вечного поклонения и обожания. Да и секс с молодым, стойким атлетом представляется им законной наградой за их вклад в развитие его спортивного мастерства. Что же касается юношей, то сама возможность похвастаться в кругу сверстников, что он переспал с известной, заслуженной тренершей (извечное самоутверждение мужчин, идущее со времён матриархата: я её ..ал!" чудодейственно превращает наставницу, порой годящуюся ему по возрасту в матери, в Девушку Его Мечты.

В среде западных тренеров, однако, факты сожительства со своими воспитанниками почти неизвестны. Прежде всего, это объясняется тем, что сам базис отношений между ними складывается поначалу на чисто финансовой основе, ибо до включения в состав сборной уроки тренера оплачиваются родителями. Поэтому наставник, чьё благосостояние зависит в первую очередь от родительских денег, больше всего боится заполучить репутацию Дон-Жуана и вместе с ней потерять источник существования. Плюс к этому, ему известна падкость бульварной прессы на сенсации подобного рода, так что он стремится никоим образом не выходить за рамки официальных или максимум дружеских отношений со своими девочками или мальчиками.

Всемирно известные тренеры - такие, как, скажем, итальянец Карло Фасси - не берут в свою школу фигуристок, не выяснив заранее степень их для себя "опасности". Если, скажем, девушка склонна влюбляться в своих тренеров, Карло Фасси либо вообще отказывает ей в приёме, либо, если она, действительно, очень талантлива, отдаёт её в учение собственной супруге Кристе, тренеру той же школы. При этом Фасси, как и его коллеги, заранее исключает как возможность сексуальных атак со стороны экзальтированных девиц, так и опасность использования ими средств массовой информации в качестве инструмента для шантажа или мести за несложившуюся судьбу чемпионки.

Братья-славяне в этом отношении попроще, так как потолок нравственности у многих из них - увы! - находится лишь на один-два пальца выше пола. Если бы коммунистическая пресса раньше имела право сообщать о сексуальных отношениях между спортсменами и тренерами, ей бы хватило заполнить этой информацией все сто томов своих бульварных книжек. Правда, писать об этом, даже заменив все имена и начальные буквы фамилий на совсем другие, взятые с потолка или высосанные из пальца и ничего общего с настоящими именами не имеющие, и скучно, и противно. Ну что с того, что я напишу, что в теремке под вывеской Советский спорт сам чёрт сломал бы ногу, пытаясь разобраться, кто с кем живёт: Елена Ч. с Владимиром К (имена и начальные буквы фамилий, повторяю, изменены до неузнаваемости), Владимир К. с Кирой И. и едва ли не всеми фигуристками своей группы, Наталья Л. с Евгением П., та же Елена Ч. с другим Владимиром К. - имена и начальные буквы, подчёркиваю ещё раз, ни в коем случае не соответствуют действительности - для расследования всего этого нужно было бы создать ГУПС - Главное Управление Половых Связей Госкомспорта. Говорят, что мелкий боссяк фигурного катания Валентин П. и вообще переспал со всеми симпатичными и не очень судьихами и тренершами, да так, что на одной из последних даже вынужден был жениться.

Но секс среди тренеров и секс среди спортсменов - это, как говорится, сюжет для совсем другого рассказа. Да и что может дать постороннему читателю подобная информация, кроме чувства глубокого морального удовлетворения по поводу того, что в спальнях Ледового Дома царит та же мораль, что и повсюду?

Впрочем, суд над немецким тренером Карелом Файфром, сбежавшим в Германию из Чехословакии в 1968 году и тоже нашим славянским собратом, состоится где-то в ближайшем будущем, и я твёрдо обещаю читателю познакомить его со всеми без исключения подробностями этого безусловно интересного процесса.

* - безконёчный = без коньков!!



"Физкультурник Беларуси" 17.12.1994
"Адамово яблоко" № 1/1995 год

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top