ЧЁРНАЯ ФИГУРА НА ФОНЕ ГОЛУБОГО ЛЬДА

Начинается очередной зимний спортивный сезон, и один из его видов - фигурное катание - беспокоит меня более других. Ведь недавно в Федерации фигурного катания России произошли значительные изменения, сводящие на нет весь процесс возрождения этого прекрасного спорта.

В нарушение юридических и моральных законов и вопреки здравому смыслу, в кресло её президента был вновь посажен Валентин Писеев - функционер, начисто разваливший когда-то легендарную советскую школу фигурного катания на коньках и уцелевший только благодаря тому, что всегда умел услужить вышестоящим товарищам, для которых спортсмены были лишь неизбежным атрибутом собственных поездок за границу.

Голосовали за него в основном тренеры и функционеры из дальней российской провинции, хорошо помнящие, от кого именно зависели в старое недоброе время и повышения по службе, и поездки за границу, и, вообще, весь пакет льгот, которые только и способны были скрасить далеко не лёгкое бытие спортивного тренера. К тому же Валентин Николаевич заботился о своих "сыновьях и дочерях": одним подписывал внеочередные загранкомандировки, другим помогал бороться с имевшимся у них алкоголем, третьим заменял ходатая по делам, а кое-кому и друга в долгие одинокие ночи на сборах и спартакиадах. А кто-то поднял руку ЗА Писеева, а не НА него только потому, что просто не имел ни времени, ни желания ещё раз тащиться через всю страну на новую конференцию.

Плюсом "в копилку" Писеева стал и тот факт, что его соперник на выборах, нынешний президент Российской федерации Сергей Куник оказался человеком и без ораторского дарования, и без опыта ведения борьбы за голоса избирателей и, прямо скажем, без достаточного авторитета в тренерской среде. Стоило только "писеевцам" распустить ложный слух о том, что Куник находится чуть ли не на жалованье и уж, во всяком случае, под башмаком у тренера Натальи Дубовой, как судьба выборов практически была решена, так как Наталья Ильинична никогда не пользовалась всеобщей любовью - да, кстати, никогда её и не искала. И преодолеть "антидубовские" настроения толпы не удалось даже таким авторитетным противникам нового возвращения "старого партийца" с диктаторскими замашками, как Александру Горшкову, Андрею Миненкову, Михаилу Дрею, Алексею Мишину, Виктору Кудрявцеву, Владимиру Захарову. Как я уже говорил, от Куника ждать было нечего, а от Писеева верным слугам перепадал иногда хоть шерсти клок. Да и к старому ярму они уже притёрлись и приспособились...

Однако, несмотря на все способности организовывать собственные блага и врождённый дар интригана, Писеев вряд ли смог бы стать "героем моего романа", если бы из-за такой, в общем-то, довольно серой личности не покинули когда-то страну Людмила Белоусова и Олег Протопопов, позднее - Ирина Роднина, а нынешний список вынужденных из-за Писеева "сменить флаг" не числил в себе десятки тех, чьи имена ранее гордо приводились в красных строках победных реляций о торжестве советского спорта. Вот часть этого списка, любезно предоставленного в моё распоряжение одним из тех, кто теперь тоже пропагандирует российскую школу фигурного катания за рубежом:

1. Из-за не сложившихся отношений с Госкомспортом СССР и неправильной политикой спорткомитета (то есть Писеева и его покровителей) оставили работу тренеры сборной СССР Татьяна Тарасова, Елена Чайковская, Геннадий Аккерман, Татьяна Мишина, не совсем добровольно вышел на пенсию Игорь Москвин, работают большую часть года за рубежом Тамара Москвина и Алексей Мишин, был вынужден покинуть пост главного тренера сборной, а с ним и возможность как-то помогать фигурному катанию олимпийский чемпион Александр Горшков.

2. Из-за отсутствия реальных перспектив уехали за границу Ирина Роднина (США), Юрий Овчинников (США), Наталья Дубова (США), Сергей Четверухин (Канада), Марина Зуева (Канада), Эдуард Плинер и Александр Веденин (Австрия), Владимир Ковалёв и Нина Жук (Греция), Станислав Леонович и Ирина Люлякова (Франция), Владимир Капров (США), Александр Рожин (Хорватия) и ещё с десяток тренеров, менее известных широкой публике, но хорошо знакомых тем, кто внимательно изучал биографии советских чемпионов. Причём уехали они ещё ДО распада СССР, то есть - не от нужды или голода.

3. Висят, что называется, "между небом и землёй" опытнейшие тренеры Виктор и Марина Кудрявцевы и Владимир Захаров в Москве, Людмила и Николай Великовы в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге точит коньки фигуристам и зубы на старо-новое руководство (вместо того, чтобы "давать стране" хороших девочек-одиночек) знаменитый Игорь Ксенофонтов, время от времени выбираясь за Великую Китайскую стену; сидит без дела в ЦСКА (порой выезжая тренировать фигуристов соседней Финляндии) бывший тренер Елены Водорезовой Галина Василькевич, не уверены в завтрашнем дне судьи международной категории Михаил Дрей и Ирина Абсалямова, уже практически выброшенные из когорты российских судей.

4. Поставив "на Писеева" в надежде наконец-то избавиться от главной соперницы Натальи Дубовой и обеспечить новой службой супруга - Геннадия Карпоносова, но не совсем доверяя ему, на всякий случай укрепляет связи с Францией, Швейцарией и США Наталья Линичук, пока что готовя в Москве танцевальные пары для ближнего зарубежья и одиночниц - для дальнего.

Как видите, список достаточно внушительный и, на первый взгляд, кажущийся невероятным, но зоологи знают, что одна-единственная забравшаяся в вольер крыса может обратить в бегство целое стадо слонов. Кто же такой этот Валентин Николаевич Писеев - заслуженный тренер СССР, не подготовивший ни одного спортсмена на уровне хотя бы районного первенства, руководитель, разогнавший весь цвет фигурного катания страны?

Родился он в 1941 году. В пятидесятые годы жил в Москве, недалеко от СЮПа, на котором и началась его карьера фигуриста. Правда, довольно быстро сообразив, что выше второразрядного катальщика ему не подняться, Валя решил последовать мудрости Дж.Б. Шоу "Кто умеет - делает, кто не умеет - учит" и ещё юношей переквалифицировался в тренеры на том же СЮПе. Оттуда же пошёл учиться в ГЦОЛИФК искусству быть спортивным чиновником. Правда, учёба давалась ему нелегко, и зачёт по специализации Писеев сумел после многих попыток сдать только с помощью преподавательницы Ирины Абсалямовой, с которой Валентин Николаевич до сих пор расплачивается за тогдашнюю помощь самой чёрной неблагодарностью.

Но начальству он умел угодить ещё сызмальства. Поэтому, когда старший тренер СЮПа Виктор Рыжкин решил уйти в модные тогда спортивные танцы на льду, его пост достался многообещавшему студенту отделения фигурного катания ГЦОЛИФКа Валентину Писееву. Тут недоучка показал, что называется, "класс работы" и в сравнительно короткий срок превратил Стадион юных пионеров в своего рода "дворянское гнездо", переманив к себе для начала таких начинающих фигуристов, как Слава Жигалин (сын министра тяжёлого машиностроения), Галя Жаркова (папа - большая шишка в партгосконтроле) и т.п. Пробовали силы на СЮПе также дети и внуки Мазурова, Соломенцева, Гришина и многих других политбюрократов. Тогда же на СЮПе была создана и группа сеньоров под покровительством заместителя Косыгина Николая Тихонова. Так что солидную поддержку Писеев берёг, что называется, смолоду, как иные - честь. Правда, давал он возможность тренироваться и наиболее талантливым детям "гегемона", среди которых оказался и будущий чемпион мира Вовик Ковалёв - шофёрский сын, а ныне греческий тренер. Кстати, именно за счёт Владимира Ковалёва, выданного за своего ученика, Писеев сумел выбить для себя звание заслуженного тренера СССР, наградив того за молчаливое согласие званием заслуженного мастера спорта СССР дважды.

Первым его появлением на всесоюзном льду в качестве "боссика" можно считать чемпионат Москвы 1958 года в Лужниках. Семнадцатилетний "судья при участниках", а попросту говоря, надзиратель за спортсменами впервые попытался тогда придать металлическое звучание своему писклявому голосу. Для большинства тренеров этот "хрен в чёрном драповом пальто", как в те дни прозвали будущего хозяина советского фигурного катания, был не более чем шутом гороховым, и никому из них он не забыл и не простил потом ни одной насмешки над собой. На службу в Спорткомитет Писеев попал в 1967 году и сразу же, заручившись поддержкой Бориса Анохина и став ответственным секретарём Федерации фигурного катания СССР, начал потихоньку подминать фигурное катание "под себя". Для этого ему пришлось заключить рекомендованный Анохиным "союз Меча и Орала" со Станиславом Жуком, и эти два сапога составили пару, вытоптавшую много побегов молодой поросли советских фигуристов. На пару они выжили из любительского спорта Людмилу Белоусову и Олега Протопопова; затем, охраняя пару Роднина - Зайцев, Писеев помешал становлению пары Смирнова - Уланов, а когда Роднина и Зайцев рассорились с Жуком и ушли от него к Татьяне Тарасовой, попытался противопоставить им новых любимцев Станислава Алексеевича, пару Марина Черкасова - Сергей Шахрай, закрутив интригу уже на уровне Международного союза конькобежцев - ИСУ, в техком по фигурному катанию которого был внедрён в 1975 году за успехи советского фигурного катания, достигнутые, однако, вопреки его усилиям мешать работе неугодных тренеров. Писеев прошёл набегом по городам и весям Советского Союза, переманивая в Москву всех способных и уже подготовленных к международным соревнованиям фигуристов. Так, забрав в ЦСКА пары Пестова - Леонович и Першина - Акбаров, они с Жуком уничтожили парное катание в Свердловске, затем одиночное - в Казани и многих других городах.

Уже тогда было предпринято несколько попыток остановить эту пару ледоколов. Первыми против тандема Жук-Писеев выступили старший тренер сборной Вячеслав Зайцев и тренер Спорткомитета СССР Марина Гришина, пришедшие в Спорткомитет вместе с Писеевым. В "Комсомольской правде" было опубликована разгромная статья Михаила Блатина, под которой подписались многие тренеры и судьи. Но, призвав на помощь все свои связи на Старой и Лубянской площадях, Писеев сумел не только удержаться, но и подняться до уровня верховного главнокомандующего советским фигурным катанием. А статья в "Комсомолке" оказалась для многих "подписантов" смертным приговором, так как за счёт разгрома провинциальных школ Писееву удалось укрепить позиции не только свои, но и своих приспешников. Это было очень просто сделать, стоило только в графе "тренер" вместо того, кто действительно работал с этими чемпионами или призёрами, поставить фамилию верноподданного столичного вассала. А для того, чтобы с мест не раздавалось слишком громких протестов, Писеев повсюду понаставил нужных людишек, которых то и дело награждал загранпоездками или другими подачками. В своих поездках по стране Валентин Николаевич никогда не забывал нанести визит местным партийным вождям с целью укрепить собственное влияние "человека из центра" в провинции. Он до сих пор гордится своим знакомством с Егором Кузьмичом Лигачёвым, которого считает "крепким хозяином, не чета Ельцину", хотя за собственное кресло готов продать душу и тело любому правительству.

"Непотопляемого Валентина" несколько раз снимали с фигурного катания, но покровители неизменно возвращали его в насиженное кресло. Убрать из Спорткомитета Вячеслава Зайцева и Марину Гришину помог Писееву его тогдашний руководитель Борис Анохин, поэтому следующие годы Писеев посвятил выживанию самого Анохина, дабы не оставлять в комитете свидетелей своего позора. В 1980 году не без давления со стороны тогдашней королевы парного катания Ирины Родниной председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов отстранил Валентина Писеева от руководством фигурным катанием. Его поставили заведовать санным спортом, о котором он не имел вообще никакого понятия и из-за которого чуть было не попал в тюрьму в 1982 году, когда на Спартакиаде народов СССР в Красноярске на трассе произошло две аварии со смертельным исходом, а главный саночник страны в это самое время в очередной раз пытался одолеть "зелёного змия". За эти и другие "подвиги" его с треском вышибли из отдела санного и бобслейного спорта и до 1984 года он сидел в Госкомспорте, что называется, "ниже травы, трезвее воды", выжидая своего часа.

Час этот настал в 1984 году, с приходом на место председателя Госкомспорта СССР Марата Грамова. Поставленному на "писеевское" место Ириной Родниной её тогдашнему партнёру по льду и быту Александру Зайцеву пришлось стать руководителем на таком уровне, до которого от в то время ещё не дорос. Он явно не справлялся со своей задачей, хотя и не мешал расти мощной плеяде тренеров и фигуристов, поднявшихся в эти четыре "бесписеевских" года. Это были как раз те годы, когда мир рукоплескал ученикам Татьяны Тарасовой, Елены Чайковской, Тамары и Игоря Москвиных, Владимира Ковалёва, Виктора Кудрявцева, Эдуарда Плинера, когда знатоки предсказывали большое спортивное будущее ученикам Людмилы Пахомовой, Алексея Мишина, Игоря Ксенофонтова. Были созданы и успешно работали специализированные группы тренеров, давшие стране таких воспитателей, как Галина Змиевская, Лидия Маслюкова, Татьяна Мишина, Владимир Ковалёв, Владимир Капров (одиночное катание), Людмила и Николай Великовы, Станислав Леонович, Александр Артыщенко, Владимир Захаров (парное катание), Геннадий Аккерман, Борис Рублёв, Светлана Алексеева (спортивные танцы на льду). А вот как раз спортсмены Жука к тому времени уже сошли со всех пьедесталов.

Вовремя учуяв свой шанс, Писеев подгрёб к новому линкору советского спорта и, видимо наобещав сорок бочек медалистов, вышел из каюты председателя снова в золотых погонах ГлавКомФигКата СССР. С этого момента колесо развития фигурного катания страны закрутилось в обратную сторону. В ближайшие последовавшие годы Писеев:

тайно устроил переход Анны Кондрашовой от ненавидимого им Эдуарда Плинера к Станиславу Жуку, тем самым лишив её реальной возможности стать первой советской чемпионкой Европы и мира в женском одиночном катании;

поссорил Татьяну Тарасову с Натальей Дубовой (до 1984 года они активно помогали друг другу);

похоронил работу созданных в его отсутствие специализированных тренерских групп, упомянутых мной выше;

практически выжил из тренеров сборной Алексея Мишина;

внёс в сборную команду атмосферу склоки, зависти, злобы и унижения среди и спортсменов, и тренеров, и судей.

К чести Марата Владимировича Грамова должен отметить, что и он довольно быстро раскусил подкатившийся под его ноги гнилой орех и уже после Олимпиады в Сараево хотел было убрать Писеева и из фигурного катания, и из Госкомспорта вообще, но за того вступились, да и Александр Горшков, разжалобленный слезами первой жены Писеева и нытьём самого героя, многократно обивал пороги грамовского кабинета с просьбой дать тому ещё один шанс.

Не жалел Писеев и штаб собственных советников и "спасательных кругов", нетерпимо относясь к любой попытке сопротивления или хотя бы несогласия с его методами работы. Он убрал в 1987 году Бориса Анохина, дважды приближал к себе и дважды избавлялся от тогдашнего тренера и нынешнего шефа спортивной редакции останкинского телевидения Сергея Кононыхина, вышвырнул из руководства федерацией фигурного катания Александра Веденина, Михаила Дрея и, наконец, ставшего ему на пути собственного ставленника Сергея Куника.

Может быть, какую-то роль в его постоянной "плавучести" играет немалый запас валюты, получаемой Писеевым как президентом Федерации фигурного катания СССР от ИСУ за счёт чемпионатов Европы и мира. Нарушая Указ Президента России, Писеев до сих пор не вернул эту валюту в Москву, а продолжает держать её в Швейцарии и распоряжаться по своему усмотрению (на сегодняшний день на счету федерации там должно лежать около четырёхсот тысяч швейцарских франков). Это, я думаю, один из главных аргументов, заставляющих его так интенсивно бороться за кресло президента федерации. А главный - неутолимая жажда власти, страсть, знакомая только тем, кто её имел. К тому же никакой другой специальностью, кроме спортивного начальника, Писеев не владеет и после развала СССР и ликвидации Госкомспорта СССР поначалу было очень испугался, что останется не у дел. Но всё вернулось на круги своя. Разваливший советское фигурное катание получил в награду российское.

Таковы "этапы большого пути" президента Федерации фигурного катания России. Кого же сможет он выставить на предстоящие чемпионаты Европы и мира, кто впервые за последние три четверти века окажется достойным продолжателем РОССИЙСКОГО фигурного катания, начатого Николаем Паниным-Коломенкиным, над чьей головой будет, наконец, вновь победно развиваться трёхцветный российский флаг и сможет ли он вообще победно развиваться над пьедесталом почёта на олимпийском льду норвежского Лиллехаммера через год с небольшим? И, если "да", будет ли в этом хотя бы минимальнейшая заслуга Валентина Писеева?

В парном катании из двух главных школ: московской ЦСКА и ленинградской осталась лишь часть санкт-петербургской, так как, уходя в отставку, начальник школы фигурного катания ЦСКА подполковник Виктор Рыжкин приказал своей школе долго жить. В Питере без супругов Москвиных, как катализатора и двигателя, одним Великовым вряд ли удастся выжить даже с их очень способной парой Евгения Шишкова - Вадим Наумов. А всходы талантов на полях парного катания российской провинции были основательно выполоты столичными школами ещё в бытность Советского Союза. Так что на традиционные медали в парном катании на чемпионатах Европы и мира 1993 года в Хельсинки и Праге могут рассчитывать разве что Евгения Шишкова и Вадим Наумов и, при очень удачно сложившихся обстоятельствах, пара Игоря Москвина Марина Ельцова - Андрей Бушков.

Не лучше положение и в одиночном катании, так как и Виктор Кудрявцев с женой Мариной, и Владимир Захаров, выступавшие на конференции против Писеева, прекрасно понимают, что надеяться им в Москве теперь не на что - так же, как в Санкт-Петербурге Алексею Мишину, и что судьба их воспитанников в составе российской сборной полностью зависит от милости всё того же "Писи", как его обычно зовут в тренерских кругах. А что касается прекрасной одесской школы одиночного катания Галины Змиевской и Валентина Николаева, то она, на своё счастье, вместе с городом оказалась в другой стране и отныне выступает под "жовто-блакитным" флагом ближнего украинского зарубежья.

Ну, и, наконец, самый красивый вид фигурного катания - спортивные танцы на льду, в которых столкнулись интересы сразу трёх тренеров: Натальи Дубовой, Натальи Линичук и Светланы Алексеевой. И если успехи последней пока что ограничиваются семейным уровнем и уходом за чужими цветами в отсутствие хозяйки, то борьба двух Наталий вряд ли останется на уровне обмена любезностями. Линичук, чью учениц Оксану Грищук Наталья Дубова переманила три года назад, недавно отпраздновала возвращение в родной дом блудной дочери, которая к тому же вернулась из дубовского стана "с приплодом", прихватив с собой партнёра Евгения Платова. И, если эти два одессита не эмигрируют на Украину, они опять будут выступать против своих любимых соперников Майи Усовой и Александра Жулина. Но Майю и Сашу слишком долго казнили несправедливыми судейскими приговорами, и они, боюсь, уже просто "перегорели". Лично я уже не очень верю в их светлое чемпионское будущее, особенно, если учесть, что победила в федерации именно "антидубовская" группировка и отбором российских судей на предстоящие чемпионаты Европы и мира будут заниматься в Москве всё те же писеевские лакейники.

Прав был один из старейших тренеров Игорь Москвин, высказавший на конференции печальную уверенность в том, что Писеев не сможет перестроиться и вновь принесёт в федерацию старые тоталитарные привычки. Новый президент уже начал поход против своих оппонентов, за несколько недель восстановив исчезнувшее было понятие "не выездной". Не считаясь со мнением свои вице-президентов Валерия Корниенко и Галины Орловой, он снял с поездки на международный турнир в Гельзенкирхен Виктора Кудрявцева вместе с его ученицей Юлией Воробьёвой и вместо них отправил Татьяну Рачкову только за то, что её тренер Елена Щеглова входит в "его" команду. Игнорировав индивидуальное приглашение на турнир "Скейт Америки" Михаила Дрея, он направил в Атланту своего активнейшего подпевалу Александра Лакерника, отказался оплатить билет в Германию Алексею Мишину, без которого тот не успевал попасть к началу соревнований в Гельзенкирхене, где стартовал его воспитанник Алексей Урманов. Зато направил в Гельзенкирхен свою молодую жену Аллу Шеховцову, а сам с целой свитой верных подчинённых отправился в Сеул.

Как видите, сегодняшнее фигурное катание России растеклось по странам и весям, практически заглохнув у себя на родине. Немногих оставшихся спортсменов, которые могут рассчитывать на медали, подготовили именно те тренеры, которые считают Федерацию фигурного катания России и Валентина Николаевича Писеева понятиями абсолютно несовместимыми, поэтому они вряд ли пойдут к нему на поклон. А работать с тренерами по-настоящему, помогать им, вместо того, чтобы вредить и мешать постоянными склоками, то есть быть действительным Президентом Федерации - этому Писеев так и не научился. Так что если такое "одноопорное скольжение на зубцах" будет продолжаться, то на будущих международных состязаниях федерация будет представлена разве что фигурой своего президента да парой пешек, взятых им с собой в качестве платы за страх. Страх оказаться самостоятельными, страх перед свободой. Как сказал словацко-немецкий сатирик Габриэль Лауб: "Раб не стремится стать свободным, его мечта - стать надсмотрщиком над другими рабами".



"Советский спорт" 18.11. 1992

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top