КАРМЕН ПИСАЛА ОПЕРУ, ИЛИ ЗАМАРАННЫЙ ПОДОЛ БЕЛОСНЕЖКИ

Западногерманские любители фигурного катания в шоке. Не успела их Героиня, их Мадонна, их Святая Катарина-на-коньках отмыть свой имидж от ещё недавних прокоммунистических заявлений, как вдруг в местной прессе появились сенсационные сообщения, что не горят не только рукописи, но и расписки в получении денег от Министерства государственной безопасности ГДР, которое здесь в просторечье именуют Штази.

Кто бы мог подумать, что Катарина Витт, двукратная олимпийская и многократная европейская и мировая чемпионка в женском одиночном катании, могла стучать на своих товарищей по команде (и не только на них) и брать за это не только "борзыми щенками" в виде квартиры и "Лады", но и просто деньгами? Однако, прежде, чем содрать с Катарины Витт корону и мантию, давайте попытаемся разобраться, каким образом девочка из Карл-Маркс-Штадта, талантливый комсомольский ребёнок, стала кумиром мирового масштаба - ведь не гедеэровская же пресса, не читаемая никем за пределами своего государства, сумела поднять её на такой уровень популярности?

Действительно, приложили к этому руку другие немцы, могучие средства массовой информации ФРГ. В течение всей любительской карьеры Кати Витт, как её любовно называла всегерманская пресса, ей создавали образ безупречной и беспорочной Девы - Валькирии. Почему они это делали - понятно: им была нужна истинно немецкая чемпионка, ибо страна, давшая истории мирового фигурного катания массу знаменитых имён, скатилась к тому времени в нети. И, поскольку природа не терпит пустоты, место Марики Килиус и Хансюргена Боймлера, Ангелики и Эриха Бук, Норберта Шрамма или хотя бы Дагмар Лурц не должно было оставаться вакантным. Попытка поднять на щит предшественницу Катарины Витт из той же ГДР Анетт Пётч не удалась, так как чемпионка мира 1980 года демонстративно вернула в Дортмунде приз Франца-Йозефа Штрауса да, скажем, и в плане эстетическом переставала радовать глаз немедленно после снятия коньков. Нет, идеал должен был сочетать в себе три компонента: Красоту, Сексапильность и Первое место.

К сожалению, до тех пор на льду можно было встретить в лучшем случае сочетание двух из них. И вот в 1979 году на нём появилась фигуристка, которая уже через три года стала не только восходящей звездой, но и многообещающей красавицей. Впервые став чемпионкой Европы в 1983 году в Дортмунде, Катарина Витт мило улыбалась всем журналистам, в том числе и западногерманским, что в условиях тотального противостояния обеих частей разорванной страны считалось в ту пору едва ли не подвигом Александра Матросова. За это благодарные журналисты-капиталисты превратили активную комсомолку (чего Катарина никогда не скрывала) в Её Величество Ледовую Королеву. Даже её фамилию обыгрывали на снежный лад, называя Белоснежкой (по-немецки ШнееВИТТхен), почему-то забывая при этом упоминать семь гномов - покровителей сказочной героини. Уже тогда судьба Катарины Витт стала напоминать сочетание судеб Ирины Родниной и Нади Комэнеч: ордена и медали, депутатские кресла, рекорды, посвящаемые партии, и льготы, предоставленные ей этой самой партией. Отдельная квартира и "Лада", разрешение хранить полученную от ИСУ за выступления валюту за границей плюс возможность за эту самую границу постоянно ездить - так наша фигуристка стала политической фигурой Германской Демократической Республики, Непобедимым Свидетельством Торжества Социализма.

Однако, специалисты фигурного катания давно уже знали, что это наливное яблочко не без червячка, и миф о непобедимости Катарины мог бы немедленно развеяться с окончанием кампании средств массовой информации Западной Европы по её идеализации. Кати слабо владеет технической стороной катания, поэтому обязательную программу она постоянно проигрывала не только Кире Ивановой, но и Анне Кондрашовой.

Анна Кондрашова мало чем уступала Кати и в произвольной программе и в другое время непременно стала бы чемпионкой, но поддерживали её лишь очень серьёзные журналисты да плюс к тому будущей гражданке Свободной Эстонии никак не удавалось справиться со своими главными недоброжелателями - своим и родительским характерами. В результате, поменяв несколько тренеров, Анна ушла со льда именно тогда, когда могла наконец ощутить на своей груди мягкое прикосновение золотой медали. Но до тех пор, пока судейские взгляды были прикованы к пышным прелестям красотки Катарины, шансы её соперниц на звание чемпионки можно было взвешивать на аптекарских весах. Тем паче, что судьи тоже люди, а фигуры некоторых фигуристок напоминали автостраду - сплошную ленту без единой радующей взгляд выпуклости или хотя бы изящного изгиба.

Тем не менее, рекорды рекордами, а Министерство госбезопасности ГДР - госбезопасностью, у которой на всё свои соображения. В один, по нынешним понятиям, далеко не прекрасный день, Катарину Витт вызвали в местное управление ГБ и попросили поделиться мнениями о товарищах по команде. Я легко могу представить себе их доводы: но ты же - наш, советский (то бишь, наш, немецко-демократический) человек, тебе дорога наша немецкая (Ост) Родина, твой долг.... и т.д. Следует учитывать и тот факт, что в обществе, в котором выросла Катарина Витт, стук в ГБ считался не грехом, а долгом - словом, всё, как в СССР.

"Настучишь - людей насмешишь", не настучишь - за границу не выберешься. Дилемма, прямо скажем, нелёгкая - особенно, если вспомнить, что понятия "честь" или "совесть" сервировались в этом обществе только с гарниром "коммунистическая". Так Белоснежку, если верить - ещё раз подчёркиваю - не нами выдвинутым обвинением, превратили в Замарашку, которая, однако, очень хотела прослыть Золушкой. Она и жила все эти годы как Золушка на балу: веселилась, развлекалась, флиртовала направо и налево с Принцами и Нищими и не заметила, как пробила полночь. Карета социализма превратилась в тыкву, а Главный Кучер страны Эрих Хонеккер - в крысу, успевшую вовремя сбежать с облучка. Да и хрустальных башмачков оказалось больше, чем принцев, и спрос на сказочных принцесс сменился спросом на простых девушек, которые не останавливают на скаку коней и не лазают по горящим избам. Разумеется, если бы Катарина всё это могла предвидеть, она бы позаботилась о том, чтобы следы её негласного сотрудничества с министерством госбезопасности ГДР исчезли изо всех архивов, но её голова была забита другими планами: попробовать себя в качестве эстрадной певицы, поискать нового жениха взамен того, который её бросил, ну и, разумеется, коньки.

А тут ещё бедной Кати пришлось судиться с ненормальным американцем, истязавшим её любовными письмами и ночными звонками. Правда, друзья из Штази могли ей помочь, как смогли они уничтожить большинство своих личных дел. Но, видимо, не захотели, бросили сладкую девочку на произвол судьбы. Ах, как, наверное, хотелось бы ей снова оказаться в Сказке или хотя бы в фильме французского режиссёра Кристиан-Жака "Закон есть закон", где главному герою предлагают детей сдать в сиротский приют, а жену объявить девушкой! Но - увы! - очень трудно быть только чуть-чуть беременной... Впрочем, разбор дела Катарины Витт по обвинению её в сотрудничестве с органами госбезопасности ГДР ещё далеко не закончен и степень вины не установлена. Так что даже если и наступило время собирать камни, то, во всяком случае, бросать их ещё рано.

И всё же, и всё же.... Неужели Катарина и впрямь писала оперу?

Оперу из министерства госбезопасности.



"Советский спорт" 03.08.1992

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top