НЕИЗМЕННЫЕ НЕИЗМЕННИКИ

Photo: www.buzpateni.comВ последние годы стало едва ли не правилом хвастаться на страницах независимой российской печати давней дружбой с теми, кого ещё недавно называли диссидентами, невозвращенцами и прочими изменниками Родины, в её тогдашних границах. Один досужий мемуарист ходил, вроде бы, в детский сад вместе с Александром Исаевичем Солженицыным - правда, в очень разные годы, другой надевал первые наручники Владимиру Буковскому, третий учил рисовать Эрнста Неизвестного и петь - Галину Вишневскую.

В отличие от них, моё знакомство с Людмилой Белоусовой и Олегом Протопоповым гораздо короче. Впервые я встретил их, что называется, "живьём", на чемпионате мира по фигурному катанию в Копенгагене, в марте 1982 года. Связанные одним льдом, хотя и по разные стороны бортика, мы довольно быстро стали хорошими приятелями, и отношения эти поддерживаем регулярно, хотя встречаемся не чаще двух раз в год - на чемпионатах Европы или мира. Со стороны было чрезвычайно приятно смотреть, как узнавали их любители фигурного катания где-нибудь в Оттаве или Женеве, несмотря на то, что из любительского спорта они ушли уже довольно давно. Забавно было также наблюдать, как их бывшие партнёры и соперники, именитые советские тренеры поспешно перебегали на другую сторону улиц или отворачивались к стенке, лишь бы не столкнуться лицом к лицу со знаменитыми "конькобеженцами", как метко назвало их "армянское радио".

Справедливости ради должен отметить, что наиболее порядочные из них уже извинились перед Людмилой и Олегом за своё тогдашнее поведение, сославшись на порядки выезда за границу и майоров прониных в составе делегации. Но вот были ли изменниками Людмила Белоусова и Олег Протопопов и, если "да", то чему и кому они изменили? Ответ на этот вопрос однозначен: конечно же, нет. Изменниками они могли стать, лишь оставшись в Советском Союзе, изменив цели всей своей жизни - ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ ФИГУРНОМУ КАТАНИЮ.

Искусство знает многих талантов, но мало гениев, и Протопоповы - едва ли не единственные гении фигурного катания, ибо других интересов у них нет, и мир делится на фигурное катание и всё остальное, гораздо менее важное, что или сопутствует фигурному катанию, или хотя бы ему не мешает. Поэтому главный враг супружеской пары сидел не на Старой площади, а на Лужнецкой набережной, в Госкомспорте СССР, и его главным злом был запрет Протопоповым выступать на соревнованиях рядом с молодыми соперниками. И, как негуманным показалось бы любому отнять у ребёнка любимую игрушку, так нельзя было и лишать Протопоповых радости приносить радость. Я помню, как в Свердловске мы засиживались едва ли не до утра за полуслепыми экранами чёрно-белых телевизоров в надежде увидеть своими глазами Пегги Флеминг и Габи Зайферт, Эммериха Данцера и - увы! - покойного Ондрея Непелу, Диану Таулер и Бернарда Форда, ну и, конечно, грациознейших Людмилу Белоусову и Олега Протопопова, на мой взгляд - первых, кто показал, что парное катание - это не два разнополых фигуриста на льду, а две половинки одного неразлучного целого. Первых, и, пожалуй, до сих пор - единственных, ведь почти любого "парника" можно представить себе с другим партнёром - но не тех, чьи имена уже давно произносятся на одном дыхании: людмилабелоусоваиолегпротопопов. И тысячу раз прав известный специалист фигурного катания, чешский учёный, профессор Иван Маурер, называющий их катание "пушкинской поэзией на льду". Да, Мила и Олег, да! Я встретил вас, и всё былое.....

Несколько слов моим оппонентам, пережившим на собственной, что называется, шкуре нелёгкий характер Заслуженного Олега Алексеевича: да, знаю, в курсе. Да, не одобряю. Но я говорю - не о гражданке Белоусовой и не о гражданине Протопопове, а о феномене двадцатого века! У вас и дети есть, и внуки будут, даст Бог, а у них - коньки и кошка. Для вас фигурное катание было чем угодно - спортом, увлечением, ступенькой для дальнейшей карьеры, а Людмила и Олег подарили себе на день рождения Олега - новые коньки. И день рождения этот, кстати, у Олега Алексеевича сегодня, 16 июля, - шестидесятый! Можете ли вы сегодня представить себе на льду такие пары, как Тамара Москвина - Алексей Мишин, Нина Жук - со Станиславом или Татьяна Жук - с Александром Гореликом? Нет? И я - нет, а Протопоповы катаются и сегодня, и даже не прочь своими планами на будущее поделиться. Вот интервью, взятое мной у Людмилы и Олега в канун ИХ дня рождения.

КОРР. Олег, Людмила. Вам - и я подчёркиваю, - вам, ибо для меня вы - одно целое, исполнилось шестьдесят лет. Оглядываясь на прошлое, что подходит к вашей биографии более: "Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок"? - или наоборот: "как много пройдено дорог, как мало сделано ошибок"?

ЛБ. Во-первых, шестьдесят лет - это, конечно, очень мало по сравнению с миром. В то же самое время, конечно, это большая дата. Пройдено много, но предстоит пройти ещё больше, я думаю.
ОП. Ну, я могу присоединиться к тому, что сказала Люда, и, конечно, нужно всегда думать о том, что было, чтобы понять, что будет. И поэтому мы думаем о прошлом только лишь ради того, чтобы сравнить - что мы сделали за это прошлое и что на ещё надлежит сделать в будущем.

- Оглядываясь назад, считаете ли вы сегодня, что ваше решение остаться в Швейцарии было ошибкой или было правильным, особенно в свете того, что сегодня произошло в стране, которая называлась Советский Союз?

ЛБ. Я так думаю, что наше решение было очень и очень правильным и весьма своевременным....
ОП. Я тоже так думаю, потому что люди нашего склада, люди, принадлежащие к миру искусства, - они, вероятно, более чувствительны к тому, что происходит в стране, к тем глубинным процессам, которые, в конечном счёте, привели к сегодняшней ситуации.

- Окинув сегодняшнюю страну взглядом из-за рубежа, из-за бугра, как это принято ещё называть, что больше всего бросается вам в глаза - и в общей жизни, и в вашем виде спорта, в фигурном катании? С каким чувством смотрите вы на сегодняшнюю Россию - с оптимизмом или с пессимизмом?

ОП. Я не разделяю свой взгляд на ту или иную половины - оптимистическую или пессимистическую, я думаю, что всё, что происходит, имеет вполне закономерную форму и вполне закономерное содержание. И, как бы нам ни казалось страшным то, что мы видим сегодня, - вероятно, это и есть какой-то процесс очищения страны от того, что было в ней совершено, и без этого очищение человеческой личности, и очищение самого общества. И нарождение нового общества просто невозможно.
ЛБ. Я думаю, что, во-первых, мы. Конечно, больше оптимисты, и, во-вторых, что всё встанет на свои места и Россия "вспрянет ото сна".

- А что, по-вашему, мешает ей воспрять ото сна уже сегодня, что не даёт ей, наконец, проснуться и начать свой трудовой день с "утренней зарядки"?

ЛБ. Я думаю, что это только вопрос времени. Время должно повлиять и на сознание людей, и на всё, что там происходит.
ОП. Я полагаю, что главное - это изменение типа мышления всего общества, изменение его менталитета и постепенное привыкание к тому, что должно быть естественным в жизни человека - как в экономическом отношении, так и в политическом, и в области культуры... потому что всё становится сейчас на ноги. Раньше всё это стояло на голове, сегодня это встаёт на ноги, и вот этот переворот - он ещё полностью не завершился, ещё не встали на ноги - ещё повернулись только на 90 градусов, лежат горизонтально. И, конечно, такое переворачивание всего организма в его естественное положение приводит к головокружению и другим побочным явлениям, которые мы сегодня наблюдаем в обществе.
ЛБ. Сознание, на мой взгляд, изменится только тогда, когда будет изменена экономика.

- Вернёмся к вам. Тебе, Олег, исполнилось 60 лет, 44 из которых ты провёл на льду, из них 38 - вместе с Людмилой. Какие следующие юбилеи можно от вас ожидать?

ОП. Ну, если бы мы отмечали все свои юбилеи - которых у нас было много, потому, что, если я не ошибаюсь - тьфу, тьфу, тьфу! - мы пережили многие поколения фигуристов, которые встретили в Давосе, на праздновании столетия Международного союза конькобежцев, уже в несколько дряхлом виде. Как-то печально видеть угасание людей, угасание близких друзей, с которыми были связаны многие годы нашей молодости.

Я не скажу, что чувствую себя старым, так что юбилеев каких-то особых не справляем и даже не будем справлять моё шестидесятилетие, так как для меня это - обычный день нашей жизни и я думаю, что он пройдёт для меня весьма и весьма спокойно. А недавно мы ездили в Вену, где заказали себе на фирме "Вифа" новые ботинки для катания. Этих ботинок нам хватит, я думаю, лет на 15 - 20, а если не хватит - что ж, закажем следующие. Во всяком случае мы будем продолжать оставаться на льду в самом активном состоянии.

Мы и сейчас выступаем в показательных концертах, и тренируемся, и ездим в Америку - преподаём в одном из лучших центров парного катания, в Делавэре, с нашим лучшим другом Роном Ладингтоном, с которым мы соревновались в 1960 году в Скво-Вэлли на наших первых Олимпийских Играх. Он тогда стал бронзовым призёром, а мы были лишь девятыми. Наша дружба до сих пор продолжается. Так что мы ведём весьма активный образ жизни - катаемся, тренируемся, помогаем другим, я пишу книгу, которая движется медленно, но надёжно. А в Давосе нам удалось показать наш фильм, который мы создали за эти годы, и он получил довольно тёплое одобрение наших коллег. Особенно мне было приятно очень короткое определение двух людей: один из старейших фигуристов, Иван Маурер, сказал, что это - чистая поэзия, это - пушкинская поэзия на льду. А французская фигуристка Жаклин Дю Бьеф нашла, что наш стиль - это не фигурное катание, и не танец на льду, а поэзия.

И было ещё, конечно, приятно, что наши фигуристы, с которыми мы практически никогда не имели контактов, потому что они были тогда ещё очень молодые, тоже присутствовали на просмотре этого фильма - Наташа Бестемьянова и Андрюша Букин - их мнение было тоже очень интересным. Возможно, следующий юбилей мы будем справлять, когда будет наше столетие.

- Даже будучи уже без пяти минут швейцарскими гражданами, вы всё-таки остаётесь россиянами. Что бы вы хотели пожелать тем, кто вас помнит и любит?

ОП. Это, действительно, верно, что мы вскоре станем швейцарскими гражданами, но я и сегодня говорю то же, что и тринадцать лет назад - что мы были, есть и остаёмся русскими людьми. Мы душой вместе с Россией и никогда её не забудем.
ЛБ. Ну, что пожелать? Пожелать, конечно, самого главного - чтобы люди были бодрыми и чтобы во всех жила надежда.
ОП. Можно, конечно, сказать, что надежда умирает последней, но мы пожелали бы русским людям, России здоровья и процветания.

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top