КЛИЧКО(гер)МАНИЯ ИЛИ СЕКРЕТ ПОПУЛЯРНОСТИ

7 июля в Германии, в многопрофильном дворце КёльнАрена, исполнится мечта Владимира Кличко стать реваншистом. Получив 10 апреля 2004 года во всемирной столице азартных игр, Лас-Вегасе, нокаут от американского боксёра Лэймона Брустера, олимпийский чемпион Атланты поклялся отыграться и взять у него реванш при первом удобном случае.

Случая пришлось ждать три с небольшим года. За это время Владимир cумел преодолеть полосу неудач и вновь выйти на тропу побед. А после боя в Маннхайме с Рэем Остином 10 марта 2007 года, который младший Кличко закончил нокаутом в середине второго раунда, он вновь стал кумиром немецких болельщиков – со временем даже тех, кто приезжал в Маннхайм (они были крайне недовольны тем, что, потратив кучу денег на дорогу, входные билеты, пиво и сосиски, оказались зрителями короткометражки длиной в 4 минуты 12 секунд). Что же касается старшего брата, то он никогда не терял любовь населения Германии, так как никогда не проигрывал. Даже в бою с Ленноксом Льюисом, с оторванной бровью, весь в крови, Виталий был готов продолжать бой, даже если для этого нужно было предварительно нокаутировать рефери и врача, запретившего дальнейший поединок.
Как же два украинца стали кумирами и немцев, и прочих народов, населяющих Федеративную Республику Германию? Корни этой любви лежат в объединении страны. Как бы это ни казалось странным, спорт в обеих частях Германии, должен был взмыть вверх, на недосягаемые высоты, но на самом деле он рухнул почти во всех дисциплинах. Что же касается бокса, то по-настоящему, массово он развивался в Германской Демократической Республике, так как там являлся символом победы социализма. Но профессиональный бокс в ГДР не существовал вообще, да и в ФРГ он находился в зачаточном состоянии. Почуяв шанс сделать деньги на этом виде спорта, в ФРГ появились промоутеры. Сначала к ним пошли закончившие любительскую карьеру боксеры из Восточной Германии, но их было мало, и постепенно ринги страны заполнили турки, албанцы и прочие живущие в объединённой Германии разъединённые иностранцы не совсем арийского вида. Поэтому появление поздней осенью 1996 года двух могучих красавцев вернуло немцам времена Роланда и Нибелунгов. Нет, сначала они, конечно, болели за своих, но в боксе тяжёлого веса выстоять против Владимира или Виталия было некому. Постоянные победы, чаще всего нокаутом во втором-третьем раундах, и умелый пиар тогдашнего промоутера братьев Кличко, Клауса-Петера Коля, в конце концов заинтересовали сначала местную, а потом и центральную прессу, телевидение и, в конце концов, рекламодателей, особенно когда оба – Владимир лучше, Виталий хуже – овладели немецким языком. Довольно скоро два атлетически сложенных белокожих человека без вредных привычек стали рекламировать белоснежное нижнее бельё, фруктовую жвачку Maoam, одежду от фирмы Hugo Boss, шоколадные вафли и другие продукты, приносящие им намного больше денег, чем премиальные за выигрыши в боях. Пресса, которая всегда помнила слова советской песни «Когда прикажет страна быть героем, у нас героем становится любой» с радостью возвела живущих в Гамбурге украинцев в немцы высшего сорта. Им быстренько отделили украинское окончание фамилии, и с тех пор вся германская печать стала писать её только как Klitch-K.O., где K.O., понятно, означало нокаут, а Klitch не означало ничего, зато звучало почти по-здешнему. Как только братья получили звания кандидата наук, к их прозвищам добавились титулы, называть их стали «Доктор Железный Кулак» (Виталия) и «Доктор Стальной Молот» (Владимира), и отношение к ученым бойцам перешло из любви в «Кличкоманию». Правда, после проигрышей Владимира, уход братьев от Клауса-Петера Коля и их переезд в США накал страстей заметно охладился, а после ухода Виталия из профессионального бокса с ними не стали продлять и некоторые рекламные контракты на товары, нацеленные на немецкого покупателя. Но теперь Владимир празднует триумфальное возвращение, да и Виталий ждёт свой шанс выступить на каком-нибудь из рингов Германии. Фанаты и рекламодатели ждут их!

Статья написана для газеты "Блик", Киев.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top