КОМУ УЛЫБНЁТСЯ ВИКТОРИЯ?

Photo: Barry Mittan Выполняя в Загребе заказы редакций и отвечая на вопросы посетителей конференции, я мечтал о том, как в воскресенье вечером вернусь домой, денёк отдохну и во вторник примусь за отчёт о чемпионате.

Но, к сожалению, из-за не унимающегося диабета и его последствий организму требуется всё больше и больше времени для восстановления сил, и в первые дни усталый мозг наотрез отказывался отдать кистям рук приказ написать что-то читабельное. А, перевалив за середину недели, предложил вообще забыть о чемпионате как таковом и поговорить с читателем о „вокруг и после“. Пришлось найти компромисс, чтобы мой бедный ЦУП не сотрясся от огорчения. Может быть, через год-другой он вообще запретит мне всякие поездки.

Радостные моменты на чемпионате, конечно, были, но в очень ограниченном количестве. Смотрю, например, парное катание, которое опять выиграли Алёна Савченко и Робин Шолковы. С одной стороны, как человек, живущий в Германии и как тот, кто помог Алёне в ней оказаться, радуюсь. Но с другой – уцелевшая от склероза часть памяти подсказывает, что в той группе украинских девочек равноценно талантливых было трое: Савченко, Волосожар и Чуваева. Алёнку отцепили от Морозова, выгнали и практически выпроводили за границу, Танечку Чуваеву позднее слили в профессиональное катание. А ни в чём не повинная Танечка Волосожар до сих пор бредёт по своей Via Dolorosa к давно заслуженному пьедесталу почёта с тяжеленным крестом на спине, взваленным на её плечи любимым тренером. Почему Галина Кухар так держится за Станислава Морозова, мне не известно и в других обстоятельствах я бы, наверное, только восхищался такой верностью по отношению к ученику. Но в этой ситуации сам по себе возникает вопрос: стоит ли игра свеч? Оправдана ли надежда на одного партнёра разрушением надежд трёх партнёрш – Алёны Савченко, Татьяны Волосожар и самой Галины Кухар? Время, которое это могло бы показать, уже почти прошло, поэтому мне, как и в „Кавказской пленнице“ пьяненькому Шурику, „птичек жалко“. Правда, „разморозить“ Волосожар пока некем – хорошие партнёры нынче в большом дефиците.
Две первые российские пары не разочаровали, но и не очаровали. Как-то не убеждает ни одна. Стиль Марии Мухортовой и Максима Транькова всё больше напоминает их предшественников у Олега Васильева – особенно Машин, которой самое время поменять фамилию на Мухортотьмянина. У пары нет собственной индивидуальности, да и взяться ей неоткуда – Васильев управляет своими учениками джойстиком, как в компьютерных играх, и вытворяет новых по образу и подобию старых.
Юко Кавагучи фигуристка, безусловно, талантливая и старательная, но её брюнетистая „масляна головушка“ на фоне русского богатыря Александра Смирнова смотрится так же, мягко говоря, мало совместимо, как „Чио-чио-сан“ на сцене тьмутараканского театра рабочей молодёжи. Тамаре Николаевне Москвиной, наверное, придётся подумать о каком-то особом, оригинальном имидже, чтобы пара не смотрелась как Курильские острова – не то русские, не то японские.
Очень неплохо показали себя на своём первом чемпионате Европы Арина Ушакова и Сергей Карев. Не совсем высокий старт был у второй украинской пары Екатерина Костенко/Роман Талан, но у обоих дуэтов пока что нет опыта выживания в дружеском террариуме и бороться с авторитетами.

В женском одиночном катании невольно вспомнился анекдот: „ Девушка, Вы отличница? – Нет, я удовлетворительница!“



Таких было, к сожалению, большинство. Разумеется, я с огромным уважением отношусь к теперь уже двукратной чемпионке Европы Каролине Костнер, которую знаю с момента её появления в Оберстдорфе, у Михаэля Хута. Бывая в этой баварской деревушке, внимательно наблюдал за тем, как младшая представительница известной тирольской спортивной семьи росла, набирала мастерство, брыкалась, превращаясь из куколки в бабочку, расправляла зреющие крылышки и работала, работала, работала… Но в свои двадцать один Каролина ещё не налилась той зрелостью, которая отличает женское катание от девического Сары Хьюз или Тары Липински. Нет её у обеих остро отточенных финок Лауры Леписто и Киры Корпи, не очень заметна зрелость и у двадцатитрёхлетней Сары Майер из Швейцарии. Вот венгерская фигуристка Юлия Себестьен, сменив несколько тренеров и вернувшись к Гургену Варданяну, каталась зрело, зато её техника прихрамывала на обе женские ножки. О Нине Петушковой говорить пока нечего – пятнадцатилетняя школьница ещё не фигуристка европейского уровня, а полуфабрикат, который вообще не имели права отправлять на такие ответственные соревнования и сделали это только по нужде. А вот семнадцатилетняя Ксения Доронина, конечно, заметно продвинулась вперёд по сравнению с прошлым чемпионатом Европы – с двадцать восьмого места на девятое. Говорят, Писеев остался настолько недоволен её результатом, что пригрозил послать на чемпионат мира другую фигуристку. Но кого он может послать? Арина Мартынова находится на текущем ремонте, Алёна Леонова обижена, Катарина Гербольд вряд ли выиграла бы даже у Аннетты Дютрт. Разве что Ольгу Найдёнову, которую почти растопили на льду под его же руководством и которой может просто не хватить духа борьбы? Помимо Найдёновой, можно было бы послать Елизавету Туктамышеву, но одиннадцатилетних на взрослых соревнованиях пока что, слава Чинкуанте, не принимают.

Полностью оправдала ожидания своей федерации сдобная грузинская булочка Элене Гедеванишвили. Седьмое место в восемнадцать лет – достойная позиция для дальнейшего подъёма. Из остальных запомнилась разве что давно знакомая бело русская Юлия Шеремет, главный источник сердечных приступов своего тренера Нины Ручкиной. Фигуристка она способная, но по складу характера абсолютная демократка. То бишь, без царя в голове. Тренер уже давно в раздевалке, а фигуристка ещё в начале пути на каток. Самое время ввести в Федерации конькобежного спорта Республики Беларусь розги в качестве последнего аргумента воспитания. Посечённой попой на лёд не сядешь – и больно, и смешно.

В мужском разряде никаких сюрпризов вроде не ожидалось. Без туза Плющенко в короли должен был выйти один из валетов – Бриан Жубер или Стефан Ламбиель. Так эта тема и обсуждалась. Но пресса предполагает, а лёд располагает. Звание чемпиона Европы уверенно завоевал чешский джокер Томаш Вернер, вернув стране звание, потерянное лет 15 назад.



Photo: Barry Mittan

Ламбиель и Жубер заняли ступеньки пониже, причём буквально на пятках у них повис петербуржец Сергей Воронов, выигравший у Жубера произвольную программу. Если ученику Алексея Урманова удастся полностью оправиться от серьёзной травмы и восстановить форму, то в Гётеборге он может побороться даже с победителями чемпионата США Эваном Лайсачеком и Джонни Вейром. А вот Андрей Лутай лутал – простите, летал – неважно, мог бы и лучше. Во второй десятке порадовали оба немца: Петер Либерс и Клеменс Бруммер. Оба стали кататься заметно лучше, чем раньше. И белорус Александр Казаков, много взявший у Алексея Урманова. А больше, как говорится, угощать нечем.

Пора, наконец, перейти к танцам. Главная проблема этого разряда в том, что произвольный танец, не расчленённый по характеру, объективно оценить почти нельзя. Как сравнивать груши со сливами? Что лучше – „Лебединое озеро“ или „Dirty dancing“? Фокстрот или Хип-хоп? Тем не менее, судьям приходится делать нелёгкий и далеко не всегда справедливый выбор, основываясь в немалой степени на собственных вкусах и привязанностях.
Тем не менее, расстановка мест кажется мне абсолютно справедливой даже несмотря на то, что Хохлова и Новицкий откатали произвольный лучше, чем в Париже (где выиграли у Делобель и Шёнфельдера), но оценены были хуже. Есть у них в программе незаполненные техникой дырки, которые на сей раз не ускользнули от судейского внимания.
Золотые медали чемпионов Европы завоевали Оксана Домнина и Максим Шабалин. Именно завоевали, а не получили, так как недолеченный и не восстановившийся после операции Шабалин смог кататься только за счёт покровительства бога медицины Асклепиуса (Эскулапа) и его пророка при сборной Виктора Ивановича Аниканова. В оригинальном танце колено Максима сгибалось настолько мало, что танцор даже не смог дотянуться до него рукой. Вальс-маскарад он тоже исполнял с видимой мукой. Скорее всего, с возрастом ноги отомстят Максиму за насилие над собой, но на извечный вопрос, стоила ли игра свеч, следует ответить: видимо, стоила. Всю свою жизнь спортсмен идёт к рекорду и упустить шанс получить первые в жизни золотые медали чемпионов континента было нельзя. В будущем сезоне могут прийти другие времена, взойти другие имена. Может быть, введут оценки за вкус в отборе костюмов и причёсок, и тут Домнина с Шабалиным вряд ли войдут даже во вторую десятку. Что же касается последствий, то история спорта знает много инвалидов из числа чемпионов, но хочется надеяться, что Шабалину удастся этой участи избежать. Медицина уже сегодня делает многие чудеса, а в будущем будет делать ещё большие.
Изабель Делобель и Оливье Шёнфельдер, лидеры в обязательном и оригинальном танце, произвольный проиграли. Разумеется, французы танцевали не слабее, чем в прошлом году в Варшаве, где стали первыми, и их классический стиль отнюдь не стал хуже. Но думается, что именно звание чемпионов Европы 2007 года стало для них тем пиком, с которого начинается обратный путь вниз. Тридцатилетние танцоры уже одиннадцать лет демонстрируют своё умение всё тем же самым судьям и вряд ли можно исключить тот факт, что глаза судей от них просто по-человечески устали. Когда в 2000 году, на чемпионате мира в Ницце, бронзовой медали была наконец-то удостоена прекрасная литовская пара Маргарита Дробязко/Повилас Ванагас, было понятно, что награда дана в том числе и за заслуги перед мировым танцем на льду и что она будет первой и последней. Так оно и произошло, поэтому я не исключаю, что и на рёбрах варшавских медалей можно было прочесть нечто вроде „Спасибо и прощайте“. В ближайшем будущем сокращение „Д.-Ш.“ будет означать не Делобель-Шёнфельдер, а Домнина-Шабалин. Зря французская федерация не делает ставку на очень неплохие дуэты Пешала/Бурза и Каррон/Жост.
Кстати, о литовцах. В этом году был заметен подъём литовской пары Кэтрин Копели/Дейвидас Стагниунас. Чувствуется хорошая работа американских тренеров Елены Гараниной и Валерия Спиридонова.

Очень жаль принесённых, как всегда, в жертву россиян Екатерину Рублёву и Ивана Шефера, которые при других обстоятельствах должны были войти в первую десятку. Но при трёх участниках или парах третьи всегда предмет для торговли.
Интересная борьба развернулась между двумя парами с Украины: Анна Задорожнюк/Сергей Вербилло и Алла Бекназарова/Владимир Зуев. У вторых, определённых на четырнадцатое место, мне больше понравилась техническая сторона танца и скорость его исполнения, зато первые, ставшие одиннадцатыми, показали больше артистизма. Что и не удивительно: пару тренирует Николай Морозов, прошедший у Татьяны школу мастерства прятанья недостатков и выпячивания всех достоинств.

Как обычно, большое удовольствие можно было получить от английской пары Филиппа Таулер-Грин/Филипп Пул. Дочь и ученица легендарной танцовщицы Дианы Таулер и её партнёр показали красивую, благородную программу и катались, как всегда, себе и тренеру в удовольствие. Это как раз тот самый случай соблюдения олимпийского принципа „Главное – не победа, а участие“.
Меня специально попросили обратить внимание на представляющую Беларусь пару Ксения Шмырина/Егор Майстров, и я это сделал. Недавно ребят начала тренировать блестящая танцовщица Ирина Лобачёва, но какие-то успехи, если таковые и были, могли быть замечены только очень серьёзно вооружённым глазом. В принципе, Шмырина и Майстров – это уравнение с тремя неизвестными, третьим из которых является сама Ирина Лобачёва. Чемпионка мира и серебряный призёр Олимпийских Игр, очаровательная женщина, верная жена и заботливая мать пока ещё никак не проявила себя в качестве тренера, а опыт показал, что из самых блестящих фигуристов тренеры получаются как правило средние. И наоборот.

Из-за попустительства президента ИСУ Оттавио Чинкуанты чемпионаты Европы и мира становятся всё менее интересными из-за того, что среди истинных спортсменов и спортсменок, завоевавших право участия в нелёгкой борьбе, на них стало ездить немалое количество никуда не годных „легионеров“, купленных только ради того, чтобы на чемпионаты могли ехать функционеры. Сегодня любой фигурист, не востребованный в своей стране, может легко купить себе паспорт какой-нибудь банановой или нефтяной автономии и утомлять зрителей под её флагом.
Например, бакинское ильханство было представлено в Загребе москвичом Данилом Приваловым, прошедшим скорбный путь через все школы фигурного катания столицы теперь уже только наполовину его родины. Многие тренеры с большой радостью брали к себе подающего надежды мальчика и с не меньшей радостью с ним расставались, поняв, что надежды так и останутся стоять на подаче. Может быть, Данил и занялся бы каким-то полезным делом, но его вытащили из бака, стряхнули пыль с ушей, выдали мусульманский паспорт на имя Данилаги Привалоглы и пристроили на платные курсы в школу ЦСКА к Алексею Четверухину, который когда-то тренировал неплохих канадцев. Правда, вскоре там тоже поняли, что место такого спортсмена не в спортроте, а в стройбате и выдали ему досрочную увольнительную. Юношу взяла под крыло Владимира Котина его шефиня, Елена Чайковская. Рекордсмена из Данилаги делать, конечно, не будут, но из клока овечьей шерсти Котин вполне может связать себе шарфик или носки. Привалов без особых усилий свалился в короткой программе на 27-е место и почти весь чемпионат отдыхал, но, несмотря на это, его азербайджанский надсмотрщик Гяпик Куплиев улыбался на трибуне как лошадь на тульском прянике. Используя подобные отходы фигурного производства России и США, торговец турецкими тряпками и азербайджанскими паспортами получает возможность два раза в год закрывать на неделю лавку на одном из московских базаров, менять засаленный халат на чистый костюм с биркой руководителя команды и ехать на чемпионаты Европы и мира. Где будет сидеть за одним столом с людьми, которые не спросят, почём фунт изюма и почему так дорого.
Но Шайтан с ними, с азерами. На чемпионате мира таких пиявок, присосавшихся к фигурному катанию, будет ещё больше. А у российских фигуристов шансов увезти из Гётеборга медали ещё меньше. Особенно в женском одиночном катании российской сборной придётся очень постараться, чтобы место не состояло из двух цифр, начинающихся с двойки. Чемпионат мира будет, скорее всего, очередным торжеством фигуристов из США, Канады, Китая, Японии и Кореи. На его открытие обещала приехать наследная принцесса Виктория, чьё имя переводится с латыни как „победа“. Кому улыбнётся шведская победа?

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top