ОБЫКНОВЕННЫЙ РАСИЗМ

Вопрос о том, насколько сильно в немцах нацистское прошлое, наверняка интересует большинство тех, кто недавно приехал в страну на постоянное место жительства, и разумеется, в первую очередь так называемых "контингентных беженцев". Но вряд ли стоит сводить действительно существующую проблему к вопросу: "любят ли немцы евреев?".

Любовь - это иной уровень человеческих отношений, и немцы отнюдь не обязаны любить евреев, как, впрочем, и евреев никто не заставляет относиться к немцам с любовью. Да и можно ли вообще любить или не любить целые народы?
На вопрос, как немцы относятся к евреям, однозначного ответа нет: ни те, ни другие не представляют собой однородную массу, способную на аналогичное проявление тождественных эмоций. Разные немцы относятся к разным евреям по-разному. Евреев как нацию немцам ненавидеть не за что, но не за что и любить. Тем более евреев из бывшего СССР. Всё, на что вправе претендовать евреи, приезжающие в Германию - на мирное сосуществование и добрососедские отношения, то есть, на такой же status quo, который был у них с народами стран, из которых они выехали.
Тем не менее, следует признать, что расизм – или, точнее, национал-шовинизм в Германии существует. Его главный поток, антисемитизм, никогда не умирал по-настоящему: под давлением обстоятельств он время от времени впадал в летаргический сон и, как спящая красавица, ждал поцелуя от очередного принца. Первыми наци-принцами Федеративной Республики Германии оказались курсанты одного из офицерских училищ. Уже в семидесятые годы прошлого века вновь были осквернены еврейские кладбища, а на стенах появились антисемитские лозунги. Расследование показало, что занимались этим традиционным видом политического граффити будущие командиры бундесвера. Виновных строжайшим образом наказали, лишив компота на неделю и увольнения в город на две. На том дело и затихло, но по армейским казармам и по сей день бродит призрак форменного юдоедства. Но, хотя исторический антисемитизм в немецком народе своих корней и не лишился, в Федеративной Республики Германии его довольно чахлые побеги росли в основном по краям общества. И до воссоединения Германии на антиеврейские программы праворадикальных партий "клевали" чаще всего те, кого выгоняли из ремесленных училищ за беспросветную неуспеваемость.
Не знаю, насколько популярен был национал-шовинизм в Германской Демократической Республике, но после объединения страны его идеи немедленно и чрезвычайно активно проросли в мозгах довольно большой части молодёжи "Восточных Земель". Едва получив непрошеное избавление от ярма диктатуры СЕПГ, юные пионеры и комсомольцы тут же крепко зажали в мускулистых детских лапах оброненную коммунистами палку и, переделав пионеротряды в шайки бритоголовых, принялись усиленно молотить этой палкой по головам тех, кого считают иностранцами. В погоне за чистотой расы "оссилянты" не стесняются браться за самые грязные действа, не останавливаясь ни перед разбоями, ни перед поджогами, ни даже перед убийствами. Забавно, что, когда по телевидению показывают стаи молодых восточногерманских расистов, лица части из них украшены ярко выраженными приметами славянской или азиатской рас. Видимо, их бабушки тесно дружили с советскими воинами-освободителями.
В какой-то мере агрессивность молодёжи бывшей ГДР понятна: при коммунистах подрастающее поколение было организовано от первой капли материнского молока до первой рюмки шнапса. Неважно, что галстуки у пионеров FDJ были голубыми - их сердца были красными. Красными от зари немецкого социализма, от знамени международного коммунизма, от крови его врагов. Руководствуясь опытом дяди Адольфа и дяди Иосифа, деток Ульбрихта и Хонеккера с детства учили делить человечество на две категории: "наш" и "не наш", разучивать наизусть стишки типа "День седьмого ноября" и песни типа "Партия – наш рулевой". Свободы дети не видели, зато их детство и юность проходили в организованном порядке. Ясли – детский сад – летняя дача – школа – пионерлагерь – школа - высшее (среднее) учебное заведение – трудовой коллектив. Образно говоря, правительство ГДР было гамельнским крысоловом, который в течение нескольких поколений вел молодёжь к реке светлого будущего. Недаром юных пионеров ГДР называли "HJ" - "Honeckerjugend", по прямой аналогии с "Hitlerjugend". С развалом коммунистической системы эта молодёжь лишилась организованной учёбы и организованного отдыха, получив взамен свободу индивидуальной личности, которой до сих пор не научилась пользоваться. Не привыкшие к массовой работе по воспитанию грядущих поколений власти ФРГ не сумели подобрать на перехваченной у красных крысоловов дудочке мелодию, которая повела бы за ними юношей и девушек так называемых "Новых земель". Зато растерянностью молодёжи ГДР тут же воспользовались те, кто до сих пор любит евреев в пепельницах, цыган - в братских могилах, а прочих "недочеловеков" - в ярме рабов на немецких предприятиях.
В Федеративной Республике Германии расизм выживал в послевоенное время по другой схеме. Прежде всего, он был вынужден уйти в подполье, так как открытое признание в нелюбви к отдельно взятым расам и народам считалось в новой республике поступком неприличным и немодным. Со временем чувство национальной вины немцев, о которой им постоянно напоминали и снаружи, и изнутри, дошло кое в чём до гипертрофированных размеров. Например, протестуя против "старого" нацизма единственным доступным им методом, немки в шестидесятые-семидесятые годы нарожали кучу детей от африканцев, азиатов или служащих в расквартированных в Германии частях армии США афроамериканцев. Появились афро-немцы, азио-немцы и даже афроамерико-немцы с тёмной кожей и безупречным немецким языком. Часть этих детей сегодня можно увидеть на телевизионных экранах, так как телевидение сегодняшнего ФРГ – рассадник расизма наоборот. Если считается абсолютно нормальным, что передачи африканского телевидения ведут африканцы, азиатского - азиаты и даже во Франции и Великобритании подавляющее большинство комментаторов - французы и британцы, то в Германии многие ведущие, особенно развлекательных передач - цветные или, в лучшем случае, голландцы с бельгийцами.
Тем не менее, это говорит как раз о наличии расизма, а не победе над ним. Все эти чёрные, коричневые и жёлтые немцы на немецком телевидении - лишь маскировка старого нацизма и предвестник назревающего. Гипертрофированная любовь к иностранцам свидетельствует не о здоровье, а о болезни нации. Расист наизнанку остаётся расистом, как бы громко он ни орал о своей любви к жёлтым, чёрным, носатым или пейсатым. Многие политики ФРГ, особенно СДПГ и «зелёные», открыто выступают против возвращения в Германию немцев из бывшего СССР. Русским немцам они предпочитают турок и африканцев, потому что знают: выходцы из этих стран будут голосовать за тех, за кого им прикажут, а выходцы из России в массе своей проголосуют за одну из правых партий. Это уже доказано на практике.

1993

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top