ОЛИМПИЙСКИЕ ИГЛЫ (вокруг пяти колец Барселоны)

В КРУГЕ ПЕРВОМ. ОТКРЫТИЕ.Сижу в Кёльне у телевизора, смотрю передачу из Барселоны. Цветную. Лезут в голову мысли. Чёрные. Точнее, чёрно-белые. Раньше, при красных, хорошо было. "Можешь ехать", - говорила партия. И ехал: первенства Европы, мира, Олимпийские Игры - Зимние и Летние, Зарубежье Ближнее и Дальнее.

Все расходы оплачены, карманная мелочь - в кармане, икра и водка - в чемодане. Икра и водка- для обмена веществ. Вещество икры на, скажем, вещество валюты, а то, в свою очередь, на самые нужные вещества жене, детям, ну и, конечно, родной партии в лице её отдельных представителей. Ну, а представители оказывали тебе потом за помощь вещественную - помощь существенную: новые поездки. Так осуществлялся круговорот веществ в природе. А ныне? Партии нет. То есть, партий на дворе - глазом не обшаришь, а толку? Достойные представители только и смотрят, куда бы им сами смотаться, а тебя посылают туда, куда ты и сам можешь послать кого угодно, причём без СКВ.
Конец чёрной мысли. Лезет белая: пускали-то далеко не всех! Большинство пишущей братии дальше Монголии или Болгарии (в ту пору ещё братских) так и не выбралось. Зато теперь ОНИ будут дома сидеть, а МЫ - по заграницам ездить.
Конец белой мысли. Ездить, простите, на какие шиши? За рубли дальше Бреста не уедешь, а без валюты твой паровоз остановится в коммуне и никакой самолёт не качнёт тебе серебряным крылом.
Что-то я отвлёкся, а по телеку открытие начали показывать.



Собственно говоря, неофициально Олимпиаду открыли ещё в пятницу, пинками. По футбольному мячу. А в субботу целый концерт обещали, с выступлениями. Вот и показывают всех знаменитых испанцев. Тут тебе и Кармен, и Хозе, и Дон Кихот с Санчо Пансой. Вот только Травиатам не повезло, ночным бабочкам, которых в Москве нынче путанами кличут. Собрались они в Барселону со всей Испании и даже из-за границы, твёрдо помня, что любовь - кольцо, а Олимпийские игры - пять колец. Но местная полиция сдвинула мастериц горизонтального спорта на окраину города, превратив на время Олимпиады центр из беспутного в беспутанный.
Ну вот, концерт окончился, начали спортсменов выпускать. Сказали, 172 страны принимают участие. Врут, на самом деле - больше. Вот идёт Босния-Герцеговина. За ней, хотя и не сразу, Хорватия. Югославию на церемонию открытия не пустили. А что там от этой самой бывшей Югославии осталось? Серб и молот. Конечно, сербы - те и в Хорватии, Боснии и Герцеговине стрельбой по гражданскому населению занимаются, - бандиты и убийцы, но ведь и хорваты со товарищи в них не цветочками швыряются!
А вот и наши, так называемая "Объединённая команда" под двенадцатью флагами. Содружество, говорит комментатор, независимых, говорит комментатор, государств, СНГ. Из трёх слов два, мягко говоря, не совсем соответствуют истине. В этой команде тоже полно любителей стрелкового спорта по ближнему соседу. Кара - Бах! Душан - Бах! Зуг - ди-ди-ди-ди-ди! Раньше, бывало, развернёшь газету и интересуешься событиями на трудовом фронте, сейчас - на Приднестровском.
Опять меня в сторону занесло, а на стадионе Монжуик уже речи говорят. Хуан Антонио Самаранч, Наш Человек в Барселоне, когда-то в Москве послом испанским работал. Всех поблагодарил: и спортсменов, и тренеров, и спонсоров, которые денег дали. Ну и правильно: дали - как не поблагодарить! А после него другой Хуан выступил - Хуан Карлос, Его Величество король Испании (это ихний Генсек так называется). Он и дозволил открыть Игры. Тут пошли флаги, флаги, а потом и Олипийский огонь принесли. Эмилио Менендес внёс, пробежал с ним вокруг стадиона и передал ещё одному Хуану Антонио - баскетболисту по фамилии Сан-Эпифанио родом из Барселоны. А потом тот священный огонь взяли да и запустили в чашу Олимпиады горящей стрелой из лука - ну прямо как в кино. Американском, где злые индейцы такими стрелами мирные хаты переселенцев-фермеров поджигают. Впервые в истории современных Олимпийских Игр, говорят.
Комментатор сообщил, что церемония открытия стоила более одиннадцати миллионов долларов. Раньше за такие деньги можно было две Олимпиады открыть, провести и закрыть. А говорят, инфляция только у нас. Или это у функционеров аппетит так вырос?
"Советский спорт" 28.7.1992

В КРУГЕ ВТОРОМ (?)

Сижу в Кёльне у телевизора, смотрю передачи из Барселоны. Пытаюсь объять необъятное. В одной руке переключатель программ, в другой, в зависимости от времени суток, чашка чая, кружка пива или стопка воды. Должен признаться: смотреть Олимпийские игры дома - занятие утомительное, прыгать приходится по добрым полутора десяткам каналов. И вот что характерно: любой режиссёр мне - как отец родной. Лучше меня знает, что я хочу смотреть, за каких спортсменов болею и кто мой самый любимый комментатор. Лопай, мол сынок, для тебя намешано.
Второй канал немецкого телевидения, ЦДФ, давеча целый час хвастался пловчихами из бывшего ГДР. Другой канал, тоже немецкий, три дня не отходил от своего Главного Ракетчика - Бориса Беккера: Боря с ракеткой, Боря без ракетки, Боря опоздал на тренировку, Боря вовремя пошёл спать с подругой. Бориса по германскому телевидению до этого долгонько не показывали - суток этак с трое, так что самое, видно, было время к нему вернуться, чтобы зрители не забыли, как выглядит кумир. Да и режиссёру программы легче: вопросы обсуждены, ответы известны, камера уже сама на место становится, никого искать не надо. Да и как искать: спортсмен нынче пошёл нервный, может и полосануть. А отчего нервный? А оттого, что многие из них привыкли нынче ставить рекорды как на иголках, а как без иголок, уже не знают.
У большинства (ну, может, не подавляющего, а подавленного) главным советником по здоровью в последние годы служит одна - Анна Болика, она же - аптека. Я в прошлые годы, пока не знал, всё удивлялся: отчего это у девушек бицепсы растут, а вот груди - как раз нет? Как только какая-нибудь гимнасточка или там пловчиха в обтянутым трико выйдет - так кажется, что у неё даже соски внутрь смотрят от всех этих анаболических стервоидов или как там они называются. Они ведь - будущие матери, им ребёнка грудью кормить, а не бицепсом давить! Да и им самим сложновато в обхождении с лучшим другом, если он сам не того же рода. Помню, была к меня лет двадцать назад одна подруга, ватерполистка, так она по ночам обнимала меня так, что по утрам я от неё в зоопарк сбегал, к медведям, отдохнуть от её объятий в их нежных лапах!
С другой стороны, без иглы сегодня рекорда не сошьёшь, это факт.



Вон три атлетки из бывшей ГДР - Катрин Краббе с подругами - суды вроде бы все выиграли, сумели убедить, что моча у них одинаковая от того, что росли одни в одной и той же стране и воспитывались у одного и того же тренера. Поверить им, конечно, никто не поверил, но стартовать в Барселоне на всякий случай позволили. Так ведь они не поехали - понимали, что "по швейному делу" уже ничего не пройдёт, а просто орать "мочи нет!" (с ударением на втором слоге) тоже не поможет. Заставят ходить день и ночь с горшком в руках. Краббе на всякий случай попробовала силы за пару дней до Олимпиады в Бранденбурге - и побила собственный рекорд. Тот, который поставила в первом классе начальной школы, когда её в немецкие октябрята принимали.
А вина за всё это безобразие, кстати, и на нас, журналистах, и на вас, читателях, и, в первую очередь, на тех старых партайгеноссе из кремлёвских, пекинских, берлинских и прочих застенков, которые спортивные достижения за победу режима выдавали: Вперёд, к победе коммунизма! Быстрее! Выше! Сильнее! Ещё сильнее! Ещё выше! Ещё! Ещё!!! Дааавааааааййййй! И давали. А потом из варяг - в калеки.
Или другим путём: с пьедестала почёта - на скамейку запасных, а оттуда - на скамью подсудимых. А куда деться? Работать не научили, учиться не дали. Вроде у всех дипломы спортинститутов, а преподавателей они два раза в год видели, когда тем приказывали зачёты в книжку записать. Так герои ледовых площадок становились героями анекдотов, бывших чемпионов носили на руках уже не фанаты, а санитарки, и трудовые лагеря пополнялись составами на всё способных физруков. А в чём, спросите вы, наша с вами-то вина? Да в том, что мы - поддакивали, хвалили или ругали, мы тоже хотели: Быстрее! Выше! Сильнее! Забывая, что Бог создал человека не для издевательства над самим собой. Жирея в собственном соку, мы с видимым удовольствием предоставляли другим ставить рекорды, милостиво посылая судей - на мыло, а спортсменов - на плаху.. Когда-то крест Азаряна мог делать только сам Азарян, а сегодня им крестятся юнцы в первых классах ДЮСШОР.
Нельзя мне про партайгеноссе писать. Не успел закончить строчку, как в новотях доложили: Эрих Хонеккер возвращается на родину, в Берлин. Как говорится, из России, но без любви. Конечно, никто здесь четвертовать старикашку не будет, но познакомиться с теми тюрьмами, на расширение которых он когда-то охотно выделял средства, дадут. Думал я даже что-то написать о том, как его встретили, да, оказалось, всю встречу можно описать одной фразой: "Туполев" совершил в Берлине мягкую посадку, посадка Хонеккера была немного жёстче.

"Советский спорт" 1.8.1992

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top