ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ММКФ

C 19 по 29 июля 1999 года в Российской столице проходил XXI Московский Международный Кинофестиваль. Члену редколлегии нашей газеты, журналисту Артуру Вернеру пришлось смотреть все фильмы подряд, ведь он был членом международного жюри кинокритиков ФИПРЕССИ. Вот какие впечатления с фестиваля привёз он домой, в Кёльн.

Лично для меня это восьмой Московский кинофестиваль. Ещё будучи жителем Советского Союза, я побывал на фестивалях 1969 и 1971 года, а с 1989 года, с тех пор, как меня начали пускать на бывшую одну шестую часть света, не пропускал ни одного. Должен сказать, что позолота блеска первых фестивалей давно уже стёрлась, а новую наводят самоварным золотом. Впрочем, с точки зрения кинематографа двадцать первый фестиваль был, пожалуй, лучше двадцатого и девятнадцатого. Из семнадцати фильмов конкурсной программы примерно двенадцать можно было смотреть с интересом.



На торжественной церемонии открытия самой яркой фигурой был премьер-министр России Сергей Степашин, который прекрасно подыграл Никите Михалкову, охотно хлопнул кино-хлопушкой, объявляя фестиваль открытым, и с юмором принял в дар от Михалкова юнкерскую бескозырку из его фильма «Сибирский цирюльник». Кажется, едва ли не впервые советские люди увидели на месте премьер-министра живого человека. После этого собравшимся показали первый фильм конкурсной программы «Кормилица» режиссёра Марко Белоккьо. Психологическая драма об истории семьи врача, взявшего в кормилицы своему ребёнку жену арестованного революционера, снята неплохо, но скучновато и во всяком случае для открытия фестиваля мало пригодна. Хотя фильм Белоккьо обладает всеми качествами традиционного итальянского кино.

Российское кино было представлено двумя премьерами: русско-казахским фильмом «Фара» режиссёра Абая Карпыкова, и «Страстным бульваром» Владимира Хотиненко. Карпыков рассказал слегка фантастическую, не совсем правдоподобную историю доброго великана-повара, волей случая ставшего «КазаНовой» (так в Казахстане называют «новых казахов»). Героя играет любимый актёр Карпыкова, Фархат Абдраимов, актёр с большим весом в казахском кино (160 килограммов). Несмотря на недостатки сценария, картина могла бы быть интересной, но хорошую игру Абдраимова практически сводит на нет слабая Кристины Орбакайте. От талантливой девочки в «Чучеле» осталась только дочь Аллы Пугачёвой. Зато Абдраимов получил приз Большого жюри за лучшую мужскую роль.

«Страстной бульвар», который Хотиненко заканчивал буквально в дни фестиваля, российская пресса встретила «в штыки». Может быть, потому, что едва ли не все, кто прошёл по бульвару страстей режиссёра – герои не нашего времени, те, кого сегодня называют «отрицаловкой». Спившийся актёр нашёл старую записную книжку и бродит с ней по Москве, разыскивая собственное прошлое – бывшую жену, бывшую любовницу, бывших друзей и приятелей. Естественно, что иных уж нет, а те далече. Бывшая жена ненавидит нового мужа, бывшая любовница богата, но чудовищно одинока, а у бывшего приятеля из «балетных» съехала крыша и он дома исполняет какие-то безумные танцы. Тем не менее, иностранным критикам фильм понравился и наше жюри ФИПРЕССИ удостоило его специального приза «За последовательность в исследовании драмы современной российской жизни и своеобразия киноязыка».

Забавную ленту привезли на фестиваль финны. «Засада» – это рассказ о том, как доблестные финские парни вторглись в первые дни Великой Отечественной войны на советскую территорию и ведут разведку в лесах Карелии. Благородным и гуманным финнам противостоят русские варвары, которые расстреливают сдавшегося в плен, заманивают финнов в засаду и вообще ведут себя по меньшей мере как изверги. Говорят, что в самой Финляндии «Засада» по числу зрителей намного опережает все идущие в прокате фильмы, включая «Титаник». Тем не менее, сделана она режиссёром Олли Саарелой примерно в том же ключе, что и советские пропагандистские ленты военных и послевоенных лет и ни на какую премию рассчитывать, конечно, не могла. А может, и не претендовала.

Приятно удивил кинематограф Австралии фильмом Питера Данкана «Страсть», рассказавший, цитируя аннотацию, о «страданиях гениального Перси Грейнджера, блестящего пианиста, композитора-новатора, аранжировщика, радикала и интеллектуала». Гений-эксцентрик, поставленный перед выбором между любовницей, невестой лучшего друга и матерью, категорически отказывается подчиняться общепринятым правилам и канонам и находится в состоянии постоянного бунта по отношению к его окружению. Например, когда его просят сыграть для королевы что-нибудь из сочинений любимого ей Моцарта, Перси тут же встаёт на дыбы и называет композитора «сладкогласым певцом глупого немецкого романтизма». Острый, порой жёсткий фильм с мощной игрой Ричарда Роксберга, Барбары Херши и Эмили Вуф ещё раз подтверждает, что гений и злодей вполне могут уживаться в одном теле.

Бразильский кинематограф ещё раз доказал, что «мыльные оперы» являются далеко не единственным его жанром. Режиссёр Паулу Сезар Сарасени, основатель «нового бразильского кино», привёз в Москву последнюю часть своей «Трилогии страсти», картину «Путешественник». Первой частью трилогии был фильм «Порту дан Кайаш», снятый ещё в 1962 году, второй – «Убитый дом» 1971 года. Герой «Путешественника», Рафаэл, появляется в маленьком провинциальном городке на местном празднике. Вокруг него разгораются страсти, в результате которых жертвами красивого афериста становятся и гордая, богатая вдова Донна Анна де Лара, и невинная девочка Синья. Жюри ФИПРЕССИ удостоило фильм специального приза «За попытку переосмысления структуры традиционной латиноамериканской мелодрамы с помощью иронии и гротеска».

Известный французский режиссёр-комедиограф Паскаль Тома снял занятную историю из жизни французской буржуазии - фильм «Дилетантка». Героиня фильма Пьеретта Дюморье – женщина за сорок – возвращается после пятнадцатилетнего отсутствия в Париж к сыну и дочери. Первая половина картины показывает довольно легкомысленное порхание Пьеретты (имя героини – явный женский вариант клоунского имени Пьеро) по гостиным и альковам. Затем она вступает в связь с депутатом антикваром и покупает у его матери фамильные часы за смехотворно низкую цену. За что и оказывается в тюрьме, где ведёт себя безукоризненно. Картина более или менее рядовая, но за исполнение роли Пьеретты французская актриса Катрин Фро была удостоена приза Большого жюри за лучшую женскую роль и колье от «Тиффани и Ко». Сама актриса на церемонии награждения не присутствовала.
А вот ленту одного из старейшин итальянского кинематографа Марио Моничелли «Грязное бельё» не спасли, к сожалению, даже такие актёры, как Микеле Плачидо и Орнелла Мути (последняя, кстати, играла довольно плохо). Задумав картину как ироническую пародию на буржуазный быт семьи владельцев небольшой фабрики в стиле «комедии дель арте», восьмидесятичетырёхлетний Моничелли, к сожалению, не сумел реализовать свой замысел. Фильм настолько полон нереализованными возможностями, что, выходя после просмотра, оставалось только жалеть о том, что решил покопаться в этом грязном белье.

Последний фильм, о котором я хочу рассказать – «Жажда жизни» патриарха японского кинематографа Кането Синдо. То, что первый показ фильма состоялся в Москве – не случай. В 1961 году Синдо привёз в Москву свой «Голый остров», удостоенный на Втором Московском фестивале Большого приза вместе с «Чистым небом» Григория Чухрая. Уже тогда фильм Кането Синдо поразил зрителей своей глубокой связью с традициями народа айну – живописной, поэтической, философской. В этот раз фильм восьмидесятисемилетнего режиссёра забрал все три главные награды фестиваля – Большой приз, приз жюри международной кинокритики ФИПРЕССИ и приз жюри российской кинокритики. Кането Синдо сумел показать сквозь призму собственных лет трагедию старого человека, который в современном обществе не нужен никому – ни врачам, ни больницам, ни окружающим, ни даже собственной дочери. «Жажда жизни» сделана как «фильм в фильме». На фоне цветной современности проходит чёрно-белая легенда о священной горе Обасутэ, на которую в древности уносили умирать стариков по достижении ими 70 лет. Параллельный герой старика Ясукичи в этой легенде - старуха Окома. Она вырастила двух сыновей, одного женила и рада освободить место в тесной хижине своим детям. В те далёкие времена уход стариков из жизни считался праздником, поэтому многие ровесники Окомы откровенно ей завидуют. Старший сын несёт её на гору Обасутэ, и раздумья Окомы на долгом чёрно-белом пути к Ущелью смерти как бы подчёркивают великий смысл человеческой жизни. В конце фильма принесённая на место Окома начинает молиться, и под сыплющимся снегом окончания молитвы терпеливо ждут и голодные волки, и голодные вороны. Блестящий режиссёр Кането Синдо ещё раз доказал, что истинный дар художника стареет не всегда вместе с его телом.

На церемонии закрытия фестиваля было зачитано распоряжение премьер-министра Российской Федерации Сергея Степашина о том, что в будущем, 2000 году, Московский Международный Кинофестиваль будет проходить с 19 по 29 июля. Отныне ММКФ объявляется ежегодным, а Москва будет официальным место его прописки. Правда, отборочной комиссии будет очень трудно найти достаточное количество хороших картин для конкурсного показа – подобрать их и раз в два года не так уж и легко, тем более на фестиваль с не самым лучшим имиджем – но до июля 2000 года времени ещё много. Есть и ещё одна небольшая проблема. Бюджет XXI ММКФ утверждал сначала Примаков, а потом – Степашин и кто будет сидеть в кресле Премьера после выборов, не знают сегодня ни в Думе, ни в Кремле.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top