ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕКЛЕНИЕ, ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП.

Не знаю, на каком седьмом небе звёзды сложились в этот гороскоп, но в самом конце апреля и в мае мне довелось посмотреть сначала шоу Евгения Плющенко в Вольфсбурге, а потом шоу Ильи Авербуха дважды: одно в Дюссельдорфе, другое, прощальное – в Екатеринбурге.

Где артисты со слезами на глазах прощались с уральцами, а последние выражали огромную благодарность и надежду, что эта встреча всё-таки была не последней. Представления „Ледникового периода“ я уже смотрел в тех же Екатеринбурге и Дюссельдорфе поздней осенью 2007 года, и в 2008 году тоже дважды – в Баку и Мангейме – поэтому считаю, что зрительский опыт накопил достаточный.

Читатель наверняка помнит, что поначалу я принял в штыки саму идею создания упряжек из коня и трепетной лани. Но со временем изменил своё мнение весьма простым способом: перестал рассматривать зрелище как фигурное катание, обозначив его для себя как „совместные выступления на коньках“, и прекратил слушать бессовестные враки так называемых судей. От года к году шоу становилось профессиональнее и сложнее, превращаясь в мощное, интересное показательное выступление. Популярные труженики сцены и экрана стали почти фигуристами, фигуристы почти выучились лицедейству, а фигуристки заметно повысили уровень этого для них природного дара. Илья Авербух вырос в серьёзного организатора, сочетающего в себе автора, тренера, хореографа, администратора и, не в последнюю очередь, бизнесмена.



Фото:
http://www.dryzi.com/UserFiles/Image/03.09.08/led.jpg


Чемпионы и призёры минувших чемпионатов и Олимпийских Игр благодарны ему за то, что бывший товарищ по сборной дал им возможность заработать хорошие деньги на том, что всегда было и осталось их единственной профессией. Артисты и артистки, певцы и певицы, солисты балета, армянский комедиант сочинского разлива и один, отдельно взятый чемпион мира по боксу получили прекрасную возможность показаться широчайшей публике в совсем ином, несвойственном амплуа – тоже, конечно, не только за красивые глаза и не менее привлекательные иные части тела. А понимающих по-русски зрителей не только из России, но и из стран Ближнего и Дальнего Зарубежья Илья Авербух одарил редчайшей возможностью увидеть всех вышеупомянутых любимиц, любимцев и кумиров, что называется, в натуральную величину и в режиме реального времени. Да при этом ещё посмотреть все номера без рекламных пауз и, что главное, без малограмотных комментариев и без откровенного сведения счётов некоторых жюриков с некоторыми фигуристами.

В составлении упряжек – простите, разумеется, пар – Авербух показал себя как неплохой психолог, практически безошибочно определяя возможность совместимости мужского и женского элемента. Самые сочные „космонавтки“ прекрасно спаривались с Алексеем Тихоновым (для тех, кто не в курсе, поясняю, что впервые назвал „космонавткой“ Анну Семенович за то, что её можно посылать в Галактику без скафандра – Анюта даже в безвоздушном пространстве будет дышать полной грудью). Разве можно забыть таких „Тихонь“, как загадочная волоокая инопланетянка Анна Большова с очаровательно неправильными чертами лица и очаровательно правильно налитыми персями? Или совершенную едва ли не до стерильности красавицу Екатерину Стриженову, чьё декольте постоянно бросает вызов математикам-любителям? Высшую оценку уровню интеллекта, таланту педагога и мужской красоте Повиласа Ванагаса дали все его партнёрши – за исключением, может быть, одной. С искренним восхищением отзываются на-парники и на-парницы об Албене Денковой, Максиме Стависком и Максиме Маринине, не говоря уже о восторженных характеристиках, данных партнёршами Роману Костомарову или партнёрами двум Татьянам – Тотьмяниной и Навке. А какой стойкий мужчина не был готов немедленно пойти в скульпторы только для того, чтобы лепить фрески с Фриске?
Лично на меня до сих пор действуют чары и Ирины Лобачёвой, хотя видел я её в шоу на льду только раз, в Баку, и имя партнёра не запомнил. Зато буквально врезалась в память её туго обтянутая фигура, своей стройностью, гладкостью и абсолютным отсутствием сучковатости напоминающая не то берёзку, не то корабельную сосёнку.

Однако никакая идея не вечна и даже самая удачная попытка совмещения разных жанров когда-то должна была себя исчерпать. Тем более что ни одна из серий „Ледникового периода“ не вышла за границу жанра показательных выступлений и не была связана чётким сценарием – как это можно наблюдать, скажем, во всех коллективах Holiday on ice или в ледовом театре Натальи Бестемьяновой, Игоря Бобрина и Андрея Букина. Даже упомянутое мной шоу Евгения Плющенко – а на самом деле, конечно, его агента Арарата Закаряна – это варьете на льду, для будущих выступлений которого Закарян, кажется, собирается заказать либретто какому-то серьёзному профессионалу.

Не исключаю, что идея превращения показательных выступлений в единый спектакль пришла и к Илье Авербуху. По крайней мере, если проследить за названиями программ, можно заметить, что он заранее готовил шоу сезона 2008/2009 года как последнее в этом роде. Оно и называлось: „Ледниковый период. Глобальное потепление“. А при потеплении лёд, как известно, тает, ручейки воды стекаются в потоки. Учитывая глобальность данного метеорологического явления, нельзя исключить, что новое шоу будет каким-то образом связано со Всемирным потопом. Как любил говаривать один из французских королей, „После меня хоть потоп“. А почему, собственно, „после меня“, а не „со мной, но после этой программы“? Людовик давно канул в Лету, Авербух продолжает жить среди нас.
Разве нельзя представить себе такую библейскую картину: по волнам потопа собирается отплыть в сторону Арарата (не Закаряна!) Ильиноев ковчег. У подножья трапа квалификационная бригада в образах Б-га А. и Шайтана Б. отбирает для него пассажиров – каждой твари по паре, включая семь пар чистых и семь пар нечистых. Великолепное зрелище! Двух самых нечистых можно взять из членов прежнего жюри, но для блага обитателей ковчега „гадкую парочку“ было бы полезнее оставить на берегу или утопить, хотя это до сих пор так никому и не удалось.

Можно, конечно, обойтись и без библейского сюжета. Чем плохи, скажем, русские народные сказки? Взять хотя бы „Трёх медведей“. Неважно, кто будет играть медведя-папу: Вилли Хаапасало, Николай Валуев или Алексей Митрофанов – с этой несложной задачей справится любой. Роль медведицы-мамы я бы умолял взять Татьяну Анатольевну Тарасову: ни одна актриса в мире не сможет лучше неё грозно воскликнуть с выражением (причём, далеко не с одним): „ Кто хлебал из МОЕЙ чашки?“ „Кто лежал на МОЕЙ постели и смял её?“ Полагаю, что медвежонка прекрасно сыграл бы „мальчик с пальчиком“ Миша Галустян, а образ Машеньки народ, кажется, слагал специально для Марии Петровой. Для придания сказке большей остроты можно было бы ввести дополнительный персонаж. После вышеупомянутых "тёплых" слов мохнатой мамы и грозящего жеста её мохнатой лапы ведущий Авербух задумчиво произносит из-за кулис: „В лесу раздавался топор дровосека“. И когда медвежонок Миша, обнаружив в своей кроватке раскинувшуюся в сладком сне Машеньку, решает воспользоваться безвылазной для девушки ситуацией и заняться с ней медвежачьим свинством (при попустительстве и преступном бездействии жадно чавкающих остатками ужина родителей), дверь распахивается, и в избушку врывается дровосекс Тихон. С лезвия его топора ещё стекают мутноватые капли сока свежесрубленного дерева. Дикие звери спасаются бегством в тайгу, Машенька остаётся в целости и сохранности и на радостях отплясывает в обнимку со спасителем искромётную Таранделлу. Как выяснилось, девушка отнесла бабушке свежеиспечённые пирожки и брела восвояси домой, но заблудилась, притомилась, проголодалась и забрела на отдых в первую попавшуюся избушку. А за Тихона давно собиралась замуж. Вот вам и продолжение сюжета – сначала к „Машеньке и медведю“, потом, от пирожков – к Колобку (мучное к мучному). Чтобы защитить от волка в девичьей шкуре бабушку, образ которой могла бы создать повзрослевшая, но и сегодня столь же очаровательная Катюша Гордеева, из-за леса, из-за гор едет дедушка Егор. От коего сюжетная линия ведёт прямо к Георгию-Победоносцу.
Была у меня мыслишка вставить в сюжет и „Сказку о попе и его работнике Балде“ А.С. Пушкина, адаптировав её к нужному времени года. Балда, чью роль, уверен, прекрасно сыграл бы прирождённый комикадзе этого уровня Иван-дурак (в миру Иван Ургант), прорубает во льду лунку и запускает в неё верёвку, на которую попадается чёрт Марат Башаров. Из-под купола на лёд Башаров уже падал, теперь бы он на этот лёд вынырнул снизу. Смешно, правда? Но, подумав, я понял: творение классика русской литературы арапских корней пришлось бы безжалостно исправлять, вымарывая хулу на ныне безгрешного по определению священнослужителя: в поставленной "на попа" России Великорусская православная церковь по своему влиянию на государство и общество оставила далеко позади себя КПСС, ВЛКСМ и Пионерскую организацию имени В.И. Ленина вместе взятые. Может, мозговал я, есть смысл переставить ударение и поименовать труд Пушкина „Сказкой о пОпе и её Балде?“ Но вовремя сообразил: никто из наших фигуристов или артистов не согласится играть попу даже в шутку, дабы никто ничего не подумал или, что ещё страшнее, не опубликовал... Пришлось бы приглашать иностранца, а они к специфике наших сказок абсолютно не подходят.

Впрочем, пора отправить свои несвоевременные мысли на незаслуженный отдых. Наверняка на Первом канале работают канальи, гораздо более опытные по части написания сценариев. Вона, какое Евровидение отгрохали! Правда, если Авербух решит сделать ледовое зрелище своим главным делом и показывать его как по странам СНГ, так и в других странах и на других континентах, ему придётся делать как минимум две труппы (для внутреннего рынка и экспортный вариант). Даже самые яркие „звёзды“ российского неба иностранному зрителю не светят, его не греют и ничего ему не говорят – а, значит, и не заставляют раскошелиться на билеты. А на одних эмигрантах проживёшь ровно столько, пока не подрастут их дети, которые не интересуются „ностальгией с тарелки“.
Все данные для того, чтобы стать лучшим импресарио России в области ледового шоу, у Авербуха есть. Ему необходимо только внимательно изучить ошибки предшественников, включая иностранных, и научиться на них, а не на своих. Ведь даже „золотая девочка“ обеих Германий, Катарина Витт, не сумела закрепиться на этом рынке.
Позвольте на сём и закончить, пожелав читателю и себе дожить до нового шоу Ильи Авербуха и его соратников.

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top