В ГОРОДЕ СОЧИ СВЕТЛЫЕ ДНИ

Но не для всех. И не только они…

На сцене Сочинского театра боевых действий – в новом дворце спорта, непонятно чьей больной фантазией названном „Айсберг“ – подведён первый итог нового сезона фигурного катания.

Официально соревнования назывались финалом серии Grand Prix ISU по фигурному катанию и танцам на льду. Результаты и шести этапов, и финала с участием лучших шестёрок читателю уже хорошо известны – главный соперник газетчика, интернет, не дремлет. В нём участникам уже пересчитали все рёбра, зубцы, ужимки и прыжки, разогнули дуги, раскрутили твиззлы, поэтому называть суммы чисел не стоит. Поговорим о другом.

Как известно, в Сочи не только готовятся к Зимним Олимпийским играм 2014 года, но и строят кольцевую трассу для автогонок „Формулы-1“. Есть ли что-то общее между этими видами спорта?

Мне кажется – параллели есть.
Соревнования „Формулы-1“ начинаются со свободных заездов, во время которых „гонщики проезжают трассу в свободном, комфортном для них режиме, чтобы ознакомиться с трассой и настроить болид“. За свободными заездами следует квалификация из трёх сессий, по результатам которых определяются позиции гонщиков на так называемой „стартовой решётке“.
Лучшим отводятся места в первых клетках решётки, но это никоим образом не означает, что именно они займут места на пьедестале. Победит тот, кто придёт первым на самих гонках.

Нечто подобное происходит и в фигурном катании, где главная победа – на чемпионате мира (и, разумеется, раз в четыре года на Олимпийских играх). Чемпионаты Европы и четырёх континентов можно считать квалификацией, а этапы серии Grand Prix и прочие международные соревнования начала сезона – свободными заездами.
С позволения читателя, попробую истолковать результаты „свободных заездов“ начавшегося сезона с этой точки зрения, обратив особое внимание на Галактику российских фигуристов, её звёзды, кометы и метеориты.



Как, в общем-то, и следовало ожидать, вместо победоносной эстафеты мы увидели

БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

Сколько бы ни скребла по сусекам и ни мела по амбарам своих школ Федерация фигурного катания на коньках России, как бы ни тужился „Росспортоборонэкспорт“, но для полёта на вершину серии Grand Prix они сумели вывести на старт всего четыре мужских ракеты: „Жан Буш“, „Сергей Воронов“, „Артур Гачинский“ и „Константин Меньшов“. Все оказались ракетами класса „земля-земля“ очень среднего радиуса действия и не только не долетели до цели, но даже не попали в десятку.

Женское подразделение было вдвое больше и явно составлялось по принципу „не уменьем, так числом“. Результаты, однако, соответствовали другому принципу: „чем меньше, тем лучше“ – в финал пробились только четырнадцатилетняя Юлия Липницкая и пятнадцатилетняя Елизавета Туктамышева.



Елизавета Туктамышева
Фото vk.com

Прочие, постарше, получили места от 11-го (Сотникова) до 33-его (Шелепень). Как будто поэтапно торопились спросить: Кто последний? Я за вами!

На пути к славе „кометы“ сгорели в плотных слоях конкуренции, „звёзды“ рассыпались звёздной пылью и, не выручи ФФККР „светлячки“, ситуация в женском одиночном катании стала бы полным мраком.
Об Алёне Леоновой я писал ранней осенью, сдвигов в лучшую сторону с тех пор не заметил. Ксения Макарова тоже ничем приятным не удивила. Сотникова каталась хуже, чем от неё хотели. Вообще-то и её, и Коробейникову, и Туктамышеву, и Липницкую следовало бы немедленно снять со всех взрослых гонок за медалями и бережно выращивать для Олимпийских игр 2018 года. Но невольно встаёт вопрос: кто смог бы сделать из них чемпионок? Конечно, ещё год-два они могут оставаться у прежних наставников – учителей среднего уровня, а потом? В Москве не осталось ни одного активного тренера „профессорского класса“, способного успешно преподавать науку побеждать – иных уж нет, а те далече. Так что девочек попользуют пару лет на благо РФ (Родной Федерации), а потом спишут за ненадобностью, заменив нынешними двенадцатилетними гуттаперчевыми попрыгушками.

Удачно закончились отборочные этапы для спортивных пар – до финала доехали все три ведущие: Татьяна Волосожар/Максим Траньков, Юко Кавагучи/Александр Смирнов и Вера Базарова/Юрий Ларионов.



Юко Кавагучи/Александр Смирнов
Фото winter.sport-express.ru

Да и Ксения Столбова с Фёдором Климовым встали на девятую позицию, замкнув тройку запасных. Конечно, катались наши пары не лучшим образом, да и всё парное катание переживает глубочайший кризис, но честный выигрыш есть честный выигрыш. Анастасию Мартюшеву с Алексеем Рогоновым я на льду не видел, поэтому судить об их катании и возможностях не могу.

Достойно для этого сезона были представлены и российские танцоры: в финал вошли Екатерина Боброва с Дмитрием Соловьёвым и Елена Ильиных с Никитой Кацалаповым. Екатерина Рязанова с Ильёй Ткаченко подобрались довольно близко к финалистам, заняв на скамейке запасных второе место. Если бы они проводили на тренировках в США столько же времени, сколько в Одинцово – могли вкатиться и в финал. Крайне странными показались результаты пары Екатерина Пушкаш/Джонатан Геррейро: заняв на загадочном непрозрачном турнире без интернета в Румынии второе место вслед за Ильиных/Кацалаповым, оба этапа серии Гран При она закончила с нулевым результатом.
Мне кажется, этот, в общем-то, неплохой, дуэт вообще не имел шанс стать призёром чемпионата Европы или мира (не говоря уже об Олимпийских играх), выступая под флагом РФ. В российском рейтинге танца американская школа Натальи Линичук находится ниже школ тренеров, работающих в Москве и Подмосковье. Впрочем, дело не в тренерах – Екатерину с Джонатаном не вытянул наверх даже Николай Морозов. Просто в Тулу не едут со своим самоваром, а в Москву – со своим танцором.



Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьёв
Фото sportscom.ru

Итак, в „последний и решительный бой“ Grand Prix великая держава послала одну девочку (Юлия Липницкая выступить не смогла) без мальчиков и пять девушек с пятью юношами: тремя спортсменами и двумя танцорами.
Завидовать российским финалистам не стоило. Им было крайне трудно выдержать давление предстоящих Олимпийских игр в том же городе, в том же дворце спорта, на том же льду, под пристальным взглядом людей, от которых зависела вся их будущая жизнь.
Степень изношенности нервной системы тех, кто взрослее, достигла верхней отметки ещё до начала главных сражений. Несмотря на то, что фигуристов заверяли: всем союзническим арбитрам припомнили когда-то данную присягу „Сужу Советскому Союзу!“
Правда, медальный план удалось выполнить только в парном катании – первое и второе места у Волосожар/Транькова (204,55 балла) и Базаровой/Ларионова (201,60 балла). При этом первые проиграли вторым произвольную программу.

Их главные европейские соперники, Алёна Савченко и Робин Шолковы, почувствовав запах гари, избрали более лёгкий путь. Руководствуясь пословицей „Умный в гору не пойдёт, умный Айсберг обойдёт“, они предпочли игре с огнём этапов GP малозначительный турнир NRW Trophy в Дортмунде, где из восьми остальных пар только две можно было назвать более или менее конкурентоспособными. И, естественно, заняли первое место с оценкой аж в 207,52 балла! Немецкая пара играла на своём поле и со своими СМИ, поэтому новые заплаты на старых, перелицованных программах остались как бы незамеченными, а сплав оценили по высшей золотой пробе.
Были ли они лучшими? Наверное, да, если считать по системе анекдота, который я слышал с полвека назад:
Дореволюционная Россия. Еврейское местечко где-то в Белоруссии. На главной улице – три портновских мастерских. Над дверями первой вывеска: „Лучший портной в Российской империи“. Над дверями второй – „Лучший портной в Европе“. А над дверями третьей – „Лучший портной на этой улице“. Получается, Савченко и Шолковы были лучшими портными – простите, фигуристами – на главной улице местечка Дортмунд.

Елизавета Туктамышева свой первый в жизни турнир Grand Prix ISU выиграла, несмотря на то, что уступила первые четыре места соперницам предыдущих поколений, ветеранкам мировых чемпионатов. Мао Асаде – 22 года, Эшли Вагнер – 21, Акико Сузуки – 27 и Кире Корпи – 24. Но и в этом составе участниц произвольной программе расцветающей в девушку девочке дали вторую оценку, вслед за Асадой. Это не проигрыш, это пока ещё просто другой принцип определения рейтинга.
Тем не менее, я считал и считаю, что отправка на взрослые чемпионаты таких подростков, как Лиза и Юля – поступок не менее аморальный, чем, скажем, выдача 7-9 летних девочек замуж за взрослых мужчин в странах, которые принято считать недоразвитыми. Недоигранное детство, нерасцветшая юность, недоспанные ночи, недокрученные прыжки…..



Сколько таких детей сгорело в топках честолюбия советских и российских чиновников от спорта? Наверняка хватило не на один сонм ангелов!

В танцах считаю пятое место Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьёва несомненной победой. В первую очередь над теми, кого СМИшнЫе знатоки загодя объявили „первой танцевальной парой и ныне, и присно, и до конца Олимпийских игр 2014 года“ – Еленой Ильиных и Никитой Кацалаповым. Очень трудно выплывать против течения в родных территориальных водах. Говоря языком шахмат, Катя и Дима поставили Лену и Никиту в положение „цугцванг“ – теперь любимые ученики Николая Морозова просто обязаны выиграть у них чемпионат России. Мы с удовольствием поболеем и за тех, и за других. И за третьих и четвёртых, разумеется, тоже.
А пропустить вперёд себя три пары с техникой и программами Игоря Шпильбанда и ещё одну, которую готовили Олег Волков, Геннадий Аккерман и Александр Жулин, Бобровой с Соловьёвым было не стыдно. Теперь они по рейтингу, как минимум, третья танцевальная пара Европы.
За такой несомненный успех в танцах следует, наверное, поблагодарить Старшего тренера сборной России по танцам на льду, Максима Андреевича Шабалина. Ему бы ещё провести курсы повышения квалификации для Елены Гараниной, Алексея и Людмилы Горшковых, Ирины Жук, Елены Кустаровой, Светланы Ляпиной, Ксении Румянцевой, Александра Свинина, Олега Судакова (Т.А. Тарасову и Е.А. Чайковскую можно освободить по возрастным причинам) – и можно ставить рядом с его столом на Лужнецкой большой сундук для грядущих наград. Правда, за этим столом, говорят, сидит уже Яна Вадимовна Хохлова.

В остальных разрядах тоже пора назначить новых Старших тренеров, из молодых.
Мужское одиночное катание, допустим, отдать в руки единственного полного кавалера Олимпийских медалей, Евгения Викторовича Плющенко. Со своим огромным талантом, личным обаянием, ангельским характером и природным красноречием он мог бы добиться многого.
На женское одиночное катание „посадить“ Викторию Евгеньевну Буцаеву. У неё уже есть и опыт тренера – больше, чем у Плющенко – и море обаяния, оставшееся с юных лет, когда её звали Викой Волчковой.
С парным катанием сложнее. Питерских в Москву приглашать не будут – они в Первопрестольной и без того сидят едва ли не в каждом втором руководящем кресле. В Перми, Саранске и Екатеринбурге искать некого. Может, предложить пост Нодари Майсурадзе?

Но жутки в сторону. Одна женщина, много лет творящая в советском и российском фигурном катании, написала мне следующие строки:
„Двадцать лет назад у нас, в СССР, работала хорошо отлаженная система подготовки. Тренер-постановщик, хореограф, тренер по ОФП, музыкальный редактор и художник работали сообща. В этом содружестве создавались программы, где не было мелочей. На Западе такое себе могли позволить единицы – только достигшие высокого уровня спортсмены из очень обеспеченных семей.
За последние двадцать лет систему полностью разрушили
.



Министр-Сочинитель победных реляций

Теперь тренеры сами ставят программы, сами монтируют музыку, сами (или родители спортсменов) придумывают и шьют костюмы, а потом приглашают „дорогих“ стилистов, которые делают по своему усмотрению причёски и макияж ... В результате выходит непонятно что.
Полностью разделяю мнение специалиста, так как прекрасно помню давно переехавшего в США композитора и музыкального редактора Александра Гольдштейна, который писал и аранжировал музыку едва ли не всем советским чемпионам и призёрам. Помню хореографов, работавших в одной связке с ним и с художниками по костюмам. Помню двух тренеров, которые точили коньки фигуристам сборной – Игоря Ксенофонтова и Эдуарда Плинера. И многих других специалистов. Каждый работал со своими спортсменами, но все были одной командой, работающей на развитие и процветание отечественного фигурного катания. А вместе с ним и мирового, так как без сильной конкуренции „каждый сам себе король“. Не стало СССР и ГДР – не стало и высококлассного парного катания ни в Европе, ни в Америке. Китай, с подачи Игоря Ксенофонтова, разработал собственную систему подготовки парников и одиночников, но тоже на базе советской школы. Потому побеждает, идя вперёд и вверх.
Кстати, в те, уже далёкие, времена, коллеги-журналисты понимали, о чём пишут. Они этому долго учились. А сегодня на страницы интернета и некоторых газет чаще всего выплёскивают слитую им выгодную тренерам информацию заурядные „давалки микрофона“. Писульки, не обременённые тяжестью знания.



Читал, как они охмуряли читателя бессовестной брехнёй Марины Зуевой о том, что бедняжка была вынуждена защищаться, так как Шпильбанд-де хотел отделиться от неё с двумя лучшими парами. Не буду комментировать этот бред сивых кобылок. Позволю себе только заметить, что танцевальную школу в Arctic Edge Club открыли именно для Шпильбанда. Зуеву пригласил в Кэнтон он, а та приволокла с собой любовника, Джонни Джонса, выгнанного из Детройта именно за связь с ней, состоя в законном браке.

Впрочем, история одностороннего разрыва Марины Зуевой с Игорем Шпильбандом – сюжет для другого рассказа. Может быть, к этой теме я вернусь после чемпионата мира.

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top