ВЫБРОС

В тиши городка Одинцово
РусАлка с писеем жила.
Собой хороша, хоть не нова,
Как демон, коварна и зла.

Этого события фигурное катание России ждало десятилетиями. Им грезили по ночам – одни в розовых снах, другие в страшных.

. Имя у неё тоже литературное, в честь юной развратницы из романа Владимира Набокова.После смерти Анны Ильиничны Синилкиной в августе 1997 года на всей территории Российской Федерации не осталось ни одного человека, способного отправить Валентина Николаевича Писеева на свалку истории - хотя в желающих недостатка не было. Опытный царедворец, ориентировавшийся в коридорах средней власти не хуже, чем крыса Шушара в подземельях и закоулках под домом папы Карло, но более злобный, постоянно находил закоулки, в которых спасал шкуру не только собственную, но и своей постоянной напарницы.

Жизнь и „подвиги“ Валентина Писеева описаны в моих статьях „Чёрная фигура на фоне голубого льда“ в 1992 году, „Конец Лета Писи“ в 2010 году и в некоторых других публикациях (они есть на этом сайте), поэтому добавлю лишь несколько строк. Президентом Федерации фигурного катания на коньках сначала СССР, а потом и России он пробыл долее двадцати лет – с 1988 по 2010 годы, каждый раз добиваясь переизбрания на следующий срок всеми неправдами и неправдами (правдами он ничего не достигал с юности). А в 2010 году Писеев провёл многоходовую игру и назначил себя генеральным директором федерации, подставив на место президента Александра Горшкова. При этом первому советскому олимпийскому чемпиону в танцах достались лишь трон и мантия короля российского фигурного катания, но, как и в шахматах, ход короля был ограничен одним полем – представительским. Плюс к тому, король оказался незащищённым ни от шахов, ни от мата с вышестоящих и нижележащих этажей. Разумеется, скипетр истинной власти - финансы - Писеев из своих цепких рук не выпустил и Золотой ключик новоизбранному Президенту не отдал.

Вместо Горшкова в технический комитет ISU по танцам тут же была продвинута Алла Викторовна Шеховцова-Писеева, ради чего вся комбинация и была затеяна. Именно для освобождения места в техкоме для жены Писеев уболтал Горшкова добровольно покинуть пост председателя технического комитета ISU по танцам, пообещав ему то, что не был в состоянии сделать даже сам президент ISU. Да и сокровенное желание супруги немедленно занять кресло председателя техкома исполнить не удалось.

Довольно долго Писеев выигрывал выборы против всех прочих претендентов. Почему? Вот цитата из моей статьи:
„Голосовали за него, в основном, тренеры и функционеры из российской провинции, хорошо помнящие, от кого именно зависели в старое недоброе время и повышения по службе, и поездки за границу, и вообще весь набор льгот, способных скрасить далеко не лёгкое бытие спортивного тренера.



К тому же Валентин Николаевич заботился о своих „сыновьях и дочерях“: одним подписывал внеочередные загранкомандировки, другим помогал бороться с алкоголем, третьим заменял ходатая по делам, а кое-кому - и друга в долгие одинокие ночи на сборах и спартакиадах. Ещё кто-то поднял руку за Писеева, а не на него потому, что просто не имел ни времени, ни желания снова тащиться через всю страну на очередную конференцию.“


Но время шло, и времена менялись. Какой-то, пока ещё не уточнённой следственными органами, украдкой Писеев умудрился „потерять“ десятки миллионов принадлежащих Федерации рублей, вложенных в какой-то московский банк, впоследствии лишённый лицензии. Видимо, потеряв с преклонным возрастом чутьё опасности, ВНП допустил несколько недопустимых выпадов в адрес вышестоящих инстанций. Сделал пару других кардинальных ошибок. Кресло гендиректора начало перегреваться и дымиться, и Писеев вспомнил фразу одного из героев советского фильма „Праздник святого Йоргена“: „Главное в профессии вора, как и в профессии святого, конечно, это вовремя смотаться“. И подставить под удар того, кто придёт на должность после него.

Задумано – исполнено. 18 сентября 2014 года, в самом начале упомянутой отчётно-выборной конференции ФФККР, видимо, под давлением министерства спорта и в страхе наказания за совершённые им гадости, нарушения и даже преступления, Валентин Писеев добровольно-принудительно отказался баллотироваться на должность генерального директора в пользу Александра Ильича Когана (вытребовав себе за это звание почётного президента Федерации, пожизненную прибавку к пенсии в размере не ниже оклада, оплату медицинского страхования, предоставление при надобности служебного автомобиля и массу дополнительных льгот. Писеев долго пытался отбить у Когана и свой более чем привычный служебный кабинет на Лужнецкой набережной, но тот сумел доходчиво объяснить почётному интригану, что кабинет нужен ему самому, причём для работы.



Теперь Валентин Николаевич пытается сколотить „теневое правительство“ из оставшихся в исполкоме Федерации ровесников, советских компартийных функционеров, и каждый день обсуждает с ними по телефону возможности своего возвращения. Заодно поливая собственной желчью любые действия Александра Когана – человека, вынужденного расчищать оставленные ему Авгиевы конюшни.


АЛЛА – АКБАР ??? . . . . . . НЕ ПРИВЕДИ, ГОСПОДЬ !!!
В третьей декаде сентября в баварском Оберстдорфе прошёл сорок шестой международный турнир для взрослых, Nebelhorn Trophy, на который я езжу уже лет тридцать с гаком.
Придя утром 24 сентября на аккредитацию, я увидел, что передо мной оформляются несколько участников соревнований, в том числе судья Писеева, и её супруг. Когда очередь дошла до россиян, Алла Викторовна назвала свою девичью фамилию, Шеховцова, и, после сверки со списком, получила аккредитацию и информацию. А вот фамилию „Писеев“ сотрудница Оргкомитета в списках не нашла, поэтому спросила Шеховцову: какую функцию исполняет на турнире этот мужчина? На что получила ошеломивший меня ответ: „Этот человек - со мной“.



Без малого четверть века Писеев был президентом Федерации и VIP-гостем, а теперь скатился до простого "сомноя"?
Сначала я подумал, что у супруги ещё более увеличилась мания величия. Потом мне захотелось захохотать, как Шаляпин в песне о короле и блохе. Но, дождавшись собственной аккредитации и немного остыв, я понял, что стал свидетелем редчайшего случая – Шеховцова сказала чистую правду. За долгие годы жизни, проведённые в браке без горячей любви, она-таки сумела превратить Писеева из тирана в подкаблучника и стать, по сути дела, главной безответственной фигурой российского фигурного катания. Безответственной в том смысле, что за все её просчёты должен был отвечать кто-то другой. Видимо, не случайно я писал в октябре 1995 года в статье „Инш Алла“: „К слабому полу дальний потомок коновода Золотой Орды издавна имел сильную слабость, поэтому с наскоку "клюнул" на молодую, симпатичную провинциалку, приняв медную блесну за золотую рыбку“.
Не безосновательно опасаясь, что после отставки мужа уберут и её, Алла Викторовна рванула в поход за собственной властью. Как в Федерации, где она поначалу попыталась стать вице-президентом, так и в Международном союзе конькобежцев (ISU), где, за счёт обмана Александра Горшкова, стала членом технического комитета по танцам. Там Шеховцова мечтает стать для начала председателем техкома – это пост, который занимал олимпийский чемпион Горшков, потом дойти по стопам итальянки Сони Бьянкетти до Совета ISU, а там, глядишь, этот союз конькобежцев и возглавить. То есть, стать российской „Холерой Клинтон“. Правда, в списке советских аналогов Моники Левински, прошедших через „Oral оffice“ её мужа, есть фамилии едва ли не на все буквы русского алфавита, включая шипящие согласные. Хотя сама Шеховцова по складу характера относится скорее к шипящим несогласным.



Перешагнув 2 ноября порог своего 50-летия, Алла Викторовна по праву сможет считать прошлое лучшими годами своей жизни. Но это, к сожалению, предполагает, что предстоящие годы могут стать худшими не только для неё самой, но и для её окружения и подчинённых – если Шеховцову оставят на руководящем посту.

Нужны ли фигурному катанию России, и без того ослабленному махинациями В.Н. Писеева, интриги его жены, из-за которых выращивание будущих призёров и чемпионов, особенно в танцах, вновь переживает глубокий кризис? Весь мир помнит, как после произвольного катания женщин за ЗОИ в Сочи Шеховцова кинулась на шею Аделине Сотниковой, наглядно показав urbi et orbi, кому именно обязана Сотникова званием олимпийской чемпионки. Ей, а не Буяновой и не Тарасовой. С этой целью она, судья танцев и член техкома ISU по танцам, сумела устроить включение себя в судейскую бригаду женского одиночного катания при исполнении произвольной программы – то есть, в финал. И, поставив Сотникову на высшую ступень пьедестала, тут же побежала поздравлять её под телекамеры и фотообъективы. Чтобы все увидели, кому обязана Россия за золотую медаль в женском одиночном катании.


Победительница и Присудительница



Телевизионная картинка обогнула нашу планету не один раз и ещё раз доказала, что в России побеждает тот, кого решили сделать победителем. Реакция мировых СМИ – от США и Канады до Японии и Южной Кореи – была соответствующей и нанесла лику России как организатора Игр непоправимый ущерб. На Олимпиаде-2018 в южнокорейском Пхёнчане азиаты могут выйти на старт под музыку Джона Уильямса из кинофильма „Империя наносит ответный удар“.

Оставшись без прямой и закулисной поддержки со стороны мужа как президента, а потом как генерального директора ФФККР, Шеховцова лихорадочно возводит кольцо непробиваемой неуязвимости вокруг себя, любимой и непревзойдённой. Для чего возводит на пьедесталы фигуристов самых влиятельных тренеров и гнобит талантливых учеников в остальных школах фигурного катания. То, что она сотворила с танцами, не пощадив даже руководимую ей самой школу в Одинцово, заслуживает прокурорской проверки. Мадам Писеева действует по принципу, высказанному французским королём Людовиком XV, „Apres moi le deluge“ (После меня хоть потоп). Ей и её мужу есть куда сбежать – хоть в Испанию, хоть в США, хоть в некоторые другие страны, где их ждёт собственная недвижимость.

Для возвращения российского фигурного катания к победам как к доказательству безупречного катания, а не за счёт бесчестного судейства, его нынешнему руководству пора как можно скорее найти законный путь для того, чтобы окончательно избавиться от „Шипящей Несогласной“ и сопровождающего её надоевшего лица. Так сказать, докрутить выброс, пока заботливые о себе родители не втащили в правление Федерацией ещё и сына Стасика.

Пословица учит, что незаменимых людей не бывает, но за оставшиеся до выборного конгресса ISU два года вполне можно поднять уровень знаний кого-то из молодых судей до места в техническом комитете ISU по танцам. К месту же Шеховцовой внутри ФФККР уже подбирается хитроумная хабалка из потомков героев „Одесских рассказов“ Исаака Бабеля, которая заслуживает отдельной статьи. При рождении девочке дали тоже литературное имя - в честь юной развратницы из романа Владимира Набокова - и выросшая хабалка с гордостью его носит. А помогла ей пробраться на Лужнецкую и стать судьёй ISU по танцам не кто иной, как сама Шеховцова.

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top