ФАНТОМ БАЛАГАНА

После распада Союза Советских Социалистических Республик десять отныне самостоятельных государств сохранили у себя фигурное катание или начали его развивать, четыре – Киргизстан, Молдова, Таджикистан и Туркмения – от этого вида спорта отказались.

Азербайджан, имевший у себя всего один каток во Дворце спорта в Баку, да и тот с давно пришедшими в негодность установками искусственного льда, решил пойти привычном путём покупки спортсменов, благо нефтедолларов у него было хоть отбавляй.


ВСЁ НАЧАЛОСЬ С ГОСПОЖИ КАСИМОВОЙ

Правда, поначалу всё-таки были попытки создать в Баку собственное, азербайджанское, фигурное катание. Помню, на каком-то чемпионате девяностых годов ХХ века меня познакомили с милой женщиной, оказавшейся первым президентом вновь созданной федерации фигурного катания Азербайджана, госпожой Касимовой. По профессии госпожа Касимова была банкиршей, поэтому шла в фигурное катание от любви к этому виду спорта, а не ради куска лаваша.
В беседе она задала мне очень интересный вопрос: будет ли этичным, если поначалу за Азербайджан будут стартовать русские фигуристы – точнее, в ту пору ещё совсем недавно советские? Я высказал ей своё мнение: поскольку на спорт высших достижений правительство СССР выкачивало деньги изо всех пятнадцати республик – вполне. Госпожа Касимова нашла одиночницу Юлию Воробьёву, последнюю чемпионку СССР 1992 года. С 1994 года Воробьёва стала выступать за эту страну. Позднее в команду вошёл одиночник Игорь Пашкевич, чемпион мира среди юниоров 1990 года и серебряный призер чемпионата Европы 1996 года, плюс спортивная пара Инга Родионова/Александр Анищенко.

Но, через некоторое время, госпожа Касимова по семейным причинам от фигурного катания отошла, поэтому Воробьёва и Пашкевич были последними фигуристами высшей лиги, выступавшими за нефтяную республику. На те деньги, которые выделяло министерство спорта, можно было позволить себе покупать спортсменов в лучшем случае третьего состава. Поскольку в самом министерстве спорта РА заниматься этим видом желающих не было, бразды правления временно отдали тренеру Юлии Воробьёвой, Виктору Белоусовскому. Тот за несколько лет довёл федерацию как до финансового, так и до политического банкротства. На чемпионате Европы (или мира) в Париже ко мне (я тогда числился пресс-атташе ФФК Азербайджана) подошёл вице-президент ISU и попросил передать руководству азербайджанского спорта, что из-за поступков Белоусовского федерация фигурного катания РА находится на грани исключения. Я передал.


ЛУЧШИЕ ГОДЫ КОРОТКОЙ ЖИЗНИ

Пришлось министру спорта, Абульфазу Караеву, срочно пригласить в Баку числящихся за его ведомством московских и питерских судей и тренеров и избрать президентом своего сотрудника, Гусейна Алиева. Алиев был спортсменом высшей лиги, занимался гребным спортом и когда-то входил в сборную СССР. Честный, порядочный человек, не имевший ни малейшего понятия о том, что творится в кулуарах фигурного катания, он положился на своих московских помощников, и те потихоньку пополнили команду своими дальними родственниками, знакомыми и знакомыми знакомых. Удачным „приобретением“ был, пожалуй, только танцор Игорь Луканин. Бывший свердловчанин встал в Москве в пару с Ксенией Сметаненко, тренировался у Геннадия Аккермана (ассистента Людмилы Пахомовой). Когда родители партнёрши решили ради её будущего переехать в Германию, Луканин поехал вместе с ними.

Но там Ксения решила создать пару с гораздо более известным танцором, Самвелом Гезаляном, а Игорь остался, что называется, на пустом месте и с пустыми карманами. Уральские знакомые помогли ему подкатиться под флаг Азербайджана, где он выступал сначала с одной, потом с другой американской дочкой богатых родителей, не имевших ни малейших шансов попасть в сборную США. От первой, Дженни Дален, Луканин не получал вообще никакого удовлетворения (кроме денег), на второй, Кристен Фрэзер, впоследствии женился и переехал к ней в США. До Кристен Игорь был женат на москвичке Дарье Тимошенко, какое-то время тоже выступавшей за Азербайджан.

Псевдо-азербайджанцы катались несколько лет, потом уходили в шоу или просто в жизнь. Уровень фигурного катания в РА застыл на уровне щиколотки, зато красивый, обаятельный, спортивный Гусейн сумел вернуть Азербайджану растраченный было до минуса авторитет. Его начали уважать и приглашать руководители Международного союза конькобежцев.
В Баку Гусейну сделать ничего не удалось – директор Дворца спорта, Рафик Бейбутов, отказался восстанавливать лёд – ему это было невыгодно. А безо льда нет ни школы, ни учеников.

Трудно сказать, как бы развивались события дальше – ни на хороших фигуристов, ни на опытных тренеров, ни на современную установку для заливки льда денег Алиеву не давали, да и на текущие расходы он получал гроши. От этого бедняга постоянно нервничал и переживал, да так, что в ночь на первый день чемпионата мира 2005 года скончался от сердечного приступа в номере московской гостиницы.

За несколько недель до смерти, на чемпионате Европы 2005 года в Турине, Гусейн познакомил меня со своим племянником Фуатом Кулиевым (alias Фуад Гулиев) и его семьёй – женой и двумя дочками. Племянник торговал цветами на московских базарах и пообещал дяде не только самостоятельно спонсировать азербайджанское фигурное катание, но и мобилизовать своих земляков-бизнесменов в Москве. Естественно, Фуат одним из первых приехал в гостиницу, организовал процедуру прощания, отвёз тело дяди в Баку и провёл похоронную церемонию.

В эти печальные дни шустрый племянник решил и несколько собственных проблем. Так, не отходя от могилы дяди, он выпросил в олимпийском комитете его должность, соврав, что покойный давно и глубоко ввёл его в курс дела. А, выждав несколько недель, вновь появился в министерстве и олимпийском комитете. Хитрозадый торгаш сообщил, что готов руководить фигурным катанием Азербайджана, но не готов его финансировать. То есть превратился из спонсора в дояра, который почти всё выдоенное выпивает не только сам, но и даёт сосать своей любимой тёлке.

Поняв, что без денег нет команды, а без команды нет аккредитаций, двойной президент (страны и НОК), Ильхам Алиев, не то приказал, не то поручил Искендеру Халилову, на тот момент вице-президенту компании „Lukoil Overseas“, раскошелиться на бюджет федерации фигурного катания. Думаю, это можно было бы назвать „платить дополнительный налог с прибыли“. За что своей, ильхамской, властью назначил того президентом Азербайджанской федерации конькобежного спорта.


ВТОРОЕ ПАДЕНИЕ РЕПУТАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ ИЛИ МЕЦЕНАТ ПОНЕВОЛЕ

Поначалу Искендер Халилов относился к Фуату Кулиеву как к защитной перегородке между ним и всеми, кто представлял фигурное катание теперь уже его федерации.



Искендер Халилов
Фото www.isrholding.com

В октябре 2005 года Халилов даже разок слетал на своём самолёте в Вену, на отборочный олимпийский турнир, где Кулиев познакомил его со спортсменами и судьями. Но, в отличие от шемаханской деревенщины, пускавшей при виде полуголых юных фигуристочек не только слюни, понял: лёд – не его стихия. На том Халилов посещение соревнований и прекратил, оставив огород на попечение козла.
Крупный бизнесмен и опытный руководитель, Халилов-старший быстро раскусил малообразованного, не очень умного подчинённого по общественной организации и не только наотрез отказал Кулиеву в приёме на службу в фирму „Lukoil Overseas“, но и ограничил общение с ним встречами для передачи денег и получения отчётных документов. А, когда бухгалтерия легко обнаружила в этих отчётах подделки документов и большие следы прямого хищения, хотел было отправить нечистого на руку соотечественника обратно, на базар.

Но не отправил. Кто-то – насколько я понимаю, сам Ильхам Алиев, убедительно попросил своего бывшего коллегу по нефтяному бизнесу не лишать страну дополнительных олимпийских аккредитаций (особенно VIP), количество которых зависит от количества видов зимнего спорта, представленных на соответствующих Играх. Для этого цель оправдывала даже такое, заведомо негодное, средство.

К тому времени Искендер Халилов уже покинул „Лукойл“ и, вместе с сыновьями Рахманом и Рауфом, открылм собственные фирмы под названиями „ISR Holding“. и "ISR Trans". Выплату денег Кулиеву отец поручил старшему сыну, Рахману. Он понял, что вынужден тянуть фигурный „воз с поклажей“, как минимум, до смены власти в Азербайджане, и скорее всего, решил закрыть на всё глаза и, если смотреть, то только сквозь пальцы.



Рахман Халилов
Фото www.isrtrans.ru

Видимо, из-за недостаточного знания тонкостей латыни, в семье не совсем правильно истолковали крылатое выражение „Quod licet Jovi (Iovi) non licet bovi“ (что дозволено Юпитеру, не дозволено быку). Возможно, решив, что правила морали и приличия, которые они сами соблюдают в высших финансовых кругах Азербайджана и Турции, не касаются их дворового козла. Потому Бык и старший Бычок не только дозволили Кулиеву обращаться с женщинами своей семьи (женой и двумя дочерьми) по-свински, но и оплачивали его похождения. Несмотря на то, что жена Фуата и мать его дочерей, Фарида, писала Рахману Халилову и просила о помощи. Не думаю, что Халиловы одобряют аморальное поведение Фуата Кулиева. Но для них он не человек и, тем более, не личность, а всего лишь механизм получения VIP аккредитаций, причём даже не для них самих.


ДЕНЬГИ, GONE WITH THE WIND

Но смогли ли поручения Алиева и деньги Халиловых добиться этой цели с таким гнилым средством – более, чем вопрос. За без малого десять лет тусовки в передней мира фигурного катания Кулиев поил и кормил за казённый счёт многих тренеров, купил пару судей и неоднократно катался как по бывшим республикам СССР, так и в США – якобы, за отбором новых фигуристов. Но ни один серьёзный тренер не принял болтуна всерьёз и не дал ему ни одного мало-мальски хорошего ученика. Наивным азербайджанским провинциалом они пользовались для того, чтобы он приказал сидящим в бригаде „азербайджанским“ судьям давать лучшие оценки их ученикам.

Несмотря на многократные обещания, в команде Азербайджана так и не появились ни одиночники, ни спортивная пара. Единственных приличных танцоров отдали под заведомо лишённый права на пьедестал флаг Азербайджана только благодаря тому, что Юлию Злобину и Алексея Ситникова привезла с собой из Кирова их тренер, Ольга Рябинина, приглашённая на работу в Москву, в группу Елены Кустаровой. Ни на первое место в этой группе, ни, тем более, на место в сборной России провинциалы претендовать не могли.

Злобина и Ситников несколько раз занимали неплохие для „барановых республик“ места и даже побеждали на турнирах, но заслуга в этом исключительно судей, а не Кулиева Там действовали совсем иные силы притяжения.
Притоку фигуристов извне мешал и тот факт, что Кулиев, которому постоянно не хватает денег, поднял цену за азербайджанский паспорт с одной тысячи долларов до пяти, а то и шести тысяч, что родителям потенциальных азербайджанских фигуристов просто не по карману.

В прошлом году именно по этой причине в команду не смог войти талантливый украинский одиночник Игорь Резниченко. Кулиев даже поручил сильному Санкт-Петербургскому тренеру, Евгению Рукавицыну, подготовить юношу к наступающему сезону, но и с тренером толком не расплатился, и родителей Резниченко обжулил.
Вся сборная команда по фигурному катанию Республики Азербайджан состоит сегодня из бруклинского еврея Ларри Луполовера, его тренера Кристен Фрэзер – она же техническая специалистка в танцах, хореографа Игоря Луканина, двух судей: Ирины Нечкиной и Ирины Медведевой и, last but not least – Фуата Кулиева и его „боевой подруги“, Лолиты Лаебунской.

На чемпионате мира среди юниоров 2014 года Луполовер занял последнее, 38-е, место. На чемпионате Европы в Стокгольме юноша, к обучению которого привлекли украинского фигуриста-одиночника Виталия Данильченко, даже докатил до права исполнения произвольной программы и в итоге вновь стал последним, но уже в финале.

Мне не жаль чужих денег. Халиловы вправе вкладывать свою личную прибыль хоть в дело, хоть в развлечения, хоть в ведро для отходов с буквами FG на боку. Но быть азербайджанцем, главой своей любимой семьи, и при этом сознательно оплачивать развал семьи своего подчинённого – крайне безнравственный поступок, согласиться с которым я никак не могу. Совесть не позволяет - уверяет, что люди, занимающиеся серьёзным бизнесом на международном уровне, должны заботиться о чистоте своих воротничков.
Поэтому хочу предложить финансистам добровольно сменить фамилию „Халилов“ на „Харамов“. Корень „Халиль“ сродни понятию „Халяль“ и обозначает „дела, одобренные Кораном“ – а слово „Харам“ характеризует дела как „запрещённые или Богопротивные“. За попустительство шайтану такая фамилия им больше к лицу.

У так называемого „азербайджанского“ фигурного катания нет будущего, потому что у него нет настоящего. Оно уже давно – Фантом, но не оперы, а балаганного водевиля. Как только власть в Азербайджане сменится (а в XXI веке она стала меняться даже в маленьких африканских монархиях и прочих диктатурах), Халиловы немедленно сбросят с себя ярмо оброка. После чего флаг фигурного катания свернут, как на траурной церемонии в армии США, и вручат Фуату Кулиеву, который украсит им свой киоск по продаже цветов на одном из московских базаров. Или на Привозе, если поздняя любовь увезёт его в родную Одессу в том же спальном вагоне, в котором когда-то сама добралась до Лужнецкой набережной Москвы. Я для их киоска на Привозе даже название придумал: „Les fleurs du mal“ (Цветы зла). Бодлер навеял.

World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

P.S.: Выражаю благодарность г-ну Фуату Кулиеву (alias Fuad Guliyev) за присланное 18 января письменное разрешение писать о нём всё. что я сочту нужным. Статья посвящается Лолите, на которой и были проё.аны все деньги азербайджанской федерации.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top