ГОМЕЛИЧЕСКИЙ СМЕХ СКВОЗЬ ФИГУРНЫЕ СЛЁЗЫ

Честно говоря, внутренний голос настоятельно рекомендовал мне на этап юниорского Grand Prix ISU в Гомель ни в коем случае не ехать. Привел массу убедительных аргументов. Но, как это и случалось чаще всего, к его предостережениям я оказался глух. К тому же, провёдя один день в сём красивом городе лет 15 назад, мне очень хотелось познакомиться с ним поближе. Да и почти заказную статью о турнире нужно было написать.

Почему „почти“? Да потому, что желанием узнать правду о фигурном катании в своей вотчине Президент Национального Олимпийского комитета Республики Беларусь поделился со мной не сам. Мне его желание передали. Правду президенту не говорят хотя бы потому, что боятся за собственное настоящее и, особенно, будущее, так как руководство конькобежным спортом РБ вообще и фигурным катанием в частности удивительно напоминает тех, о ком Осип Мандельштам написал что-то вроде: «А вокруг него сброд кривошеих вождей, что играют услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, кто-то что-то бабачит и тычет». Из них правду, конечно, не вырвать даже под пытками. А я лет двенадцать-десять назад много писал именно о белорусском фигурном катании в главной спортивной газете страны, поэтому до сего дня внимательно слежу за развитием (а ныне, скорее, завитием) этого вида спорта в одной, отдельно взятой, стране.

Итак, после довольно долгой и далеко не всегда удобной дороги самолётом, автобусом, поездом и автомобилем я до Гомеля всё-таки добрался, где и был аккредитован на турнир «Золотая рысь» в качестве иностранного журналиста. Странных - то есть, из Беларуси, было двое, оба местные. Ни Минск, ни другие города своих корреспондентов на первый в истории страны этап серии ISU Junior Grand Prix не послали. Правда, в Гомель залетала пара групп с телекамерами, их носителями и держалками микрофонов, не имевших ни малейшего понятия о том, о чём они будут вещать.
Доехав до Ледового Дворца, я увидел самого главного человека от ISU, Марио Майнеля, который рассказал, что накладок, ляпов и недоработок больше, чем допускает самое благодушное настроение, и что он уже послал первый рапорт по этому поводу главе директората ИСУ Петеру Крику. Я забыл сказать, что за день до этого, в Минске, мы устроили Марио и его заместителю, Александру Когану, экскурсию по городу и показали новые катки и гостиницы шаговой доступности, где можно было бы разместить спортсменов, тренеров, судей и больших людей из ИСУ. Поэтому уже на второй день Марио рассказал мне, что турнир такого уровня Гомелю уже вряд ли отдадут, а вот Минск может быть уверен в положительном решении ISU, если подаст заявку.
Такая неподготовленность удивляла. Гомель – большой производственный и учебный центр страны, с многолетней историей, и должен был бы подойти к задаче профессионально. Но мне было сказано, что всю организацию турнира взял в свои руки тот самый Александр Морозов, который пригласил в город Ирину Лобачёву и которому жёлтая пресса даже приписывала с ней интимную связь. Морозов – не гомельчанин, а, скорее, подкидыш в этот город, поэтому вопрос о чести города его не особо волновал. Тем же вечером, включив в номере телевизор в поисках новостей, я случайно наткнулся на канал «Лад», где в передаче «Диалог» ведущая о чём-то расспрашивала человека с лицом спившегося ангела. Поскольку ангел говорил о фигурном катании и о турнире «Золотая рысь», я, естественно, навострил уши. Тем временем на экране появилась надпись, из которой можно было понять, что это и есть г-н Александр Морозов, Председатель директората фигурного катания федерации конькобежного спорта Республики Беларусь. В отличие от своего полного тёзки из театра «Кривое зеркало», этот Морозов хохмил совершенно не смешно и неубедительно, чем едва не довёл меня до белого каления. Ничтоже сумняшеся, он утверждал, что с развалом СССР в Беларуси фигурное катание тоже развалилось, и что только с его приходом оно потихоньку возрождается в Гомеле, где тренером он лично, и в Минске. В других городах страны катки есть, а тренеров нет. По мнению крупного руководителя, на международной арене Республику Беларусь достойно представлять может только его ученица, Виктория Ляхова, и ещё какая-то девочка, фамилию которой я не расслышал, плюс многообещающий мальчик Дмитрий Кагиров (как оказалось, родной племянник председателя судейской коллегии фигурного катания г-на Георгия Комаровского), и танцоры Ханна Асадчая и Дмитрий Ламтюгин, находящиеся в умелых и надёжных руках великого тренера Ирины Викторовны Лобачёвой. После таких слов я даже опешил: не может же Председатель Директората не знать таких опытнейших белорусских наставников, как Евгений Тарасов, Владимир Клочок, Алексей и Ирина Ширшовы, Руслан Мусашвили, Ирина Токаревская, Татьяна Беляева в Минске, Нина и Юрий Ручкины (первые тренеры олимпийской чемпионки Елены Бережной и Сергея Давыдова) в Витебске, Галина Валеева в Бресте и многие другие, чьи имена г-н Морозов просто опустил, дабы не снизить впечатления у телеведущей от показательных выступлений самого себя.
Ну, да Бог с ним, с Председателем директората. Проблема, возникшая в Гомеле из-за его некомпетентности только в том, что заражённый в общественном транспорте педикулёзом пассажир винит в этом не вошь, а коммунальщиков, поэтому Гомель жалко. Но не очень: пусть данный случай послужит им наукой. Как говорят в соседней Украине, «Бачили очи, шо куповали».

ЗДРАВСТВУЙТЕ, МАЛЬЧИКИ!

О функционерах мы ещё поговорим, но настало время писать о тех, без кого функционеры (к их глубочайшему сожалению) не имеют права ездить на соревнования и чемпионаты – о спортсменах. Начнём с мальчиков, пьедестал почёта у которых с первого и второго взгляда казался чисто китайским. Но третий взгляд ясно усмотрел на высшей ступени юного казаха Дениса Тена, которого тренирует в Москве одна из лучших фигуристок третьей четверти прошлого века Елена Водорезова. Исключительно замечательный казашок. Два стоящих по обе его стороны китайца, Чао Янь и Гоньминь Чень, меня ничем не удивили – будущее принадлежит им, но вот занявший четвёртое место Станислав Ковалёв ещё раз подтвердил, что в пороховницах замечательного тренера Жанны Громовой есть ещё порох не на одного рекордсмена. Освободившись от вампира (в хорошем смысле этого понятия) Ирины Слуцкой, много лет выпивавшей всю её энергию, Громова наконец-то может отдавать свои силы и другим ученикам. После исполнения короткой программы Станислав был даже вторым, но на произвольную у него, видимо, просто не хватило запаса энергии. Очень неплох был и российский воспитанник Елены Водорезовой, Александр Николаев, занявший в итоге шестую позицию. Он был, пожалуй, единственным, кто показал на льду не только компоненты и элементы, но и красивую, сложную и цельную программу. Чувствуется, что ЦСКА опять стал созвездием капитанов фигурного катания – Светлана Кандыба, Марина Селицкая, Алексей Четверухин, сама Елена Германовна Водорезова... Почему капитанов? В армии известно, что от младшего лейтенанта до капитана офицер – друг и наставник, а с появления на погоне второго просвета чаще всего становится начальником.
Из фигуристов других стран мне понравился грузин Бека Шанкулашвили, с которым работает в США ещё не забытый Вахтанг (Вахо) Мурванидзе и армянин Саркис Айрапетян, немного прибавивший с прошлого сезона. Неплох был немец Мартин Раппе, ученик чемпионки мира по версии ГДР, Аннет Пётч. Что же касается защитников флага Беларуси, то многообещающий племянник Комаровского занял двадцать второе место из двадцати семи возможных, зато брестский юноша Михаил Каралюк, начавший заниматься фигурным катанием всего пять лет назад, на своём первом международном старте вошёл в первую двадцатку, прыгнув два тройных прыжка в каскаде, а Кагиров «дупель» с одинарным.

ОЙ ВЫ, ДЕВОЧКИ, ДЕВОЧКИ…

Этих до старта добралось аж тридцать четыре, в том числе и моя двойная землячка Софья Бардакова. Представляет Израиль, тренируется почему-то в Екатеринбурге. Хотелось спросить, как часто летает на тренировки и домой. А за Россию катались две самые настоящие очаровашки: Оксана Гозева – ученица Виктора Кудрявцева, и классная попрыгушка Евгения Тарасова из Казани, имя тренера которой вылетело из моей головы где-то по дороге домой. Гозева возглавила таблицу после короткой программы, но в произвольной была зажата с обеих сторон двумя японками. Одна, Харука Имаи, у Оксаны выиграла, другая, Кана Мурамото, москвичке проиграла. Так и оказался российский триколор между двумя восходящими светилами, но сразу же за вторым японским флагом снова шёл российский триколор – правда, с татарским акцентом.
Очень неплохим оказалось новое эстонское дарование из школы Анны Леванди-Кондрашовой по имени Иоханна Аллик. Девочка явно катится в сторону пьедестала почета, но вот докатится ли? Отнюдь не исключаю, что её всё-таки обгонит, восстановив форму, ученица той же Анны Леванди Светлана Исакова. Огорчила украинская фигуристка Екатерина Пройда. Заняв четвёртое место в короткой программе, Катя напрочь завалила произвольную и стала первой, но во втором десятке. Великая ученица великого Александра Морозова, Виктория Ляхова, была двадцать девятой, зато вполне могла считаться помощницей машине Zamboni, так как неоднократно чистила лёд собственной попкой. Видимо, господин Председатель директората научил её прыгать, а уроки приземления на ноги и выезда из прыжка отложил до будущего сезона.

ВСТРЕЧИ НАПАРНИКОВ

Спортивных пар было всего двенадцать, но местная, белорусская – Александра Тетенко и Николай Каменчук – на старт предпочла не выходить. В этом разряде уверенно победила пара Натальи Павловой, Любовь Илюшечкина и Нодари Майсурадзе. Пара неплохая, но очень «детская», и будущего во «взрослых» соревнованиях я в них пока не вижу. Гораздо больше мне понравились серебряные призёры соревнований, Ксения Озерова и Александр Энберт. Их мастерство поднимают Тамара и Игорь Москвины, а за хореографией наблюдает опытная Татьяна Дручинина. Действующие чемпионы мира среди юниоров, пермяки Ксения Красильникова и Константин Безматерных, в обоих выступлениях были лишь четвёртыми. Может быть, им передалась нервозность тренера, Валерия Тюкова, которого в первый день соревнований буквально выбил из колеи звонок жены и тренера той же группы. Валентина Тюкова сообщила супругу крайне неприятную новость, пришедшую из Москвы, из ФФККР.
Американцы и канадцы бриллиантовым катанием не блеснули, но, как я уже писал, в Гомель они прислали второй состав своих юниоров. Видимо, не захотели рисковать.

Танцевать я совсем не могу, спотыкаюсь на каждом шагу…




Ну и, наконец, мы подходим к главному событию турнира – танцам, где белорусские пары уверенно ведёт к победам и пьедесталам Ирина Викторовна Лобачёва под руководством Александра Ивановича Морозова. Вообще-то, на борьбу за первое место ехали украинцы Алиса Агафонова с Дмитрием Дунем и россияне Екатерина Пушкаш с Дмитрием Киселёвым, но против Ханны Асадчей с Дмитрием Ламтюгиным оба первых танцора чувствовали себя едва ли не лже-Димитриями, а девушки старались спрятаться в Зазеркалье или уйти с крутого берега.
После обязательного танца лидировали россияне, но уже в оригинальном они были буквально сдунюты с первого места украинцами и выше второго места так и не поднялись. А другая российская пара, Татьяна Батуринцева и Иван Волобуев, и вообще застряла на седьмом месте. И такая неловкость произошла несмотря на то, что тренер-хореограф обеих российских пар, Ирина Жук, буквально не отходила от узбекского тренера Алекпера Казанджонова (известного в Одинцово под именем Алексея Горшкова), видимо, делясь опытом жизни в США, куда тот, вроде, собирается перелететь в ближайшее время. Оба даже опоздали на старты своих пар в обязательном танце. Как бы то ни было, украинцам россияне проиграли. Хотя могли выиграть. Третье место заняла самая изящная пара из Франции, Терра Финдли и Бенуа Ришо. Девушку как будто создавали серьёзные дизайнеры по специальным танцевальным лекалам. Не желая, чтобы она осталась для меня Terra incognita, я познакомился и с ней, и с Бенуа, и с их тренером, и выяснил, что красавица из Канады и её партнёр из Авиньона тренируются в знаменитой лионской школе Мюриэль Зазуи. К Ванкуверу или Сочи они смогут стать серьёзными конкурентами для любых соперников. Если подучатся танцевать лучше.
Неплохое катание продемонстрировали воспитанники Марии Тумановской, Мария Носуля и Евген Холонюк, абсолютно по праву занявшие восьмое место. Очень неплохо прокатались и псевдоузбеки Мария Попкова с Виктором Коваленко, и две белорусских пары Татьяны Беляевой: Леся Володзенкова с Виталием Вакуновым и Виктория Ковалёва с Юрием Беляевым. Обеим белорусским парам ещё не хватает опыта борьбы против сильных соперников, да и скорости вместе с мастерством не мешало бы прибавить.
Как и ожидалось, Асадчая и Ламтюгин замкнули список выступавших. В качестве музыки для пары вполне подошла бы песня Рашида Бейбутова, строчка из которой начинает эту главу. Сама Лобачёва в Гомель не приехала – как, впрочем, и на все предыдущие международные соревнования начинающегося сезона, ссылаясь на неподготовленность танцоров. Эту пару она прислала со своим сотрудником (чьи функции в группе до сих пор не определены), Денисом Самохиным, которому буквально сбросила ребят месяц назад, сославшись на чрезвычайную занятость в шоу. Самохин (сын опытнейших тренеров и сам уже не новичок в тренерском ремесле) пробовал что-то сделать с практически неизвестными ему танцорами, но все его попытки начисто разбивались залетающей «на огонёк» шефиней, которая критиковала буквально всё придуманное Самохиным, взамен ничего не предлагая. Практически застопорилась работа у Лобачёвой и со взрослой парой, Ксенией Шмыриной и Егором Майстровым. Узнав об ожиданном позоре юниоров, Лобачёва принялась обзванивать судей и требовать от них подъёма её пары повыше, причём в её голосе проскальзывали стальные нотки. Чаще всего угрозы Ирины Викторовны входили в одно ухо отнюдь не испуганных ею судей и тут же выходили в другое, после чего немедленно попадали в мои. Лобачёва явно чувствует себя новой Линичук и пора, наверное, немного разобраться в этом сопоставлении. Для краткости позволю себе воспользоваться сокращениями ИВЛ для Лобачёвой и НВЛ для Линичук.
У ИВЛ и НВЛ, действительно, много схожего: обе - девочки с московской окраины из бедных семей, обе были готовы достичь успеха любой ценой, обе вышли замуж за еврейских партнёров из обеспеченных кругов. Но на этом сходство кончается, уступая место массе разногласий. Во-первых, НВЛ была Олимпийской чемпионкой на самом деле, а не в титрах малограмотных телевизионных передач. Во-вторых, до того, как начать звонить, хамить и угрожать судьям и функционерам, НВЛ (как и её муж ГМК) уже стала опытным тренером, набравшись мастерства и умения у самой Grand Madame фигурного катания, Елены Анатольевны Чайковской. В-третьих, НВЛ всегда была самостоятельна в своих решениях, за её спиной никогда не стояла никакая манипуляторша, а от Лобачёвой буквально не отходит её, мягко выражаясь, Одиллия с вороньим взглядом из поэмы Эдгара Аллана По, «Тага-Яга», преследующая в опеке Лобачёвой собственные цели. В-четвёртых, НВЛ выбирала себе учеников талантливых и способных платить, и работала с ними в полную силу, а не подбирала то, что ей сливали сердобольные поклонники.
В отличие от НВЛ, я с большим респектом и нежностью отношусь к Ирине Лобачёвой, так как заинтересовался ей ещё с первого появления девушки на международной арене – если мне не изменяет память, с Алексеем Поспеловым, и знаком с биографией Ирины, думаю, вряд ли хуже, чем её теперь уже бывший супруг Илья Авербух. Получится ли из неё когда-нибудь хороший тренер – сюжет для другой статьи. Сегодня беда Ирины в том, что она чувствует себя большой звездой и ведёт себя соответственно и в Беларуси, и в Новогорске. На самом же деле Лобачёва – маленькая кометка в шоу Авербуха, которую Илья в любой момент может вывести с орбиты, взяв на её место другую фигуристку, причём замену не скоро заметят даже самые внимательные астрономы жёлтых СМИ. В чём-чём, а в тугих попках, стройных ножках и красоте на любителя у Авербуха отбоя нет. Республика Беларусь нужна Ирине Викторовне только для того, чтобы ездить с аккредитацией белорусского тренера на чемпионаты Европы, мира и, возможно, Олимпийские Игры и быть активным участником общетренерской тусовки рядом со Шпильбандом, Зуевой, Нечаевой, Чесниченко, Разгуляевым, Свининым, Жук, Черниковой, Платова, Морозова многих других, имя которым – ТРЕНЕР. Ради аккредитации Лобачёва готова стать тренером хоть в Занзибаре. А воспоминания о карьере в Гомеле скоро будут вызывать у неё лишь гомелический смех сквозь слёзы фигуристов с разбитыми ею судьбами.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top