ДОЙЧЕ ВИТА

ЭТОЙ СТАТЬЕ ПОЧТИ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ!

Пару лет назад я уже писал об этом в американской прессе, но и теперь каждый раз, когда я попадаю туда или в Канаду (примерно три-четыре раза в год), меня засыпают одними и теми же вопросами знакомые, малознакомые и совсем незнакомые бывшие соотечественники. Несмотря на разнообразие форм, все вопросы сводятся к четырём основным темам:
1. Как я лично живу в Германии?
2. Как живут русские евреи в Германии?
3. Как живут другие евреи в Германии?
4. Как могут евреи вообще жить в Германии?

Думая, что ответ на этот вопрос интересует многих, я решил рассказать о жизни в Германии тем, кого вряд ли смогу повстречать лично. Отвечу на все вопросы, за исключением первого, так как свои личные проблемы привык обсуждать в более узком кругу.
Итак, как живут в Германии русские евреи и как живут в ней евреи как таковые? Уже в самом вопросе заметна дифференциация евреев на „русских“ и „нерусских“. Действительно, так они здесь и делятся. Причём нерусские, так называемые местные евреи – это в подавляющем большинстве своём евреи, приехавшие в страну из Польши или Румынии сразу же после окончания войны или оставшиеся в ней после освобождения из концлагерей. Они получили неплохие репарации, пустили в Германии корни и сегодня составляют костяк немногочисленных еврейских общин.
К прибытию евреев из СССР они отнеслись без особой враждебности, но и без распростёртых объятий. В этом отношении гораздо теплее показали себя немногочисленные остатки настоящих немецких евреев, вернувшихся на родину после долгих лет изгнания и мучений.

Что же касается „русских“ евреев как эмигрантов, то с этой категорией населения дела до самого последнего времени обстояли гораздо сложнее. Германия по своей конституции страна не эмигрантская и принимает у себя либо этнических немцев, либо политических эмигрантов. "Политиками" евреи из Советского Союза стать не пожелали, посему единственный оставшийся им путь шёл через признание себя и своих предков немцами, пусть и не совсем чистокровными, с прожидью. В одной из эмигрантских пародий - не то Михаила Гулько, не то на Михаила Гулько - упоминаются некие поручик Шапиро и ротмистр Кац. Нечто похожее оказалось и в Германии, причём стремящиеся стать удойчерёнными евреи заверяли, что шарфюрер Шапиро служил в "Ваффен СС", а зондерфюрер фон Кац работал начальником отдела снабжения и сбыта ГУКОНЦЛАГа. Из-за того, что к рассмотрению вопроса о присвоении гражданства ФРГ принимались документы только тех, кто родился не позднее февраля 1946 года (девять месяцев после окончания войны), оставшиеся в Советском Союзе и ни о чём не подозревавшие еврейские мамы будущих немцев заочно признались в пылкой былой любви к бравым солдатам и офицерам, сержантам и старшинам Вермахта и СС, от которых они нарожали незаконных, но позже усыновлённых их великодушными еврейскими мужьями мамзеров. В результате этой грешной и запоздалой любви в Германию поехали Пини Копманы, которые потребовали немедленно изменить их имена на настоящие - Петеров Кауфманов. А Кауфманам или Циммерманам и вообще ничего менять не пришлось.

Почему евреи решили жить в Германии немцами? Частично из-за отсутствия работы или невыгодных условий для неё в Израиле или Америке. Если эмиграция в Израиль базируется на религиозной основе, а в США и Канаду - на экономической, в Германию едут на основе профессиональной. Уже в начале семидесятых первые Колумбовичи, добравшиеся до неё из Израиля, выяснили, что тут без экзамена признаются советские дипломы, в том числе врачебные и стоматологические. А стоматологи с собственной практикой могли в те времена потягаться заработком с федеральным канцлером, причём канцлер наверняка бы проиграл. Если прибавить в этой заманчивой приманке мягкий среднеевропейский климат и европейские же малые расстояния (что давало призрачную надежду посетить недавно покинутую Неродину), то станет понятно, что именно послужило причиной внезапного онемечивания определённой части бывших советских граждан еврейской национальности.

Итак, в Германию поехали жить и трудиться немцы–врачи, немцы– стоматологи, немцы–зубные техники, немцы–торговцы ювелирными изделиями. Очень немногие из них нашли в себе мужество с самого начала объявить себя евреями из СССР и ждать получения немецких документов на общих для живущих в ФРГ иностранцев основаниях. Чаще всего это была публика поплоше: инженеры, литераторы, музыканты. Но удельный их вес в потоке эмиграции в Германию был настолько мал, что говорить о них, как об отдельном слое "новых германцев" как-то неловко.
Практически все врачи, зубные техники и т.п. нашли работу по профессии. Стоматологи, получив немецкие "аусвайсы", отработали положенные год-два ассистентами и открыли собственные практики. И, хотя их заработок за последние годы снизился с канцлерской высоты до уровня завалященького министра, они не унывают. Ювелиры и купцы (не хочется называть людей этой профессии торговцами, а более современного русского слова я не нашёл) тоже нашли себе применение, открыв магазины, рестораны, салоны игральных автоматов.
В преддверии Второй мировой войны этнические немцы в Силезии, Моравии и странах прибалтийского региона выбросили лозунг: "Heim ins Reich" (Домой, в Рейх). Тогдашние шутники переделали его в "Reich ins Heim" (Богатыми домой). В сегодняшнем переводе он мог бы звучать как "Хаим, поехали в Германию!"

Вне зависимости от материальных благ "новые германцы" с немецкой культурой так и не сроднились. Там, где нет русских ресторанов, гуляли "на дому", используя многочисленные дары международной природы для приготовления таких традиционных блюд, как салат "Оливье", сациви и шашлыки по-карски. Пельмени, пирожки и квашеную капусту готовили в частном, кустарном порядке и развозили по городам, причём продукция "сопельменников" появляется и сегодня практически на всех празднествах и во всех устах.
В отличие от многих старых немцев, "новые германцы" обладают гипертрофированным чувством филосемитизма. Они делают детям обрезание и, позднее, ведут под хупы, справляют их бар- и батмицвы, а на пасху дружно запасаются мацой, которая, говорят, очень хороша под рюмку водки с маринованным огурчиком и ветчиной.

В каждый еврейский праздник во многих синагогах Германии слышна русская речь. Как, впрочем, и иврит, идиш, румынский, польский и, иногда, немецкий язык. Вот я и подошёл к последнему вопросу: как могут евреи жить в Германии? А так и могут. Как жили в Советском Союзе. Немцы – народ дисциплинированный и без команды никого убивать не кинутся. К тому, в сегодняшней Германии впереди евреев стоят турки, и на стенах вместо маген-давидов рисуют полумесяцы, так что пока ещё евреи могут спать спокойно. Есть, конечно, проявления антисемитизма, есть неонацисты и есть нацисты старые, а где их нет? Во Франции и США их, пожалуй, даже побольше. Погромов в Германии в этом тысячелетии, видимо, уде не будет, а глее на Земле найдёшь уголок без антисемитов? Даже в Израиле их хватает, хотя там проблема не столько в самом еврействе, сколько в том, откуда родом евреи? Сефарды против ашкенази, „марокканцы“ против „грузин“, „русских“ или „бухарцев“, ведь Израиль – единственная в мире страна, где нет евреев как национальности, а есть уже перечисленные и многие другие группы людей Моисеевой веры плюс коренные израильтяне, „сабры“. Так что, как говорится, „в будущем году – в Иерусалиме“. А в этом пока в Германии. И те из советских евреев, которые ждут визу на право стать евреями немецкими, должны знать, что человек с языком (не столько длинным, сколько немецким), профессией или ремеслом и желанием работать, в Германии не пропадёт. Не оскудеет и его вера в Б-га, если она есть, и для поездки в Израиль ему будет нужна не виза, а деньги на билет. Но работать здесь придётся не по-советски – за перекуры и маникюры хозяин платить не станет. И выговор не объявят, а вот уволить – уволят непременно.
И последнее. Всё, о чём я написал, относится только к евреям. Немцев, как говорится, просят не беспокоиться.
Первая публикация в „Альманахе Панорама“ (США), 1987 год

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top