СЕРЫЕ ТЕНИ ЧЁРНОЙ ФИГУРЫ

Писать о человеке только хорошее, умалчивая о плохом, - это такая же ложь, как если писать о плохом, не говоря о хорошем.
В. Н. Войнович. "Автопортрет. Роман моей жизни".

Валентин Н. Писеев

Давным-давно, с конца 70-х до начала 90-х годов XX века, мне рассказывали много плохого и очень плохого о методах работы тогдашнего президента федерации фигурного катания СССР и России, Валентина Николаевича Писеева. Когда мне показалось, что произвол перешёл все дозволенные и терпимые границы, я написал статью под названием "Чёрная фигура на фоне голубого льда". 18 ноября 1992 года она вышла в газете "Советский спорт", её можно найти и здесь, на сайте, в разделе "Архивы статей". Упоминался Писеев и в других статьях, опубликованных позднее.

В гораздо большей степени неправдами, чем правдами Писеев удержался у власти до XXI века и был лишён прав рулить российским фигурным катанием лишь без малого пять лет тому назад, в сентябре 2014 года. Я очень внимательно и, поначалу, весьма положительно относился к новому руководству ФФККР - до тех пор, пока до меня не дошёл всё увеличивающийся поток недовольства и претензий со стороны тренеров, хореографов, судей, взрослых спортсменов и других обитателей внутреннего круга мира российского фигурного катания.
И вот, оглядываясь назад, пришел к выводу, что Валентин Николаевич был, пожалуй, в своё время на своем месте. Сначала как энергичный комсомолец, потом и как стоящий на вахте член КПСС, он решал задачи, поставленные перед ним, и делал это, как мог, отчитываясь главным – результатом. И результат был. Но какой ценой, какими методами? Да теми, которые давали такие нужные стране места и медали! Писеев работал по системе "победителей не судят". А чем могут похвастаться те, кто пять лет назад пришёл ему на смену?
В голове зашевелился план этой статьи.

Заранее предупреждаю, что не стану распахивать врата Авгиевых конюшен Федерации фигурного катания на коньках России настежь: вычищать их от накопленных нечистот должен не иноземный, а российский Геракл из серьёзных СМИ. Мои строки - это всё-таки "записки стороннего наблюдателя".

Я назвал новое руководство "Александринкой" или "Александринским театром", из-за имён правящей троицы: Александр Горшков, Александр Коган и Александр Лакерник – соответственно Александр I Благословесный, Александр II Освободитель (назначив себя главным редактором официального журнала федерации, Коган освободил журнал от хороших авторов) и Александр III Миротворец (продвинутый Писеевым в технический комитет ISU по фигурному катанию и добравшийся до должности вице-президента, Лакерник практически развязал в международном фигурном катании войну за полное превращение взрослого фигурного катания в подростковое фигурное прыгание).

AMICI ALESSANDRI SED MAGIS AMICA VERITAS
ДВА АЛЕКСАНДРА МНЕ ДРУЗЬЯ, НО ИСТИНА ДОРОЖЕ

Заслуженный мастер спорта СССР, олимпийский чемпион Горшков играет в федерации роль скорее представительскую, которую можно было бы сравнить с ролью королевы Великобритании. Или зицпредседателя (правильнее зитц, от немецкого глагола sitzen, сидеть) Фунта в романе Ильфа и Петрова "Золотой телёнок". По характеру честный и порядочный, Александр Георгиевич предпочитает политику личного невмешательства в то, чем занимаются его номинальные подчинённые.

Дважды кандидат (в мастера спорта по фигурному катанию и физико-математических наук) Лакерник считается крупным специалистом по части международных дел (добрые женские языки утверждают, что ещё лет 20-25 тому назад и международных тел), а также непререкаемым авторитетом в области проведения судейских семинаров с приёмом экзаменов и использования власти во славу своей фактической Родины. Те же добрые языки уверяют на разных языках: судья, который/ая не согласен идти навстречу его, мягко выражаясь, пожеланиям, может провалиться на очередном экзамене и надолго засидеться на скамейке запасных в судейской коллегии, смотря чемпионаты дома, по телевизору.
Не знаю как в точных науках, но в плетении дворовых интриг Александр Рафаилович большой дока. Помню, как в, если не ошибаюсь, 1993 или 1994 году он сумел сохранить за Писеевым кресло президента федерации, вылив ушат грязи на его конкурента Юрия Руттера (правда, тогда федерация ничего не потеряла, так как конкурент был явно непригодным). А в 2005 году Александр Рафаилович так жёстко прессовал президента федерации конькобежного спорта одной из постсоветских стран, требуя от бедняги выдвинуть его (Лакерника) любовницу в рефери ISU, что здоровый мужчина, бывший спортсмен на уровне сборной СССР, в ту же ночь скончался в гостиничном номере от кровоизлияния в мозг.

Александр Р. Лакерник

Выбившись в председатели технического комитета ISU по фигурному катанию, Лакерник быстро понял, что президент, пришедший из шорт-трека и строительного бизнеса Оттавио Чинкуанта, не только не смыслит в этом виде спорта на льду ни уха, ни рыла, но даже и не думает в нём разбираться. И, конечно, быстро приучил итальянца плясать под свою дудку. Сегодня он, как отвечающий за фигурное катание вице-президент ISU, делает то же самое с новым президентом, голландцем Яном Дайкемой, тоже из конькобежцев и с тем же интересом к фигурному катанию, как и его предшественник.
Предложение повысить минимальный возраст участников взрослых соревнований было подано KNSB (Королевским Союзом Конькобежного спорта Нидерландов) и, учитывая, что президент ISU оттуда же, должно было гладко пройти через голосование. Но такое повышение никак не устраивало второго вице-президента, правящего всемирным фигурным катанием – оно резко снижало количество возможных медалей для российских фигуристок. Возможно, Лакерник просто убедил делегатов, возможно – пригрозил соответствующими карами (до меня дошёл, в основном, второй вариант), но на конгрессе ISU в Севилье вопрос даже не обсуждался.
Ave, Alexander! TRAUMITURI te salutant!
Славься, Александр! Идущие на ТРАВМЫ приветствуют тебя!

Заботясь о закате и сумерках собственного будущего, 74-хлетний Лакерник подкинул 74-хлетнему Дайкеме идею вместо этого поднять максимальный возраст руководителей ISU с 75 лет до 80-ти и продавил её через конгресс. Не то чтобы Александр Рафаилович стремился умереть на посту, прямо на трибуне – ему элементарно не хочется безвыездно доживать в Москве на пенсию рядового российского кандидата наук. А судьи ISU имеют право судить только до исполнения 70 лет - им предельный возраст не повысили. В результате чего за судейскими компьютерами сидят, в основном, арбитры средних лет, получившие право стать судьями и рефери ISU милостью господина Лакерника и ни в коем случае не желающие этой милости лишиться.

В первый день чемпионата мира 1997 года в Лозанне я присутствовал на международном конгрессе врачей фигурного катания, где ортопеды, травматологи и иже были с ними со всего мира рассказывали о травмах своих спортсменов и методике лечения этих травм. Во время перерыва я предложил собравшимся перейти улицу, войти к президенту МОК, маркизу Хуану Антонио Самаранчу, и, рассказав о физическом состоянии подопечных, попросить его перевести фигурное катание из олимпийского вида спорта в паралимпийское. Над шуткой посмеялись и забыли. Встретив через пару дней Самаранча во Дворце, я задал вопрос о переводе ему. Маркиз сообщил, что с таким предложением должен обращаться не журналист, а президент Международного союза конькобежцев.
Допустим, что в определённых школах фигурного катания России окажется определённое количество молодых фигуристов и фигуристок, которые из-за полученных во время тренировок и выступлений травм не могут выходить на международные чемпионаты и Олимпийские игры. Не воспользуется ли Александр Лакерник своим влиянием на президента ISU вновь и не убедит ли его ходатайствовать о внесении и фигурного катания в список зимних видов спорта Международного паралимпийского комитета (IPC)? Это же новые медали и новые почести! А рвущихся к старту юных и молодых спортивных полуинвалидов в России найдется хоть покрытый льдом пруд пруди…

Кандидат педагогических наук Коган показал себя прекрасным организатором внутрироссийских и международных чемпионатов и соревнований, благодаря чему был введён в состав руководства Зимних Олимпийских игр 2014 года ответственным за фигурное катание и, судя по всему, с блеском справился и с этой задачей. За что был поддержан и возведён в должность генерального директора Федерации фигурного катания на коньках России. Но довольно скоро выяснилось, что за годы пребывания на российском Олимпе омич, судя по всему, вошёл во вкус амброзии под райские яблочки и почувствовал себя всемогущим небожителем. Даже не все-, а всё могущим. Главным во всех рядах, включая и суконный, и калашный, и - увы! - даже литературный. Говоря языком басни Крылова, многочисленные (в своё время заслуженные) комплименты хитрых лисиц привели к тому, что "у генералушки с похвал вскружилась голова, от радости в зобу дыханье спёрло", и Александр Ильич к просьбам и предложениям даже высококвалифицированных, но простых смертных стал туговат на оба уха. Вспоминая известную статью товарища И.В. Сталина, его накрыло „головокружение от доспехов“.

Мои же претензии относятся к тому, в чём я разбираюсь – к ведомственному печатному органу федерации, который, поменяв название с „Фигурное катание“ на помпезное „Мир фигурного катания“, с каждым номером становился хуже. Главный редактор, занятый с утра до ночи более важными делами генерального директора, переложил работу на Ольгу Ермолину, пресс-атташе ФФККР, которая не только не имеет опыта редактора толстого журнала, но и, получив титул заместителя главного редактора, лишила редакционный портфель серьёзных статей, отказавшись от сотрудничества с опытными профессионалами (с которыми прекрасно знакома по большим международным соревнованиям и чемпионатам, на которые ездила ещё газетчицей). Может быть, опасалась нелестного для себя сравнения их материалов со своими, хотя вряд ли сделала это без одобрения Шефа.

В итоге при прочтении некоторых материалов МФК в моей памяти всплывает цитата из уже упомянутого в эпиграфе гоголевского "Ревизора": только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник или просто забор — чёрт их знает откудова и нанесут всякой дряни!

"Мир фигурного катания" – не бюллетень Информбюро и не развлекающий глянец, а отраслевой журнал, зеркало федерации, которое не должно быть ни мутным, ни кривым. То есть, состоять не только из порой пустоватых интервью, перепечаток того, что Ермолина месяцами до выхода номера уже публиковала на сайте федерации, и никому не интересных копий "новостей" пятой свежести, которые пережевали и сплюнули в журнал не удержавшиеся в газетах репортёры или телекомментаторы из несостоявшихся машиностроителей (так же далёкие от настоящих журналистов, как плотники от столяров-краснодеревцев). Плюс статей немки Татьяны Фладэ, специализирующейся в ISU на блиц-интервью со спортсменами сразу же после выхода со льда. При всём её очень приличном знании русского, оно недостаточно для того, чтобы писать серьёзные статьи, да и стиль у Фладэ не для ежеквартального журнала. Её материалы нет смысла редактировать – их нужно переписывать заново.
В первом номере МФК за 2019 год я нашёл только две статьи, достойные быть там напечатанными: Юрия Вешкина и Филиппа Шветского. Прочие я счёл бы убогими, но коренное значение этого определения - у Бога, поэтому назову их просто слабыми.

Абсолютно непонятен мне и принцип приоритета при отборе материалов. Один из лучших в мире тренеров одиночного катания, автор многих книг о фигурном катании и изобретатель соответствующей аппаратуры, профессор Алексей Николаевич Мишин, отмечает 50 лет тренерской деятельности. Российское телевидение и другие СМИ посвящают этому свои передачи, а журнал "Мир фигурного катания" называет героем номера середняка Александра Самарина и гордо помещает на первой странице обложки его фотографию.
Более того: в номере 17 нет ни малейшего упоминания о полувековом юбилее Мишина даже на странице 48, в графе "Юбилеи отметили специалисты фигурного катания Владислава Глазкова, Жанна Громова, Игорь Образцов и Николай Долгополов". Последний, правда, непонятно за какую именно специальность: кадровый чекист Долгополов служил Советскому Союзу "бойцом невидимого фронта" под крышей корреспондента "Комсомольской правды" - по другую сторону льда и без коньков на хромовых офицерских сапогах. Вот как он сам описывает свои заслуги в фигурном катании в том же номере журнала (стр.52): "А с фигурным катанием познакомился ещё раньше. С Алёнкой Жарковой – будущей партнёршей Гены Карпоносова – мы учились в одной школе. Это была московская спецшкола №1. Я дружил с её братом, и мы втроём частенько наведывались на каток Стадиона Юных Пионеров. Я очень гордился, что Алёна доверяла мне носить её коньки." На фоне таких заслуг в фигурном катании СССР юбилей Алексея Николаевича Мишина, смотрелся, видимо, слишком бледно.

30 августа должно исполниться 90 лет старейшине тренерского цеха, одному из столпов советского и российского фигурного катания, великому педагогу Игорю Борисовичу Москвину, а главный редактор Коган решает посвятить выходящий в конце июня журнал Алине Загитовой, зная, что последующий номер МФК выйдет только в сентябре. Никогда Валентин Николаевич Писеев, не говоря уже об Анне Ильиничне Синилкиной, не позволили бы себе подобное жлобство.
Мало кто сомневается в том, что на сегодняшний день Загитова – лучшая представительница женского одиночного катания России, но сейчас Алина в отпуске и не обиделась бы за помещение своего лица на обложку в следующем, сентябрьском номере. А вот девяностолетие уже давно легендарного наставника, которого чтут и глубоко уважают и в России, и в Европе, и в Америке, и в Азии – пока что единственное событие такого масштаба и почти наверняка неповторимое. Ни один из его коллег на льду и на воде не дожил до этого возраста: ни Пётр Орлов, ни Станислав Жук, ни Игорь Ксенофонтов, ни Игорь Кабанов, ни Михаил Дрей, ни Эдуард Плинер, ни Пётр Толстихин – список далеко не полон. .
Иногда мне приходит в голову возможно, бредовая мысль: а, может, весь интерес руководства к журналу не в том, что в нём публикуется, а в деньгах, получаемых от размещаемой в нём рекламы? Правда, количество заграничной рекламы заметно сократилось. Судя по всему, иностранные рекламодатели имеют русскоязычных сотрудников, способных соизмерить литературный уровень публикаций с уровнем плинтуса.


чёрная фигура аплодирует серым теням

Подводя итоги, можно ли сказать, что новое, называющее себя либерально-демократическим, руководство Федерации фигурного катания на коньках России, сумело за четыре с лишним года добиться видимого роста успехов своего фигурного катания во всех пяти категориях (мужское, женское, парное, танцы, синхронное)? Пожалуй, что нет, ведь абсолютным большинством золотых и серебряных медалей оно обязано не своей кадровой политике, а независимым и потому не очень любимым тренерам, Нине Мозер и Этери Тутберидзе, которых несостоявшаяся и давно перезревшая элита считают выскочками. Обеим пришлось долго проталкивать своих учеников на престижные турниры и в сборную, что называется, против официозного течения и, не раз, вопреки подлёдным судейским сговорам.

„Руководящая тройка“ до сих пор жутко боится интриг и кляуз давно поросшей мхом и покрытой плесенью чёрной зависти ½-умной старухи. Разумеется, я имею в виду не Елену Анатольевну Чайковскую.
Поэтому, при определении цвета "солистов Александринки" (для сравнения с интенсивным чёрным, когда-то присвоенным Писееву), я остановился на бледном сером. Серые кардиналы при сером короле, три из пятидесяти оттенков серого.

Правда, едва ли не вчера краем уха я услышал, что со следующего номера журнал будет делать назначенная главным редактором журналистка Оксана Тонкачеева, в юности мастер спорта по фигурному катанию. Тонкачеева уже возглавляла этот журнал, когда он назывался "Фигурное катание". Может, опытная метла сумеет очистить редакционную корзину от макулатуры и привлечь к сотрудничеству умеющих писать газетчиков? Доживём - увидим.

© World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top