НЕ ОСТАВЛЯЙТЕ СТАРАНИЙ, МАЭСТРО!

Ах, ничего, что всегда, как известно,
Наша судьба - то гульба, то пальба...
Не оставляйте стараний, маэстро,
Не убирайте ладони со лба.
Булат Окуджава "Песня о Моцарте"

Фигурное катание многие жители практически всех континентов и государств, включая развитые страны Северной и Южной Африки, считают самым красивым зимним видом спорта. И красота его в том, что программы всех пяти разрядов фигурного катания – два одиночных, парное, спортивные танцы и синхронное – это более или менее удачные сочетания техники, изящества и музыки. Катание без музыки – это выученные движения под скрип стали по льду. Как в хоккее, только намного скучнее.


Т.Н. Москвина, А.Б. Гольдштейн, Т.Р. Дручинина
Foto: private

За красоту движений отвечает хореограф, чаще всего из балерин. Об одной такой хореоГрафине, прима-балерине Большого театра Елене Матвеевне Матвеевой, я когда-то написал статью, о второй прима-балерине, Людмиле Иосифовне Власовой, так и не собрался. О чём до сих пор сожалею. Правда, о Власовой написано много строк, но, в основном, не как о хореографе, а как о жене оставшегося в США Александра Годунова.

А вот о композиторах и аранжировщиках музыки известно очень немногим – они, как и художники по костюмам или мастера точки коньков, находятся как бы за кулисами.
Довелось мне познакомиться с двумя, оба по имени Александр. Один из них, Александр Дитятковский, успешный бизнесмен по профессии, много лет писал интересные программы для украинских фигуристов. С ним я познакомился уже после распада СССР. А вот с другим – а, точнее, первым, Александром по фамилии Гольдштейн – ещё в начале 80-х годов минувшего века, на "одном из прародителей серий ISU Grand Prix", на знаменитом тогда международном турнире Ennia Challenge Cup в Гааге.

Позволю себе привести неполный список фигуристов, завоевавших те или иные награды только на Олимпийских Играх под его музыку:
1976. Ирина Роднина/Александр Зайцев – золотые медали. Людмила Пахомова/Александр Горшков – золотые медали.
1980. Ирина Роднина/Александр Зайцев – золотые медали. Наталья Линичук/Геннадий Карпоносов – золотые медали. Ирина Моисеева/Андрей Миненков – бронзовые медали.
1984. Елена Валова/Олег Васильев – золотые медали. Лариса Селезнёва/Олег Макаров – бронзовые медали. Кира Иванова – бронзовая медаль. Наталья Бестемьянова/Андрей Букин – серебряные медали. Марина Климова/Сергей Пономаренко – бронзовые медали.
1988. Екатерина Гордеева/Сергей Гриньков – золотые медали. Елена Валова/Олег Васильев – серебряные медали. Наталья Бестемьянова/Андрей Букин – золотые медали. Марина Климова/Сергей Пономаренко – серебряные медали. Виктор Петренко – бронзовая медаль.
1992. Майя Усова/Александр Жулин – бронзовые медали.
1994. Екатерина Гордеева/Сергей Гриньков – золотые медали.
1998. Илья Кулик – золотая медаль. Елена Бережная/Антон Сихарулидзе – серебряные медали.
2002. Алексей Ягудин – золотая медаль. Sara Hughes – золотая медаль. Michelle Kwan – бронзовая медаль. Елена Бережная/Антон Сихарулидзе – золотые медали.
2006. Shizuka Arakawa – золотая медаль. Sasha Kohen – серебряная медаль. Dan Zhang/Hao Zhang – серебряные медали. Татьяна Навка/Роман Костомаров – золотые медали. Tanit Belbin/Benjamin Agosto – серебряные медали. Елена Грушина/Руслан Гончаров – бронзовые медали.
2010. Evan Lysachek – золотая медаль. Tessa Virtue/Scott Moir – золотые медали. Meryl Davis/ Charlie White – серебряные медали. Елена Ильиных/Никита Кацалапов – бронзовые медали.
2014. Татьяна Волосожар/Максим Траньков – золотые медали. Meryl Davis/Charlie White – золотые медали. Tessa Virtue/Scott Moir – серебряные медали.
2018. Maia Shibutani/Alex Shibutani – бронзовые медали.
Медали на чемпионатах Европы, 4-х континентов и мира я считать даже не стал.

Ещё до окончания Государственного Музыкального Училища имени Гнесиных (Высшее Учебное Заведение, лучшее в СССР) с 1970 года, Александр начал писать музыку для кинофильмов. В 1971 году Гольдштейна познакомили с Еленой Анатольевной Чайковской. Весной, когда обычно искалась и создавалась музыка для нового сезона. Вместе с Чайковской 23-хлетний музыкант попробовал сделать что-то интересное. Получилось. Гольдштейн стал работать вместе с Чайковской и её группой, в которую входили дуэты Людмила Пахомова/Александр Горшков, Елена Жаркова/Геннадий Карпоносов и Галина Карелина/Георгий Проскурин.
Вначале Александр не очень понимал, что к чему в фигурном катании, хотя видел немало международных чемпионатов и турниров по ТВ, и они ему нравились. Для него это был едва ли не единственный источник западной музыки.
Через год Гольдштейн стал работать в "Динамо" официально, музыкальным редактором – первым штатным музыкальным редактором в СССР. Но на службу, как все, он не ходил, и приходил туда только за зарплатой. Творил дома. Его популярность росла, композитор-аранжировщик начал работать и с другими тренерами, другими спортсменами. В результате чего скоро понял разницу задач для программ юниоров, взрослых и членов сборной СССР.
Результаты его работы я частично перечислил выше.

Работа в таком серьёзном спортобществе, как "Динамо", которое финансировали МВД и КГБ, принесла Гольдштейну возможность выезжать с командой даже в капиталистические страны, несмотря на фамилию явно неславянского происхождения. Так мы с ним и познакомились, году в 1982-1983 в Гааге. Я увидел в команде СССР человека, не выглядевшего ни спортсменом, ни тренером, ни врачом, ни массажистом и решил, что это – сопровождающий команду чекист. Но вёл он себя для чекиста странно: ходил на тренировки и выступления даже тогда, когда на льду не было его подопечных, плюс смотрел все прокаты под музыку (надсмотрщики в это время ходили по магазинам) Улучив удобный момент, я встал рядом и скосил глаза на его аккредитационную карточку. К своему огромному удивлению прочёл на ней фамилию "Goldstein" и понял, что с такой фамилией его бы ни за что не взяли надсмотрщиком от КГБ. В перерыве заговорил с ним по-русски. С тех пор мы поддерживаем контакты, я с удовольствием слушаю его музыку. А он читает мои статьи.

Среди его работ есть и популярный советский мультипликационный сериал про Волка и Зайца «Ну, погоди!». В нем можно услышать записи Поля Мориа, Джеймса Ласта и других оркестров. Об этом он рассказал так:
— Действительно, я подбирал музыку к нескольким выпускам, а к 14-му написал свою. Режиссер А. Котеночкин предварительно рассказывал мне о сценах по телефону, потом приходил ко мне на целый день с бутылкой водки. В основном он отбирал музыку, которую можно использовать как фоновую. В конце дня бутылка была пуста, а наша работа — закончена.

Как известно, в девяностые годы, в эпоху "Раннего Ельцинизма", люди многих профессий, включая творческие, были вынуждены зарабатывать на жизнь чем могли – от ночных сторожей до "челноков", живущих по системе: там подешевле купил – тут подороже продал. Тренеры и музыканты, профессионально владеющие своими инструментами, подались за границу – не за длинным рублём, а за хотя бы коротким долларом. Одной из самых модных песенок была "Едем мы, друзья, в дальние края, станем эмигрантами и ты, и я!"
Тот, кто ехал в Израиль, декламировал "Отечество славлю, которое есть, но трижды – которое будет!"
В 1991 году самолёт, в котором летел с семьёй Александр Гольдштейн, качнул серебряным крылом и приземлился в аэропорту города Нью-Йорк. В Москве остались друзья и коллеги плюс двадцать пять лет творческой работы, в том числе двадцать – с фигурным катанием.
В CША он зарабатывал себе известность и гонорары в разных городах и разных штатах, пока, наконец, не остановился во Флориде – штате, куда ездят на курорты состоятельные американцы. Живёт там счастливо уже более 15 лет. И, конечно, творит.

Рассказывает Александр Гольдштейн:
Прежде всего я думаю о самой музыке: как сохранить её форму и развитие, как сделать чистые и логические переходы и как её трансформировать, чтобы она безукоризненно звучала на больших аренах.
В начале своей музыкальной карьеры я занимался подбором музыки к фильмам - не только с использованием фонограмм, но и подбирая музыку по партитурам. Здесь нужно было услышать в голове, как будет звучать оркестр, и сделать изменения в нотах для соответствия музыки по времени эпизода.
Аналогичную технику я использую для редактирования музыки, только в обратном порядке: услышать фонограмму и представить её в нотах. В большинстве случаев, я сразу слышу какой будет переход, и что нужно сделать, без экспериментов. Поэтому делаю всё быстро.
Но это - музыкальная часть. Ведь нужно знать, для кого всё это делается. Я обычно прошу прислать мне видео спортсменов за 2-3 года, чтобы знать, что уже достигнуто, и понять возможности и задачи исполнителей.
Ну и главное, с точки зрения самого спорта, музыка должна соответствовать времени исполнения элементов, чтобы она помогала не только в эмоционально-артистически, но и активно участвовала в технической части.
Поскольку я понимаю, сколько времени нужно для исполнения каждого элемента, задача, как монтировать музыку, становится ясной. Это помогает и тренерам, и хореографам, в итоге музыка становится "удобной"» для спортсменов, за ней не нужно бежать или ждать её. А это определённый залог успеха.


В наши дни Александр Гольдштейн работает с учениками таких российских тренеров, как Марина Зуева, Тамара Москвина, Алексей Четверухин, парой Ирина Жук/Александр Свинин, театром Натальи Бестемьяновой/Игоря Бобрина и другими. Не так давно он, вместе с хореографом Татьяной Дручининой, ставил программы спортивным парам Нины Мозер и Тамары Москвиной. Разумеется, и с другими тренерами, не только российскими. Несколько дней назад ему исполнилось 72 года, но его творческие мысли остались молодыми.

Вот что написала мне о нём Марина Зуева:
Артур, привет!!! С большой радостью и уважением, как к человеку и его таланту, с благодарностью об Алике Гольдштейне!!! Знакомы с 1972 года, жили на одной улице, через 48 лет тесного содружества в творчестве живём снова на одной улице (правда, в другой стране) – это ли не чудо!!! Музыку для всех программ (Марина) Зуева/(Андрей) Витман, музыкальные композиции для моих постановок олимпийских программ: Гордеевой/Гринькову - (золото 1988, золото1994), Белбин/Агосто – серебро 2006 (произвольная программа) Вирту/Мойр – золото 2010, серебро 2014, Дэвис/Уайт – серебро 2010, золото 2014. Это только основное.

Слово Наталье Бестемьяновой, Андрею Букину, Игорю Бобрину:
Говорят о спортсмене, о тренере, редко, но иногда вспоминают хореографа, но полному забвению предана уникальная профессия -музыкальный редактор, от чьего абсолютного слуха рождаются новые спортивные музыкальные произведения, выверенные до секунды, удобные при исполнении технических элементов, раскрывающие личность фигуриста, где органично сосуществуют, например, Чайковский, Вивальди, Шнитке...
Это всё Александр Гольдштейн и его безупречный, творческий, новаторский подход к достижению прекрасного.
Алик работает с нашим Театром Ледовых Миниатюр несколько десятилетий. Это спектакли: "Ромео и Джульетта", "Лебединое озеро", "Золушка", "Мэри Поппинз", сейчас готовим новый спектакль "Приключения Эрмитажных котов".
Если нам предлагают создать спортивные программы или показательные номера, мы обращаемся к Алику - только ему мы можем доверить наши мечты и идеи. Его предложения по аранжировке, компоновке или внедрению звуковых эффектов зачастую приносят новые решения в ходе постановки.
Последние годы его музыкальные миниатюры были использованы нами для создания спортивных программ и показательных номеров для спортивных пар Анастасия Мишина-Александр Галлямов и Александра Бойкова-Дмитрий Козловский, а также в десятках программ для японских фигуристов на наших семинарах в Японии.


Я ждал отзыв от Игоря Шпильбанда, но он и ухом не повёл - даже не ответил. Не то забронзовел, не то заржавел...

Ознакомиться с музыкой Александра Гольдштейна можно на его интернет-сайтах SportMusic.com и SportMusique.com


© World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.
Обращение к читателям- иностранцам:
Please do NOT try to translate my articles through electronic translators – it will be a really bad text. My style is too sophisticated for Google & Co.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top