ТОЛСТЫЙ ЛЁД ПОБЕД, ТОНКИЙ ЛЁД ЛЖИ

Эту книжку написал Марк Твен и, в общем, не очень наврал. Кое-что он присочинил, но, в общем, не так уж наврал. Это ничего, я ещё не видел таких людей, чтобы совсем не врали... там почти всё правда, только кое-где приврано.
Приключения Гекльберри Финна


Фото: © HOW HWEE YOUNG/EPA-EFE/TACC

На-днях в одном из московских издательств вышел русскоязычный вариант книги "Долгий путь к Олимпийскому золоту", о, пожалуй, самой известной фигуристке ФРГ начала XXI века – украинско-германской "парнице" Алёне Савченко. Интервью с ней записала и литературно обработала живущая в Германии журналистка Александра Ильина. Я прочёл книгу несколько месяцев тому назад по-немецки – как и некоторые мои читательницы, просившие написать о ней свой отзыв. Но, учитывая возможные неточности перевода, решил дождаться оригинала. С молодости помню эпиграмму на какого-то литератора: "Перевод походил на подлинник, как сто медных копеек походят на один серебряный рубль".
К стилю, которым написана книга, претензий нет – он принадлежит не фигуристке, а Александре Ильиной, блогеру и писательнице. Ильина в фигурном катании скорее аутсайдер, чем инсайдер, но её задачей и не было сопоставление сказанного Алёной с действительными фактами.

Тем не менее, факты, как известно, упрямая вещь, и всё, что Савченко забыла, утаила или исказила, буквально молит об уточнениях. Тем более, что, судя по рассказанному Алёной, память у неё злая и дырявая (что ни в коем случае не отрицает того, что как спортсменка, как фигуристка Савченко в своём роде уникальна).

ПОСМОТРЕЛ В КНИГУ – УВИДЕЛ ФИГУ
Алёна пишет, что не любила ходить в школу, предпочитая тренировки. Может, поэтому она не выучила стихотворение Тараса Шевченко "Заповiт" и не запомнила две последние строчки: "Не забудьте пом’янути незлим, тихим (по-русски добрым, тихим) словом.
Осенью 2018 года, на одном из международных турниров, мне рассказали, что, став Олимпийской чемпионкой, Савченко даже не подумала поблагодарить Федерацию фигурного катания Украины за то, что именно там стала фигуристкой и была выращена до уровня чемпионки мира среди юниоров. Как мне сказали киевляне, ни письменно, ни устно от неё не услыхали и не прочли ни "дякую", ни „thank you“, ни „vielen Dank“, ни даже простого „Danke“.
В мире спорта высоких достижений есть неписанное правило: достигший вершин спортсмен благодарит всех соучастников его победы: тренера, хореографа, массажиста, тренера по ОФП, врача, мастера заточки коньков плюс, разумеется, своих первых тренеров, заметивших в нём талант. Ну и, конечно, свою Федерацию, которая обеспечивала спортсмена экипировкой, снарядами и финансированием поездок на международные соревнования и чемпионаты. Для Алёны оно оказалось и неслыханным.

Добрым, тихим словом Савченко помянула очень немногих. Поэтому я захлопнул обложку с чувством некоторой брезгливости и перехожу к упрямым фактам. Точнее, к двум эпизодам спортивной биографии героини: её появление в Германии и ложь об Инго Штойере как о тренере. Многостраничная ложь Алёны начинается на странице 39, с фразы "Спустя пару дней… ей наконец позвонили".

В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО. ПО ТЕЛЕФОНУ.
Не то летом, не то ранней осенью 2002 года в моей квартире зазвонил телефон. Звонящая представилась Алёной Савченко – фигуристкой, мне знакомой. Алёна сообщила, что хотела бы выступать под другим флагом, и попросила найти ей страну и партнёра. Я согласился помочь, так как видел её на льду и был уверен: из неё может вырасти Олимпийская чемпионка. Неоднократно бывая на международном "Украинском сувенире", знал и остальных учениц Галины Гржибовской-Кухар. Трёх их них считал многообещающими "парницами": Алёну Савченко, Татьяну Волосожар и Татьяну Чуваеву. В первую очередь Савченко – у неё был (и сохранился) характер редкой стервы. Это отнюдь не оскорбление: именно с таким характером женщины становятся победительницами – будь то политика, бизнес или спорт.

За несколько месяцев до звонка из Обухова мой давний знакомый, работающий в Париже тренер Станислав Леонович, рассказал, что у него распалась французская пара из-за ухода партнёрши, и он ищет ей замену. Юноша – из благополучной семьи, его отец готов нести все расходы по содержанию партнёрши.
Естественно, в первую очередь я связался с Леоновичем. Но оказалось, что юноша, не дождавшись, принял решение с фигурным катанием "завязать".

Я С НЕГЕРОМ КАТАТЬСЯ НЕ БУДУ!
Во время следующего звонка Алёна поделилась мечтой кататься именно за Германию и только в паре с Норманом Йешке. Мы договорились, что она раз в неделю продолжит мне звонить (интернет-связь в Обухове ещё не существовала, ни её почтового адреса, ни номера телефона у меня никогда не было, по этой причине не было и никакой переписки, а я буду держать её в курсе дела.
За Германию так за Германию. Позвонил Кнуту Шуберту – бывшему фигуристу парного катания ГДР, а уже в то время тренеру, с которым знаком с 1983 года. Он как раз и тренировал пару Кьеркгаард/Йешке. Шуберт сообщил, что у него уже была девочка из России, Екатерина С. Она была такой ленивой, что пришлось посадить её в самолёт и отправить обратно в Москву. C Миккелиной Норберт расставаться не собирался, и Кнут обещал поискать для украинской фигуристки другого партнёра. Договорились встретиться через несколько недель в Хемнице, на международном турнире юниорской серии Grand Prix ISU, куда мы оба собирались.

На следующий день я позвонил в Киев президенту Федерации фигурного катания на коньках Украины, Людмиле Валентиновне Михайловской. Рассказал о звонке Алёны и спросил: не будут ли они протестовать против её отъезда в Германию? (без такого разрешения УФФКК немцы не сделали бы ни шагу навстречу желанию украинской фигуристки) Мне ответили, сообщили, что таковое разрешение готовы выдать по первому запросу, так как из-за своего характера в Украине она другого ни партнёра, ни другого тренера уже не найдёт. Заодно попросили предупредить немецкую сторону, что Савченко – хабалка и что они ещё хлебнут с ней горя. Я не предупредил. Решил, что сами разберутся.
Признаться честно, об ультиматуме Савченко я знал. Она поставила тренера перед выбором: или Я, или Станислав Морозов. Галина Кухар ответила Алёне, что выбирает Морозова. И поставила его в пару с Татьяной Волосожар. Вход на лёд в Киеве был для Савченко закрыт. В свете этого легко понять, что заявление о том, что-де Стас сознательно бросил её на бетонный пол – ложь. Если бы Морозов, действительно, это сделал – тренер выставила бы его, а не поставила в пару с другой, своей лучшей, ученицей.

В первый день соревнований в Хемнице я приехал во Дворец спорта и поднялся в зал отдыха спортсменов и тренеров. Подошёл к столам, где сидели легендарная Ютта Мюллер – основательница и бывший директор школы и Дворца в Карл-Маркс-Штадте (так во времена ГДР назывался Хемниц), нынешний директор школы и тренер Моника Шайбе, тренер Александр Кёниг, которого я также знал с его спортивной юности ГДР в паре с очаровательной Пегги Шварц, Кнут Шуберт, Илона Шиндлер и ещё несколько тренеров из SBZ (Восточной части страны). Были, разумеется, в зале знакомые российские тренеры и спортсмены, но за другими столами, среди своих.
Поздоровался со всеми. Сообщил о звонке. Началось обсуждение. Ютта Мюллер сказала, что Алёну Савченко припоминает и считает, что её стоило бы взять. Начали обсуждать, кто мог бы стать подходящим партнёром. Перебрали всех известных, свободных не нашли. И тут Моника Шайбе – кстати, бывший тренер Инго Штойера – предложила позвонить своему ученику Робину Шолковы, чемпиону страны с Клаудией Раушенбах, который, поняв, что на международном льду им медали не светят, с соревновательного льда недавно ушёл. Сказано – сделано. Госпожа Шайбе долго уговаривала Робина по телефону и, наконец, добилась его принципиального согласия на пробу с украинской чемпионкой мира среди юниоров.

Осталось лишь найти новой паре тренера. Вновь перебрали всех по пальцам одной руки – не нашли. В конце концов, Алекс Кёниг предложил испробовать недавно начавшего у него работать помощника – Инго Штойера. Зная о довольно мерзком поведении Штойера в отношении партнёрши Мэнди Вётцель и отсутствии у него тренерского опыта, кандидатура вызвала дебаты "за" и "против". Но… другой не нашлось – Кёниг был занят, Шуберт отказался. О чём потом жалел. Говорил: "Если бы я знал, что Алёна – такая ракета, я бы, конечно, взял её, не задумываясь". Я жалел тоже – у Шуберта Алёна стала бы Олимпийской чемпионкой раньше и с Робином.

В воскресенье я вернулся домой, и где-то на неделе позвонила Алёна. Выслушав от меня всю эпопею, она долго не могла себе представить, кто такой Робин Шолковы. Пришлось, что называется, объяснять ей на пальцах, после чего из трубки раздался истошный вопль: НЕГЕР? Я с НЕГЕРОМ кататься не буду! Такое обозначение африканца я услыхал впервые.
Сообщив "украинской расистке", что Шолковы – сын немецкой матери и студента из Африки, интеллигентный темнокожий юноша, прекрасно воспитанный и образованный, я был вынужден предложить Савченко понятными ей словами два варианта: либо она катается в паре с Робином за Германию, либо одна за Обухов. Через несколько дней Алёна смирилась.

Так была создана пара Савченко/Шолковы. Началась подготовка её переселения в Германию: оформление документов, рабочей визы и многие другие бюрократические процедуры. Всю осень и зиму Робин катался в Хемнице, Алёна в Обухове. Время от времени она мне звонила по телефону. Рассказывала, что ходит на курсы немецкого языка.

Когда Алёна, наконец, летом 2003 года приехала в Германию и познакомилась с Робином, она уже ничего не имела против цвета кожи партнёра, но молодой женщине предстояла большая работа – преподать ему науку побеждать.
Труд был нелёгким – только победы на чемпионатах Германии и четвёртое место на чемпионате Европы 2005 года превратили партнёра в спортсмена высшей лиги. В этой мчащейся к победам не совсем русской тройке Алёна была, безусловно, коренником (центральной лошадью), Робин – пристяжной (а позже, когда до его ноздрей дошёл запах лаврового венка чемпиона на собственной шее – и обеими пристяжными). Инго Штойера вполне удовлетворила роль ямщика с кнутом.

О том, что тренер и ученица быстро оказались в том, что сегодня почему-то называется "отношениями", узнали в Хемнице, Берлине и других центрах фигурного катания Германии очень быстро – мир фигурного катания тесен. Но в Германии серьёзные СМИ мало интересовало, что совершеннолетняя Савченко отдалась парному катанию всей душой, а тренеру ещё и всем телом. Это отнюдь не порок – женщине нужен мужчина, и Алёна, возможно, решила, что в Инго она влюбилась. Скорее всего, надеялась, что выйдет за него замуж. Вряд ли стоит винить в этом Алёну – любовный опыт у неё был минимальным, и до её ушей вряд ли дошёл анекдот, ходящий по СССР со второй половины прошлого века:
- Милый, ты же обещал на мне жениться!
- Мало ли чего я на тебе обещал!
А у Робина была постоянная подруга. Позднее другая, на которой он женился. Их сыну пять лет.

ПУТЬ БЫЛ БЫ КОРОЧЕ, ЕСЛИ БЫ САВЧЕНКО ШЛА ПРЯМО.
Действительно, путь Алёны Савченко к высшей ступеньке пьедестала почёта на Олимпийских играх был долог и извилист. Дойти до неё кореннику пришлось, лишь сменив и пристяжных, и ямщика с кнутом. Но насколько виновата в этом судьба, и насколько – сама Алёна?

В переводе в немецкого фамилию Steuer можно перевести как "руль, штурвал" и как "налог, подать". Кем же он был паре Савченко/Шолковы?
На мой взгляд, вторым. Да, конечно, это он стоял у бортика и с чувством собственного величия принимал поздравления с победами его пары, но по праву ли?
Руководство Федерацией фигурного катания Германии довольно быстро сообразило, что главную роль в подготовке играет Савченко, а уровень советов Штойера намного ниже тех, которые ей давала Галина Гржибовская-Кухар (а до неё первый тренер Алёны в одиночном катании, Инна Анатольевна Шостак, и в парном, Александр Артыщенко). Да и уровень знаний самой Алены тоже был явно недостаточен. Поэтому директор DEU, Удо Дёнсдорф, увидевший в Савченко новую Марику Килиус, принял важное решение. В течение трёх лет, по его приглашению, на трёхнедельные семинары в Оберстдорф приезжали Игорь Борисович и Тамара Николаевна Москвины, прихватив с собой пару Юлия Обертас/Сергей Славнов. Каждый рабочий день начинался с теоретических семинаров по парному катанию. Два часа их вёл Москвин, два – Москвина. После обеда все выходили на лёд, где Обертас со Славновым показывали на практике то, о чём тренеры рассказывали на семинарах. В Оберстдорф съезжались все тренеры парного катания Германии: Инго Штойер, Александр Кёниг, Кнут Шуберт, Даниэль Венде…
Главной парой были, конечно, Савченко и Шолковы. Вот что рассказывали мне об этом супруги Москвины:
«На всех многолетних семинарах Алена и Робин были главными учениками, с которыми мы занимались, не пропускали ни одной тренировки. Игорь Борисович с ними лично ежедневно занимался один час вне льда и один час на льду. Тамара Николаевна занималась с ними индивидуально один час вне льда и один час на льду. Чаще всего Инго стоял рядом и слушал.
Но уговор был такой: мы получаем за работу зарплату, но не распространяемся, что мы с ними работаем (чтобы не отнимать лавры у Инго). Мы работали и интервью по этому поводу не давали, такой был уговор.
Кнут Шуберт тоже всегда был на семинарах, и мы работали с его учениками тоже - он подтвердит».
Он подтвердил.
То есть, к Олимпийским играм 2006 года пару Савченко/Шолковы подготовила пара Москвина/Москвин.

Не знаю, на каком основании Дёнсдорф принял такое решение, но DEU старательно лепил из Штойера образ лучшего тренера страны.
Позже - и в разных интервью, и в своей книге "Движимый амбициями", роль Москвиных Штойер в своей подготовке отвергал. Правда, он и создание пары Робин/Шолковы приписал исключительно себе, любимому. Но пусть это остаётся у него на том месте, которое у него было свободно из-за отсутствия совести.

Когда Штойера разоблачили в том, что он был стукачом МГБ ГДР, и из-за его доносов страдали восточногерманские фигуристы, его исключили из спортивного батальона Бундесвера, в котором платили денежное довольствие, Sold – корень русского слова "солдат". Начались у него и другие неприятности. И тут влюблённая "Снедурочка" ринулась в защиту любимого, не стесняясь даже шантажа. Она, например, грозила спортивному руководству Германии, что не выйдет на лёд, если у бортика не будет стоять Штойер. После очередной победы на одном из чемпионатов кто-то из германских телекомментаторов сообщил Савченко, что её собирается поздравить президент страны. На что хабалка ответила, что её-де этот старик не интересует, и говорить с ним она не собирается. После чего ведущие западногерманские СМИ на несколько лет лишили её своей поддержки. За эти годы германскому фигурному катанию было отказано в приёме нескольких фигуристов и хороших тренеров из бывшего СССР – Министерство внутренних дел ФРГ отказывалось выдавать им рабочую визу. Поднимался даже вопрос о лишении Савченко гражданства ФРГ как присвоенного в порядке исключения. Не стали только из-за того, что победы пары Савченко/Шолковы позволяли увеличить количество чиновников в составе спортивных делегаций.

Не понравился подобный шантаж и Международному Союзу конькобежцев, и, возможно, поэтому судьи долго считали, что золотую медаль Олимпийской чемпионки с личностью скандалистки, защитницы доносчика, лучше не совмещать. И награждали серебрениками.

Что же касается карьеры Инго Штойера как тренера, то он лишь подтвердил свою бездарность и то, что даже уроки Москвиных ему не помогли. И в Канаде, и в Швейцарии, где его встречали как тренера чемпионов Европы и мира, он лишь испортил такие доверенные ему пары, как Рэчел Киркланд/Эрик Рэдфорд или Анаис Моран/Антуан Дорсаз. В конце концов из-за полной невостребованности был вынужден вернуться в родной Хемниц. Из слушателей тех семинаров Александр Кёниг сегодня – лучший тренер парного катания Германии. Именно с ним и с Кнутом Шубертом Алёна Савченко при новом партнёре, Брюно Массо, стала, наконец, Олимпийской чемпионкой.

Можно было бы, конечно, приподнять завесу над тем, каким способом, вопреки твёрдой договорённости между федерациями фигурного катания Германии и Франции, что пара Савченко/Массо будет стартовать за Францию, Алёна всё-таки перетащила Брюно в Германию. Но для чего? Сегодня и Удо Дёнсдорф, и Дидье Гайаге, как говорится, тела давно минувших дней.

После Олимпийских игр 2006 года звонки Алёны прекратились. Как журналист, я был (да и продолжаю быть) в курсе всего происходящего в её спортивной жизни и дальше, но личного общения больше не было из-за повода, указанного выше. Тем более, что вскоре мне позвонила одна мама из Восточной части Германии и попросила найти партнёршу для её сына. Юноша был танцором. Найти хорошо раскатанную «танцевальную» девушку удалось в России, пара несколько лет успешно представляла Германию на крупных международных турнирах и чемпионатах. Девушка вышла замуж (не за партнёра) и осталась жить в Германии.
В настоящее время Алёна с помощью трёх подруг вроде бы тренирует в Оберстдорфе чемпионку Германии 2021 года по имени Айя Хатакава.

Наткнулся я в книге и на другие, мягко говоря, неточности. Но, не будучи очевидцем, критиковать их не стану.

НЕЧТО ВРОДЕ ЭПИЛОГА
Проскальзывает информация, что Алёна Савченко якобы решила снова вернуться в состязательное фигурное катание, но уже в женском одиночном катании. В 37 лет. Что ж, попытка – не пытка. Небольшой шанс стать в этом разряде чемпионкой Германии у неё есть. К тому же, в Оберстдорфе ежегодно проходит первенство мира среди фигуристов старшего возраста, где Алёна Валентиновна сможет стартовать в средней группе.
Несостоявшийся партнёр её несбывшейся мечты, Норман Йешке, после ухода из соревновательного спорта выбрал себе в партнёрши немецкую фигуристку с украинской фамилией и женился на ней. Их дочери в феврале исполнится 10 лет. Жену зовут Таня Шевченко.

Заголовок книги я бы продлил: "Долгий путь к Олимпийскому золоту вокруг пропасти лжи". И хотел бы ещё раз подчеркнуть, что Александру Ильину читателю упрекнуть не в чем – она искусно превратила корявый язык героини в литературный. И вообще, русская пословица учит, что неча на зеркало пенять…
Есть ли смысл покупать книгу? Не знаю. Дело вкуса. Алёна Савченко – не единственная Олимпийская чемпионка в парном катании и далеко не самая выдающаяся даже среди украинских фигуристок – не говоря уже о советских и мировых. Татьяна Волосожар прошла таким же путём (сменила страну и партнёра) без скандалов и стала Олимпийской чемпионкой четырьмя годами ранее. Характер у неё не мягче, чем у Алёны, зато ума и воспитания намного больше.

© World copyright by Arthur Werner. All rights reserved. No part of this publication may be reproduced, stored in a retrieval system, or transmitted in any form or by any means, electronic, mechanical, printing, recording, or otherwise, without the prior permission of the author.

Обращение к читателям - иностранцам:
Please do not try to translate my articles through electronic translators – it will be a really bad text. My style is too sophisticated for Google & Co.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top