ДО ЧЕГО ДОИГРАЛИСЬ ИГРЫ В ТУРИНЕ

Статья написана для журнала „Мiй спорт“, Киев, Украина. Резкий ветер гоняет по опустевшей Олимпийской деревне фантики, бумажки, пустые шприцы и коробочки из-под запрещённых медикаментов. ХХ Зимние Игры закончились почти так же, как и предыдущие – слезами радости и горя, вздохами облегчения и допинговыми скандалами.

Заподозренные в запрещённых приёмах австрийские лыжники навострили лыжи из итальянских Альп в родные задолго до финала, российская биатлонистка Ольга Пылёва, сдав мочу и медаль, улетела домой на крыльях Аэрофлота, и т.д., и т.п. Скоро в деревне зазвучат голоса участников Паралимпийских Игр, поэтому воспользуемся временно наступившей тишиной и подумаем, что принесла эта Олимпиада одному из самых красивых видов спорта – фигурному катанию – и что она у него отняла.

В 2002 году, после известного скандала с судейством в парном катании на XIX Играх в Солт-Лейк-Сити, президент Международного союза конькобежцев Оттавио Чинкуанта был вынужден принять все меры для того, чтобы фигурное катание и танцы на льду не были исключены из числа олимпийских видов спорта. Дело не в том, что бывший конькобежец так любит эту половину своей федерации, а в том, что основной бюджет ИСУ состоит из денег, которые поступают за право трансляции от телевидения США, Канады и других стран. Эти деньги телевидение платит за право трансляции чемпионатов по фигурному катанию и танцам, а не по скоростному бегу на коньках и шорт-треку. Хотя, говорят, немалую часть этих денег господин президент как бывший конькобежец тратит как раз на „свои“ виды, особой популярностью телезрителей не пользующиеся.
Загнанный в угол Чинкуанта дал срочную команду разработать новую, объективную систему судейства, по которой и оценивали фигуристов на только что закончившихся Олимпийских Играх в Турине. За большие деньги систему разработали.
Но, став новой, система ни на пядь не приблизилась к объективности. Один из её главных создателей и идеологов, московский математик Александр Лакерник, взял за основу наработки покойного Станислава Жука, но начисто забыл при этом фигуриста как живого человека, а не как инструмент для исполнения прыжков и дорожек. Новая система судейства – нечто вроде старого анекдота о разнице между капитализмом и социализмом: в капиталистическом обществе человек эксплуатирует человека, а в социалистическом совсем наоборот. Никакой абсолютной объективности в фигурном катании нет и не может быть до тех пор, пока во главе системы стоит фактор „человек“ – то есть, судья, технический контролёр или технический специалист. А поскольку путёвку на соревнования они получают не от Международного Союза Конькобежцев, а от федерации собственной страны (которая номинирует их на эти должности), то на них давят многие силы: родная Федерация, НОК, Техком и руководство ИСУ.

Даёшь систему!
Оценить систему однозначно невозможно: давая преимущество в оценке технического уровня фигуриста, она толкает того же фигуриста на сознательное, хотя и вынужденное снижение того, что ранее именовалось артистизмом. То есть, лишает программу оригинальности, а фигуриста – индивидуальности. Мы помним Людмилу Белоусову с Олегом Протопоповым, Людмилу Пахомову с Александром Горшковым, Джейн Торвилл с Кристофером Дином, Пегги Флеминг и Катарину Витт, Джона Карри и Толлера Крэнстона не только и не столько за их золотые медали, сколько за бриллиантовые программы, сохраняющиеся в памяти десятилетиями. Сегодня же победа определяется количеством многооборотных прыжков и, во многом, скоростью исполнения элементов – но при этом не поощряет исполнение различных четверных прыжков, потому что "стоимость" таких элементов неадекватна сложности их исполнения, а судейская "бухгалтерия" не отражает реального положения дел. За каскад 3-3-3 или 3-3-2 можно получить больше, чем за каскад с прыжком в четыре оборота. То есть, и здесь нет чёткого критерия определения лучшего спортсмена. Хотя общая тенденция - атлетизм выдавливает эстетику. При таком развитии событий абсолютными чемпионами мира и Олимпийских Игр уже через несколько лет могут стать роботы-попрыгунчики. Чище управляемого электроникой агрегата, не оснащённого эмоциями и нервами, не прыгнет ни один живой человек. Если летом, на конгрессе ISU, Чинкуанту переизберут на четвёртый срок, он зареформирует фигурное катание до полной потери индивидуальности.

Большой вред наносит новая система фигурному катанию путём превращения его в фигурное прыгание (выражение О.А. Протопопова). Это хорошо заметно в оценке одиночников и спортивных пар. Конечно, дорожки шагов и вращения играют свою роль в величине оценки, но без прыжков в четыре и как минимум три оборота на Олимп не запрыгнуть. Особенно чувствуется унификация в танцах, где ни в коем случае нельзя проверять гармонию алгеброй. Соревнования в танцах, где шаг вправо или дуга влево считаются побегом от правил, за что суд карает без предупреждения – это в самом талантливом случае армейский ансамбль пляски под песню. В не самом талантливом – строевые занятия в училище Культпросвета.

Но главное даже не в этом. Возможность выиграть только за счёт сложных и сложнейших элементов заставляет тренеров и спортсменов идти на крайний риск. Мало кому не бросился в Турине в глаза огромный рост числа падений на льду со всё растущей степенью травматизации. В результате падения при исполнении выброса в четыре оборота китайская фигуристка Чжан Дань сильно растянула паховые мышцы и надорвала связки колена, но ради спортивного будущего продолжила исполнение произвольной программы, катаясь с немыслимой болью. Насколько это насилие над собственным телом скажется на будущей карьере девушки, будет видно уже в будущем сезоне. Слава богу, не очень серьёзную травму получила Мари-Франс Дюбрёй, не сумевшая удержаться за партнёра в оригинальном танце. До конца Игр молодая женщина ходила на костылях.

До медали нужно допрыгнуть




В мужском одиночном катании войну нервов, а с ней золотую медаль и пожизненное звание Олимпийского чемпиона выиграл Евгений Плющенко, наконец-то излечившись от душевной травмы, именуемой „Ягудин“. Что же касается справедливости оценок остальных претендентов, то в этой гонке за лидером шансы занять второе и третье места были и у Ламбиеля, и у Баттла, и у Уэйра, и у Жубера, и у Лайсачека. Красота и пластика их катания, особенно американцев, впечатляла, а вот техника подвела. Определённый процент фигуристов из США и Канады относит себя к представителям сексуального меньшинства и, видимо, благодаря этому их пластичное катание больше напоминает балет, нежели спортивные состязания. Как зрелище это, конечно, красиво, но может привести к исключению разряда из олимпийских видов вслед за танцами: фигурное катание должно оставаться спортом высоких достижений.

В парном катании безумно жаль опытнейших ветеранов Марию Петрову с Алексеем Тихоновым, которым так и не удалось стряхнуть пыль со своего имиджа классиков и заменить её блестящей выразительностью программы. Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин заработали своё „золото“ честно, хотя пока трудно сказать, каким процентом здоровья они (особенно Таня) заплатили за эту победу. То же самое можно сказать и о получившей „серебро“ китайской паре Чжан-Чжан, где партнёрша рискует на время сменить коньки на инвалидную коляску.

В короткой программе женщин предпочтение отдавалось тоже „силовикам“. Именно потому Елена Ляшенко, чей прокат телевизионные комментаторы назвали самым женственным катанием, была оценена гораздо ниже, чем Ирина Слуцкая или Саша Коэн, которая в короткой программе даже перепрыгала россиянку. А в произвольной главной выигрышной силой оказалась политическая. Коэн при двух сорванных каскадах поставили на второе место, а Слуцкую за падение на выезде с тройного риттбергера опустили на третье. Правда, катание Ирины (как и в Солт-Лейк-Сити) не было безупречным: она сорвала в каскаде прыжок флип, выезжала из некоторых прыжков на зубцах, показала не очень красивое комбинированное вращение, а во второй половине программы сильно потеряла в скорости.

Что же касается украинских фигуристок, то им, наверное, следовало не торопиться с замужеством или не выходить за родных братьев: Галина Ефременко каталась хуже Галины Маняченко, да и семнадцатое место Елены Ефременко-Ляшенко тоже было далеко от того, на что рассчитывала сама фигуристка, её тренер и её страна.

Танцы на льду и козни за бортом

Как всегда, главная интрига ожидалась в танцах, и ожидание не подвело. Раз уж в нынешней России (как, впрочем, и в Советском Союзе) вторым гимном давно стала песня „А, значит, нам нужна одна победа“, следовало ожидать, что руководство ФФККР будет добиваться золотых медалей для Татьяны Навки и Романа Костомарова всеми неправдами и неправдами. Были приняты меры для того, чтобы судьи не допустили ошибку Солт-Лейк-Сити, где олимпийскими чемпионами заслуженно, но вопреки планам президента ФФККР Писеева и его жены, Аллы Шеховцовой, стала французская пара Марина Анисина и Гвендаль Пейзера. Для этого первым делом в бригаду не допустили судью от Азербайджана Ирину Нечкину, которая на прошлой Олимпиаде поставила Лобачёву и Авербуха на второе место. А техническому специалисту заранее доходчиво объяснили, кого он должен считать лучшим.

Но получать правительственные телеграммы с поздравлениями любят не только россияне, поэтому за бортом катка задолго до Игр шёл сбор судейских голосов путём создания судейских блоков – всё, как в политике. Говорят, что в первом блоке американцы якобы должны были сговориться с канадцами, а украинцы с поляками (и всеми друзьями вышеупомянутых судей) и совместными усилиями вывести на первое место Танит Белбин с Бенджамином Агосто, а на третье Елену Грушину с Русланом Гончаровым. За второе они позволяли драться России и Франции. Но в самом Турине обстоятельства и союзники менялись ежедневно. Добрые языки сболтнули, что российский блок предложил американцам серебряную медаль, а украинцам бронзовую, если те пропустят на „золото“ Навку с Костомаровым. Что, кстати, и произошло. Нет, мы совсем не хотим каким-то образом обидеть российских танцоров и прекрасно помним обращение к гостям американских салунов начала прошлого века: «Пожалуйста, не стреляйте в пианиста – он играет как умеет». И Татьяна, и Роман показали всё, на что были способны, но при всей красоте исполнения их музыка, „Кармен“, давно заезжена до шипения, сложность элементов могла и должна была быть выше, а хореография лучше. Правда, в Турине российский дуэт получил такую поддержку зрителей, какой не слыхал уже давно. Но аплодисменты и крики шли, в основном, от российских болельщиков, которых привозили в „Палавелу“ автобусами. Может быть, ради этой поддержки Жулин и „залез в Кармен“.
Приятное впечатление произвела пара Танит Белбин/Бенджамин Агосто. Лучший молодой дуэт США и Северной Америки вполне мог бы победить уже на этих Играх, но девушка допустила пару мелких ошибок, оставивших американских танцоров на втором месте. Если допустить возможность блоков, о которых мы писали выше, встаёт вопрос: не попросил ли свою ученицу сделать эту пару ошибок Игорь Шпильбанд? Ведь родственники тренера по-прежнему живут в Москве.
Наконец-то заработавшие свою олимпийскую медаль Елена Грушина и Руслан Гончаров катались, как обычно, красиво и стабильно. Правда, их тренер, Николай Морозов, включил в программу одесситов только те элементы, которые танцоры знают и уверенно демонстрируют. Рисковать Морозов не стал. Несмотря на несколько скучноватую программу и „арабские“ костюмы, абсолютно не сочетающиеся с музыкой Питера Габриэля (The Feeling begins), опытнейший дуэт выглядел на льду суверенно и полностью заслужил бронзовые медали. Может быть, расстанься Лена и Руслан с Линичук шесть лет назад, флаг Украины мог бы подняться над пьедесталом почёта ещё в Солт-Лейк-Сити. Вообще-то, Елену Грушину специалисты уже давно считали одной из лучших партнёрш в мире. Танцевальных пар, где ведущую роль играет партнёрша, в мире много. Из наиболее известных это и Пахомова/Горшков, и Бестемьянова/Букин, и Фузар-Поли/Маргальо, и Навка/Костомаров, и Грушина/Гончаров.
У одного из лучших в мире танцевальных дуэтов, Маргариты Дробязко и Повиласа Ванагаса, никаких шансов на медаль не было изначально: судья из Литвы была отсеяна из списка кандидатов ещё в Вене. Принцип независимости судей в танцах умные люди объясняют так: выставленные оценки абсолютно не зависят от качества катания. Так что в отсутствие собственного арбитра невозможно выиграть даже если более удачливые соперники будут падать на лёд на первой секунде программы и не подниматься с него до окончания музыкального сопровождения. Из-за этого Дробязко и Ванагас – по мнению многих специалистов истинные победители соревнований – оказались на понечётном седьмом месте.
Самый сложный произвольный танец показали Албена Денкова и Максим Ставиский. Но оценили его только пятым, как и оригинальный. В телефонном разговоре со мной Албена сказала: их очень огорчил тот факт, что в оригинальном танце, после которого дуэт скинули с третьего места на пятое, едва ли не все судьи, как сговорившись, сняли по максимуму, по три балла, за ошибку, „стоящую“ не более одного или двух. Может быть, из-за этого в произвольном Ставиский перенервничал и немного перетянул время поддержки партнёрши, за что пару опять „приговорили к высшей мере наказания“. Казалось, что на своих рабочих совещаниях судей заставляли хором разучивать песню: „Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех!“. Наталье Линичук, которая вместе с мужем готовила пару к сезону, вновь не хватило вкуса в подборе костюмов, но это у олимпийской чемпионки 1980 года хроническая болезнь (вспомните кричащие костюмы Лобачёвой и Авербуха). Явной ошибкой Линичук с Карпоносовым был их запрет танцорам участвовать в чемпионате Европы. Если бы Денкова и Ставиский показались в Лионе, недочёты были бы замечены и до Турина исправлены. Может быть, на чемпионате континента Наталье Линичук даже удалось бы наладить с судьями давно утерянные контакты и болгарскую пару судили бы за качество катания, а не наказывали бы за флаг невеликой державы.

Наши за границей

Немалой известностью в мировом фигурном катании пользуются украинцы, по разным причинам сменившие страну проживания. Видимо, не считая своей русскую пословицу „Что имеем, не храним, а потерявши, плачем“, федерация фигурного катания Украины не плачет ни по Юлии Обертас, ни по Алёне Савченко (хотя из-за своего вызывающего поведения последняя может очень скоро вернуться в родной Обухов), ни по одесским юниорам, перебравшимся в Беларусь вместе с тренером Татьяной Беляевой. Татьяна Навка и Вазген Азроян – тоже уроженцы Украины. Мы уже не говорим о тренерах, работающих вдали от дома – Лидии Маслюковой, Ирине Романовой, Игоре Ярошенко и других. Украина отдаёт на экспорт то, что очень хорошо могло бы пригодиться ей самой. Работай Галина Змиевская и Валентин Николаев по эту сторону океана, место в мужском одиночном катании было бы наверняка выше двадцатого, да и в женском до результата Оксаны Баюл уже далеко. Хотелось бы посоветовать руководству Федерации фигурного катания поучиться у „старшего брата“, который отдаёт на сторону только спортсменов категории „На те, небоже, что нам негоже“.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top