ЭТОТ ГОРШОК БОГИ НЕ ОБОЖГЛИ

Хочу заранее предупредить читателей, что нижеследующая статья – не об отношениях между тренерами и фигуристами. В ней нет никаких обобщений или параллелей. Просто описана история конкретного наставника и конкретных спортсменов.

Фамилия „Горшков“ в советском и мировом танце на льду хорошо известна. Но в сочетании с именем „Алексей“ она впервые появилась на страницах центральных российских газет только во время чемпионата мира 2000 года в Ницце. Я тогда пригласил Елену Вайцеховскую на свою встречу с молодым тренером и его учениками, чемпионами мира среди юниоров Натальей Романютой и Даниилом Баранцевым. Спортсмены только что вернулись с чемпионата мира среди юниоров в немецком Оберстдорфе, где уверенно победили, и впервые в жизни приняли участие во „взрослых“ соревнованиях лучших фигуристов планеты. Уже на следующий день после встречи коллега напечатала собственную версию этой беседы на страницах „Спорт-Экспресса“. Для чего, собственно, и была приглашена. Мои статьи появились несколько раньше.

Публикации привлекли интерес и других представителей отечественной печати к дальнему однофамильцу знаменитого олимпийского чемпиона, спустившемуся в Ближнее Замосковье с гор Седого Урала. В это время Алексей Горшков работал с группой танцоров, в которую, кроме Романюты с Баранцевым, входили россияне Домнина-Болотин, болгары Денкова-Ставиский и ещё несколько далеко не бездарных учеников, чьи имена, к сожалению, остались в памяти только историков отечественного фигурного катания.

В „отвязанные девяностые“ в бурном потоке искателей счастья смылись за океан Татьяна Тарасова, Наталья Дубова и Наталья Линичук, а многолетняя „прима“ танцевального мира Елена Чайковская начала потихоньку сходить со сцены. Трон ведущего тренера танцев опустел. Москвичка Ксения Румянцева только начинала карьеру успешного тренера, а хорошо известная сегодня Елена Кустарова, дочь Светланы Алексеевой (многолетней помощницы Тарасовой), тогда ещё гуляла по Елисейским полям. Имена же талантливых воспитателей из Тольятти, Кирова, Перми, Самары и других городов России упоминались разве что в списках ФФККР. Поэтому появление на стыке ХХ и XXI веков „уральского самоцвета“, который дал России две пары чемпионов мира среди юниоров, радовало. Хотелось верить, что брошенное знамя попало в надежные руки, и что на аллее Лучших Наставников Танца подрастает новый дуб. Не в том смысле, что его плоды будут деликатесом для свиней, а в том, что зелёный и могучий.

Увы, дубок оказался недорослем. Два талантливых дуэта вышвырнул. Несколько пар разбил. Уменьшил воспитание танцоров, увеличил давление на танцевальных судей. Увлёкся плетением закулисных интриг и уборкой конкурентов. Убедил одаренного, самобытного хореографа Сергея Петухова, что тому выгоднее сложить крылья творца и впрячься в ярмо ремесленника. После провального для Алексея Горшкова сезона 2004-2005 гг. (когда провалилась его болгарская пара Денкова-Ставиский) мне пришлось задуматься и заняться поиском причин такого странного поведения. Связаться с его бывшими наставниками, коллегами по льду и тренерскому цеху, выгнанными и оставшимися учениками. Выводы оказались грустными. Я бы даже сказал, более чем.

Итак, знакомьтесь: Горшков Алексей Юрьевич. Родился 30.01.1967 г. в Свердловске. Мастер спорта по фигурному катанию на коньках (танцы). Заслуженный тренер России. Образование высшее, заочное (Малаховка). В фигурное катание, как и все, пришёл в раннем детстве. Его самым первым тренером в ДСО «Локомотив» был Ростислав Синицын, ныне хореограф с международным именем. Как рассказывал мне покойный руководитель свердловской школы фигурного катания Игорь Ксенофонтов, катался Алексей неважно, танцор был средненький. Выступал в паре с Натальей Зыковой (потом солистка в Holiday on Ice). Высшее достижение – десятое место на чемпионате СССР. Впрочем, нередко из таких середняков получаются хорошие тренеры.

Старший из двух сыновей (имеет брата, Андрея). Когда оба были ещё детьми, их отец умер от самой распространенной русской хвори. Мать буквально надрывалась, чтобы прокормить двух парней на одну зарплату. Из-за бедности большой брат был вынужден заняться устройством собственного бытия довольно рано. Закончив любительскую карьеру, Алексей пошёл работать на завод. Но хореограф Михаил Данилович Павлюченко уговорил юношу вернуться в фигурное катание и освоить ремесло тренера. До 1993 года Горшков ассистировал Олегу Эпштейну, который много лет тренировал его самого. В их группе каталась красивая девушка Людмила Кириллова. По рассказам наших общих земляков, как фигуристка девушка на место в сборной шансов не имела – каталась на прямых ногах (этот наследственный недостаток пока заметен и у дочери, Насти), зато тоже была помощницей Эпштейна. Лёша и Люся понравились друг другу и, в конце концов, поженились. Живут счастливо, родили двух дочерей.

Какое-то время все работали сообща, но потом начались расхождения. Горшков, не имея ни малейшего профессионального опыта, рвался, тем не менее, в самостоятельные тренеры и первым потребовал выделить ему несколько учеников. Дело дошло до раскола. Эпштейн оставил у себя тех, кого считал лучшими, остальных отдал Олегу Миронову и Горшкову. Так Алексей отправился в первый рейс на „своём“ судне.

В момент распада группы Горшков и Миронов считали пару Ольга Шарутенко – Дмитрий Наумкин профессионально непригодными, поэтому ни один не хотел брать их к себе. Цитируя самого Горшкова, „это чмо мне не нужно“ Но, в конце концов, он прислушался к мнению старших (больше всего уговаривал Павлюченко, который ушёл вместе с ним и довольно долго помогал) и ребят всё-таки взял. Именно с Шарутенко и Наумкиным Алексей сумел постичь первые азы науки тренировать. Дав многое Ольге и Дмитрию, Горшков и сам многому набрался от них. Не будь этой пары и опытнейшего хореографа, который вёл молодого тренера по ступеням овладения мастерством, мир фигурного катания вряд ли бы услышал бы рядом с фамилией Горшков имя Алексей.

Разумеется, в том, что Шарутенко с Наумкиным стали чемпионами мира среди юниоров – немалая заслуга тренера. Но, после завоевания учениками высокого звания, его начали одолевать приступы „звёздной болезни“. Поперли наружу недостатки. Горшков начал постоянно унижать и даже материть учеников, издеваться над ними. Позднее такое поведение стало нормой на всех тренировках и едва ли не со всеми спортсменами. Может, это не столько вина, сколько беда Горшкова, идущая от острейшего дефицита образования и культуры. Об его интеллектуальном уровне говорит такой факт: как-то, в ответ на вопрос, бывает ли он в театрах, Горшков сказал, что „да, один раз был в драматическом театре оперы и балета“ (этой фразой его потом годами подкалывали в фигурном катании Свердловска. В городе есть театры драматический, оперы и балета, музыкальной комедии, кукольный и Юного Зрителя).

Естественно, ни Ольга, ни Дмитрий не стерпели грубость, причину которой довольно быстро поняли: на горизонте молодого и в ту пору ещё бедного тренера появилась пара Албена Денкова-Максим Ставиский, которые могли платить ему хорошие деньги. Поскольку Горшков, уже имея жену и старшую дочь, до этого работал практически за гроши, он тут же переключил своё внимание на болгар. Дошло до того, что менее чем за месяц до чемпионата России он бросил дуэт Шарутенко-Наумкин на хореографа и укатил в Софию. Поняв, что больше у Горшкова научиться нечему, танцоры с ним расстались и кататься закончили. Вину за уход пары Алексей свалил на Валентина Писеева.

Когда бывшая свердловчанка Алла Шеховцова, уже будучи жительницей столицы, возглавила школу фигурного катания в райцентре Одинцово Московской области, она пригласила одноклубника и земляка туда на работу. С собой из Софии (где он работал два с небольшим года) и из Екатеринбурга Горшков взял Сергея Чемоданова (по рассказам того же Ксенофонтова и учеников – классного тренера), пары Наталья Романюта-Даниил Баранцев, Оксана Домнина-Максим Болотин, Наталья Лепетюха-Сергей Марьин и других талантливых танцоров, позже выброшенных им за борт российского танца на льду. Из Софии приехали болгары. Лепетюху доверил Алексею в Москве перед отъездом в Австралию Андрей Филиппов, но в Одинцове Горшков фигуристку отчислил. Хотел поставить Марьина в пару к дочери, но тот кататься с Настей отказался. Горшков выкинул и его. Марьин, имевший все шансы на место в сборной России, зарабатывает сегодня деньги в Holiday on ice.

Избавившись от Шарутенко и Наумкина, после чемпионата мира среди юниоров 2001 года тренер принялся потихоньку выкатывать за борт и Романюту с Баранцевым, ставших в Софии на высшую ступень пьедестала почёта во второй раз. Одновременно у него начались разногласия с Максимом Болотиным, партнёром Оксаны Домниной. Из-за чего? Опять-таки из-за оскорблений. Как сказал мне один из бывших учеников одинцовского сквернослова, „если тебя от начала и до конца тренировки кроют матом и оскорбляют выражениями типа "ты – педераст убогий, урод неблагодарный! ", трудно удержаться от протеста и что-либо не вытворить“. У Горшкова есть отвратительная манера унижать тех, кто от него зависит. Видимо, он не понимает, что дети вырастают, становятся взрослыми и тактику обращения с ними необходимо менять.

Невыносимость создавшейся на льду обстановки заставила Максима уйти на „Локомотив“ к Светлане Алексеевой и Елене Кустаровой. Горшков, поставив Домнину в пару с другим Максимом, Шабалиным, взятым у Олега Судакова, объяснил причину ухода Болотина психической неполноценностью ученика. С этим Болотин категорически не согласен и заверяет, что абсолютно здоров. Не заметили болезнь Болотина ни его новые тренеры, ни ученики школы на „Локомотиве“, катающиеся рядом с ним. Здоровым Болотина считают и врачи – московские и екатеринбургские. Кстати, выброшенные Горшковым Романюта и Баранцев пытались остаться в фигурном катании и перейти к другому тренеру, Александру Свинину. Но это двукратным чемпионам мира среди юниоров не удалось. Если не по прямой просьбе Горшкова, то наверняка с его согласия Валентин Писеев переход запретил и исключил пару из сборной, мотивируя своё решение излишним весом Романюты. На чемпионате мира 2005 года в Москве родившая сына и похудевшая до идеальной фигуры Наталья заверяла меня, что при условиях благоприятной атмосферы на катке в Одинцове ни за что не позволила бы себе набрать лишний вес. Она и сейчас поддерживает спортивную форму, готова в любой момент вернуться в большой спорт. Даниил катается в США c местной девушкой Дженнифер Уэстер и в начале января принял с ней участие в чемпионате страны. Перед парой Романюта-Баранцев я виноват: доверился тренеру и написал односторонний материал. Укрепил в нём чувство безнаказанности и уверенность в поддержке со стороны средств массовой информации при любых его поступках. Правда, один танцор утверждает, что пока Петухов приезжал в Екатеринбург и Софию только на короткий срок, Горшков и спортсмены жили дружно, ходили друг к другу в гости и вместе отмечали праздники. А оскорбления матом на льду начались в Одинцове, где хореограф появлялся ежедневно. В то, что Петухов стал злым гением и „серым кардиналом“ Горшкова, трудно поверить – он вроде человек истово религиозный, но если даже это было бы так, ответственность за спортсменов всегда лежит на тренере.

После чемпионата мира в Дортмунде очередными „козлами отпущения“ Горшкова оказалась, как ни странно, пара Албена Денкова-Максим Ставиский. Вместо того чтобы вложить все силы, умение и связи для победы болгарского дуэта в сезонах 2004/2005 и 2005/2006 и стать едва ли не самым молодым тренером чемпионов Европы, призеров мира и Олимпийских Игр, учитель танцев перенёс свою милость на Домнину с Шабалиным. А болгарам достались мат и оскорбления, которыми тренер чуть ранее осыпал других учеников. Во время чемпионата Европы 2005 года в Турине Алексей Юрьевич заверял российских журналистов в том, что Денкова и Ставиский зажрались, зазнались, не хотят тренироваться и относятся к подготовке спустя рукава. Правда, чёрному пиару не поверил ни один из тех, кто хоть немного знаком с этими фигуристами. Прожившие с Горшковым восемь нелёгких лет, Албена и Макс долго не хотели понять, что их, как это называется на современном русском языке, „сливают“ собственные хореограф и тренер. Но пятое место на чемпионате мира в Москве было последней каплей, переполнившей чашу терпения. Через две недели после окончания сезона Денкова со Стависким ушли. В тот момент в никуда.

Отчего же Горшков пошёл на потерю „золотоносной“ пары? Существует мнение, что он просто „прогнулся“ под своего директора Аллу Шеховцову и её мужа, президента ФФККР Валентина Писеева, и сдал болгар ради будущего Оксаны Домниной с Максимом Шабалиным и собственной дочери, Насти. Но, думается, причина не только в семьях Писеева и своей. Скорее всего, Алексей Горшков болен, и в букете его болезни мания величия и комплекс неполноценности. Он не может вынести, когда о ком-то думают или говорят лучше, чем о нём самом. Даже если речь идёт о собственных учениках. Так и не изжитая провинциальность мешает ему догадаться, что тренер чемпионов – такой же чемпион, как и его спортсмены. Трудно понять, почему он не дошел до этого своим умом, годами находясь недалеко от таких звёзд, как Елена Чайковская или Татьяна Тарасова. Помогающая мужу Людмила постоянно убеждает его в исключительной гига-гениальности, и, видимо, в какой-то недобрый час супруг сам в это поверил. Неужели Горшков не соображал, что уход Денковой и Ставиского принесет ему потерю не только немалых денег и летней базы в Болгарии, но и пары, на которую равнялись его остальные питомцы из России, Армении и Грузии? А если соображал, зачем пошёл таким путём? Известно, что последний разговор с Албеной и Максимом перед их уходом стал для него полной неожиданностью и что тренер горько сожалел о том, что не сумел просчитать реакцию болгарских танцоров. Но, если Алексей не „догнал“, что причина потери многолетних учеников лежит в нём самом, ему самое время обратиться к врачу – психиатру. Такое состояние возникает от многолетней работы на износ, постоянного переутомления, нервного перенапряжения и ведёт за собой потерю учеников, денег и репутации.
Может ли повредить болезнь Алексея Горшкова российскому танцу на льду? К сожалению, может. Резерв юных танцоров в стране крайне мал и нет никакой гарантии того, что политика „выдавливания“ Горшковым победоносных спортсменов закончилась на Денковой и Стависком. Завтра гонения могут быть перенесены на его сегодняшних фаворитов – Оксану Домнину и Максима Шабалина. Во имя чего? Да хотя бы во имя дочки Насти и её партнёра Ильи Ткаченко, когда те выйдут из возраста юниоров. А там, глядишь, подрастёт до и младшая дочь, Анжелика. Ещё до Домниной с Шабалиным неугодными могут оказаться юниоры Анастасия Платонова с Андреем Максимишиным, которым ради победы дочери он и Петухов уже в этом сезоне поставили заведомо проигрышные, перелицованные программы с чужого плеча. Победы любимой дочери Пахан Леша готов добиваться всеми неправдами и неправдами и собирается лично поехать на мартовский чемпионат мира среди юниоров в Любляне с целью вытянуть Настю с партнером на первое место. Однако, тренер с одной-единственной взрослой и одной юниорской парой ни в какой табели о рангах не соответствует званию лидера российского танца на льду, в чей парадный мундир Горшков постоянно пытается влезть. Новые ученики к нему особо не рвутся – зачем ехать в глубинку, когда в самой Москве есть не одна школа танцев на льду с не менее талантливыми, но более воспитанными тренерами. Даже родная дочь тренируется на „Локомотиве“ у Елены Кустаровой. Не исключено, что от него уйдут и Оксана Домнина с Максимом Шабалиным, сменив Одинцово на Москву или США, а тренера на более именитого. Пока что изменений характера Горшкова в лучшую сторону не замечено. Переложив вину в предательстве с себя на Денкову со Стависким, он с начала сезона прилагает все усилия для того, чтобы отмстить неразумным болгарам и окончательно „загнать их под лёд“ ещё до Олимпийских Игр. Для этого Горшков и Петухов срочно подружились с Борисом Хайтом. В Лионе господин Хайт едва ли не каждый вечер водил новых товарищей по ресторанам и угощал местным кулинарными деликатесами, одним из которых в тех краях считается густой суп из чечевицы по библейскому рецепту.

Я прекрасно представляю себе, что немало общих знакомых из мира фигурного катания, прочтя эту заметку, зададут мне вопрос (некоторые уже задали): „Вы же с Лёшей приятели, почему же ты не поговорил с ним, прежде чем публиковать такой жёсткий материал? Ты что, сводишь с ним счеты?“. Во-первых, потому, что поговорить не удалось. Горшков ещё на ЧМ в Москве, понимая, что я буду расспрашивать его об истинной причине „слива“ болгар, начал уходить от ответов и продолжил бег на дальние от меня дистанции в Софии, Вене и Лионе ( на ЧЕ вместе с Петуховым). Будучи хорошо информированным о том, что этот материал находится в стадии подготовки (после соревнований в Софии я послал ему письмо), он так и не воспользовался предложенной возможностью высказать свою версию причины расставания с учениками. Видимо, ему было нечего сказать. Во-вторых, я уверен, что долг тренера – учить своих воспитанников плавать, а не топить их. У меня нет ни малейших сомнений в том, что едва ли не все молодые фигуристы обладают далеко не ангельскими характерами. Тот же Максим Болотин подтвердил, что в ответ на оскорбления „что-либо вытворял“. Имели довольно широкую палитру недостатков и Наталья Романюта с Даниилом Баранцевым. Язык не повернется назвать пай-мальчиком Максима Ставиского – вирус „звёздной болезни“ не пощадил и его. Знаю, что многолетняя жизнь бок о бок неизменно приводит к двустороннему стрессу. Тем не менее, тренер, особенно детский, это воспитатель, учитель, папа Карло, а не Карабас-Барабас. А фигуристы не деревянные куклы, а живые люди, даже если они выглядят на льду поначалу как полено, а потом как Буратино. Тамара Николаевна и Игорь Борисович Москвины никогда не отзывались плохо ни об одном своём ученике – бывшем или настоящем. Николай Матвеевич и Людмила Георгиевна Великовы, относящиеся к своим фигуристам как к родным детям, тоже. И первые, и вторые время от времени расстаются со своими воспитанниками, но всегда отпускают их „с миром“ и никогда не вываливают на их головы сор из общей избы. Горшкову известны и другие имена, ему есть с кого брать пример. Тренер ещё сравнительно молод, не без способностей и, теоретически, имеет шанс со временем на самом деле стать лидером российского танца. Но для этого он должен понять простую истину: до этой цели не дойти ни по граблям, ни по трупам. В-третьих, один очень древний римлянин по имени Платон сказал: „Amicus Socrates, sed magis amica veritas“, что в данном конкретном случае можно перевести как „Горшков мне приятель, но будущее российского танца важнее и дороже“. Этому разряду фигурного катания и так уже нанёс непоправимый урон цунами „Наталья Л“. Ещё одно потрясение подобного масштаба танцевальный Боливар просто не выдержит. В-четвертых, я никогда не свожу счетов ни с одним тренером, хореографом или функционером, хотя позволяю себе высказывать им свое мнение в устной или письменной форме. Умные и интеллигентные воспринимают критику нормально, мы продолжаем сохранять прекрасные отношения. Реакция дураков и хамов соответствует уровню их дурости и хамства. Наш последний разговор с Алексеем Юрьевичем состоялся в прошлом марте в Москве, и в нём не было ни малейшего повода для ссоры или сведения счётов. Ни один из нас ничего не был должен другому. Я всячески поддерживал Горшкова до тех пор, пока считал, что его действия направлены на развитие танца на льду вообще и российского в частности. Я и сегодня готов оказывать ему посильную помощь в восхождении – но на Олимп, а не на Везувий.




Артур Вернер, 27.01.2006.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top