КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ

Прежде всего, хочу пояснить своим потенциальным читателям, что на сей раз не собираюсь писать о прошедшем чемпионате. Сеанс окончился, зрители разошлись по домам, и рассказывать о кинофильме нет смысла. Тем более, что пресс-центр Дворца спорта кишмя-кишел и журналистами с журналистками, и журналюгами с журналюхами, и прочими писунами с писульками, так что читательская масса наверняка была полностью обеспечена информацией всех оттенков желтизны. От лимона до детской случайности.

Но, если ваша любознательность готова удовлетвориться несколькими зарисовками вокруг да около…
Для меня самого первенство мира началось большим горем, сопровождалось огромным разочарованием, а закончилось чувством глубокого удовлетворения от встреч с героями и героинями ледовых сражений прошлого. Например, по-прежнему очаровательную Елену Валову я не видел лет двенадцать, с момента её переезда в США. Столько же – уже не совсем нового американца Игоря Лисовского или Оксану Баюл. Да и австралийца Сергея Шахрая не встречал уже лет пять-шесть, как и новозеландца Вячеслава Кузнецова и уж совсем редкую птицу, долетевшую до середины Москвы - королеву танца Оксану Грищук. И неразлучную троицу Бестемьянова/Бобрин/Букин, и Александра Зайцева, и многих других, далёких, но не забытых. Но, честно говоря, все эти бойцы если и вспоминали минувшие дни, то о совместных битвах говорили менее всего. Была у них масса других тем.

Прилетев в Москву в понедельник, 14 марта, около полудня и, едва успев забросить вещи в гостиницу, я помчался на другой конец города прощаться с хорошим другом, президентом федерации фигурного катания Азербайджана Гусейном Алиевым. Я не буду вдаваться в подробности его смерти, но хочу отметить, что скончался он на боевом посту, как за несколько лет до него – Карло Фасси в Лозанне или Валерий Долгов в Киеве. Проводить Алиева в последний путь приехали даже такие важные функционеры, как президент МСК Оттавио Чинкуанта и член Совета МСК Герман Панов. Разумеется, приезжал и президент российского фигурного катания Валентин Писеев. Правда, тот, кто всегда называл Гусейна своим лучшим другом, его коллега из Грузии Ираклий Джапаридзе, не сумел высвободить на прощание час из своего, видимо, очень плотного графика. Видимо, не зря учит нас народная мудрость, когда именно познаются истинные друзья.

Одной из главных тем чемпионата был, разумеется, отказ от старта в произвольной программе Евгения Плющенко – день траура всех плющенят и праздник всех ягудиц. Последние тут же распустили шлухи о трусости спортсмена, которого я, к их гневу, считаю Ев-Гением фигурного катания. Травма у Жени, разумеется, не выдуманная, а вот её причина представляется мне так: в отличие от всех других фигуристов, соревнующихся один с другим, Плющенко волей своего наставника вот уже семь лет ведёт войну против Алексея Ягудина. При этом даже не важно, что сам Ягудин уже давно появляется на любительском льду только с тренерской стороны. Порой думается, что Алексей Николаевич Мишин, до сих пор не оправившийся от поражения в Солт-Лейк-Сити, перенёс образ Ягудина на второго перебежчика от себя к Тарасовой, Андрея Грязева, и заставил своего Рыцаря Печального Образа бороться и с этим, в общем-то, недостойным того подзвёздным недорослем. Может быть, из-за этого Евгений постоянно поставлен перед проблемой необходимости полной победы, а голове, занятой посторонними мыслями, трудно сконцентрироваться на сложных прыжковых комбинациях. Отсюда и неизбежные травмы. А не протестует против такой политики тренера Женя, полагаю, из-за того, что полностью доверяет своему тренеру, справедливо считая Алексея Николаевича своим Творцом.
В отсутствие Плющенко соревнования в мужском одиночном катании превратились в гонку без лидера, которую выиграл психологически устойчивый более других Стефан Ламбьель. Правда, один хороший приятель из активных и сегодня фигуристов назвал результаты финала «Днём гомосека». На мой вопрос он сообщил, что в первой десятке только Ламбьель и Ченьжан Ли любят девушек, а Жубер, хоть и гетеросексуал, «зато катался как пидор». Если эта тенденция продолжит расти и в будущем, оба одиночных катания можно будет слить в одно, так как в женском появились лесбиянки.

После европейского первенства в Турине я писал, что золотую медаль Ирине Слуцкой подарили. В Москве ей, на мой взгляд, подарили и первое место в короткой программе. Зато произвольное катание Ириши было абсолютным триумфом, лучшей атакой этого уже давно заслуженного бойца. Маленькая хозяйка большого льда сумела вознестись над своими болезнями и болячками и показать всё, чему её годами учили Жанна Громова, Маргарита Романенко и десятилетний опыт международных соревнований. Как и первую, свою вторую медаль чемпионки мира Ирина Слуцкая честно заработала. Её прямой наследницей на этом троне я был бы рад увидеть итальянку Каролину Костнер, которую считаю лучшей молодой фигуристкой европейского стиля катания. К тому же, Каролина – прекрасно воспитанная умница и очень скромная девушка, характер которой не поражён ни одним микробом звёздной болезни. А за ней, может быть, подойдёт и очередь моей нынешней любимицы среди юниорок Ольги Найдёновой.

В те дни чемпионата, когда соревновались танцоры, мне очень часто задавали вопрос, почему судьи «сливают» прекрасную болгарскую пару Албена Денкова - Максим Ставиский. Я отвечал, что, по моему мнению, на победу должны работать три фактора: спортсмен(ы), тренер и федерация. А в болгарской тройке одна ведущая лошадь ещё перед Дортмундом перестала тянуть упряжку, и побрела своим путём, сделав из птицы-тройки нечто вроде двух лебедей и рака, заодно исполняющего роль щуки. Не знаю, кому пришла в голову идея снизить впечатление от мастерства фигуристов на редкость проигрышной произвольной программой. Впрочем, может, и знаю, но не скажу. Противно.
Очень понравилась чемпионская пара Татьяна Навка и Роман Костомаров. Александру Жулину удалось сделать им выгодно смотрящиеся танцы и даже заставить Романа раскрыться на льду, показав не совсем характерную для него гибкость и мягкость. Костомаров как бы снял латы. А Таня блеснула всеми гранями своего незаурядного теланта и мастерства.
Правда, первое место в произвольной программе при четырёх ошибках я всё-таки считаю подарком судьбы, на сей раз принявшей имя ФФККР. Но это – не вина самих танцоров и не их работа. Если судьи сочли их лучшими – значит, они чемпионы мира, с чем я Таню и Рому здесь ещё раз поздравляю.
Что же касается американской пары Белбин - Агосто, то я в полном восторге от их оригинального танца и в тихом – от произвольного. Тонкая, как ниточка, куколка Таниточка как-то не соответствует сложившемуся представлению о знойной, назойливой «романо чавеле». Правда, уверен что, если бы Танит в цыганском наряде подошла к любому мужчине (включая даже почти бывшего меня) с предложением погадать, ей бы охотно предложили не только руку. Жаль, что пара не сможет выступать на Олимпийских Играх в Турине. Место на пьедестале почёта ей почти обеспечено.
На редкость хороши были французы Делобель – Шонфельдер, впитавшие в себя и вложившие в свои программы идеи нескольких блестящих наставников, включая Татьяну Тарасову. Ещё в Турине зрители восхищались их оригинальным и произвольным танцами, в Москве Изабель и Оливье превзошли самих себя. Но, считая их произвольный танец лучшим среди всех увиденных, считаю абсолютно точным замечание, сделанное Мартином Скотницким. Известный своими новаторскими идеями танцевальный тренер подметил, что французы катаются как роботы, то есть, механически, не вкладывая в танец свою душу. А танец без души – армейская пляска.
Не мог не понравиться произвольный танец и первой израильской пары Хаит-Сахновский, показавшей самую большую скорость на льду. Галит и её партнёр молодцы: они сумели выдержать такой бешеный темп до конца программы.
Ну и, наконец, украинцы Елена Грушина-Руслан Гончаров, такие же ветераны танца, как и победители. Николай Морозов сумел найти Руслану очень выигрышный имидж, у Лены он был с рождения. Техника супружеской пары вне критики, но их традиционная приверженность к классике создает видимость превращения произвольной программы в тысячный юбилейный спектакль «Лебединого озера» на нуждающейся в срочном ремонте сцене Большого театра. От подобной ошибки почти сумели избавиться в этом сезоне Мария Петрова и Алексей Тихонов.

Что же касается отсутствия билетов и присутствия огромного количества пустых рядов, то об этом я писал прошлой осенью в заметке «Тодес московского чемпионата».


Артур ВЕРНЕР , 23.03.2005.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top