ТОДЕС МОСКОВСКОГО ЧЕМПИОНАТА

Валентин Писеев: "что, Плинер? Поразъехались все и думаете, фигурное катание умрёт без вас?!"
Плинер: "Нет, Валя, оно умрёт при ТЕБЕ!"

Хельсинки. Чемпионат мира 1999 года.

Photo by Michelle Wojdyla В марте 2005 года, впервые в более чем вековой истории фигурного катания, чемпионат мира состоится в Москве. Подвиг, на который не решились ни Промыслов, ни Гавриил Попов, взялся совершить Юрий Михайлович Лужков, возглавив Организационный комитет. Я не случайно называю организацию чемпионата мира подвигом, так как Москва до сих пор не обладает полным комплексом инфраструктуры, которая позволила бы провести его на уровне не ниже Олимпийских Игр 1980 года. Советской власти, при которой все проблемы решались подъёмом трубки телефона правительственной связи, уже нет.

Лужкову и его команде придётся работать в сложных условиях приватизированного и бандитизированного города. Заранее снимаю кепку перед мужеством мэра Москвы, во имя чести города и державы взвалившего на свои плечи заведомо невыгодное мероприятие.

Почему невыгодное? В первую очередь, чемпионат мира вряд ли сможет стать прибыльным. Можно себе представить, что на финальных состязаниях соберется вся политическая и экономическая элита России: Президент РФ со своей администрацией, Президенты стран СНГ со свитой, руководители Госдумы и Совета Федерации с самыми достойными депутатами, мэр Москвы с помощниками и депутатами городской Думы, высший эшелон ОКР, Госкомспорта, РАО ЕЭС России и прочая, и прочая, и прочая. Если прибавить к ним дипкорпус, многочисленную делегацию Международного союза конькобежцев, руководство Газпрома, РАО ЕЭС, нефтяников, банкиров, деятелей Российской Православной Церкви и «крестных отцов», можно легко понять, что все мало-мальски приличные места в зале будут заняты. В большинстве своём – безвозмездно. Чемпионату мира уже загодя предназначено стать Большой Правительственной Тусовкой. Цены на входные билеты для обычной публики поплоше ничем не отстают от западных, но даже при этих ценах количество отданных в свободную продажу мест вряд ли даст возможность покрыть убытки по аренде Дворца спорта, так как мест для этой самой публики останется безнадёжно мало. То есть, эти убытки лягут на широкие плечи Юрия Лужкова.

Вторая проблема – обеспечение безопасности. Нет никаких сомнений том, что председатель Оргкомитета (он же мэр Москвы) постарается принять все возможные и невозможные меры для того, чтобы чемпионат мира не стал ни вторым Мюнхеном, ни вторым Норд-Остом, ни, тем более, вторым Бесланом. А это значит, что на каждого зрителя, журналиста и участника придётся, как минимум, по два сотрудника безопасности (включая личных хранителей тел государственных персон). Кроме этого, все до единого входы и выходы придётся оснастить новейшим оборудованием для выявления холодного и огнестрельного оружия, взрывчатых и боевых отравляющих веществ и многого другого, способного, грубо говоря, отравить атмосферу чемпионата. Приобретение этой аппаратуры плюс обучение нужного количества контролёров, которым придётся работать едва ли не круглосуточно, обойдётся Оргкомитету тоже в очень и очень немалую копеечку. К этой сумме следует прибавить расходы на специальный контроль автомобилей на въeзде и парковке вблизи местa проведения чемпионата и практически тотальный контроль транспорта общественного. Правда, если чемпионат решат проводить не в Лужниках, а в новом Ледовом дворце в Крылатском, где инфраструктура для мероприятия такого масштаба ещё не отстроена, часть расходов можно будет снизить за счёт большого расстояния между остановкой транспорта и Дворцом. В медленно двигающемся пешеходе легче распознать пешахида.

Ну, и, наконец, третья проблема чемпионата – количество полученных медалей. Естественно, что большинство крутой публики будет оценивать чемпионат не по катанию, а по понятию. Для них, как и для всего олимпийского движения Советского Союза, главное – не участие, а победа, ведь воспитаны они не на лозунге барона де Кубертена, а на песне из фильма «Белорусский вокзал»: «нам нужна одна победа, мы за ценой не постоим». И, если фигуристы не оправдают доверия партий и правительства и не завоюют запланированное количество золота, серебра и других драгоценных спортивных металлов, полетят головы. Сверху вниз. Даже если правительства Москвы и России последуют совету Леонида Тягачёва и примут бронзовые медали по цене золотых. Хочется надеяться, что Писеева наконец-то совершенно справедливо объявят крайним и отправят на понечетную пенсию, лишив выходного пособия, собранного со спортсменов и тренеров за годы единоличного президентства.

Кого же сможет выставить Валентин Николаевич на защиту российского флага так, чтобы не быть выставленным самому ещё до заключительного банкета?
В парном катании первая пятёрка мира состоит из двух российских и трёх китайских пар. Это Татьяна Тотьмянина/Максим Маринин, Мария Петрова/Алексей Тихонов, Сюэ Шень/Хунбо Чжао, Цин Пан/Цзянь Тун и Дань Чжан\Хао Чжан. На ЧМ-2004 в Дортмунде Тотьмянина с Марининым проиграли произвольную программу китайцам и стали чемпионами мира только за счёт ошибок Шень/Чжао в короткой программе. Надо полагать, что к Москве наши восточные соседи постараются доказать преимущество социализма Поднебесной империи и подготовить своих спортсменов «на все сто», как это они сумели показать в Афинах. Второй номер китайского парного катания, Пан/Тун, были в Германии стабильно третьими и вряд ли уступят это место в России. Да и третий дуэт, брат и сестра Чжан, явно пойдут в атаку и на Тотьмянину с Марининым, и на Петрову с Тихоновым. Китайцы явно будут давить и числом, и умением, поэтому вопрос о золотой медали для Тотьмяниной и Маринина лично для меня остаётся открытым. Как и вопрос о любой медали для Петровой и Тихонова, хотя было бы очень справедливо, если бы Маша и Лёша ушли с любительского льда прямо с пьедестала почёта. Беда этой пары в том, что она, не обращая внимания на советы своих тренеров, умудряется любую поставленную Людмилой и Николаем Великовыми программу перекроить по своему вкусу так, что у судей нередко создаётся впечатление, что это катание они уже видели. А это приводит к снижению оценок. Как и за их далеко не всегда удачные костюмы.
В женском одиночном катании России никакая медаль вообще не светит, и русские фамилии будут, видимо, только у тренеров и хореографов победительниц. В Дортмунде Ирина Слуцкая завоевала девятое, Елена Соколова десятое и Виктория Волчкова пятнадцатое места. Трудно предположить, что Слуцкая с Соколовой смогут удачно перепрыгнуть через пропасть из восьми мест. Пик катания Ирины Слуцкой уже прошёл, и сегодня для молодой женщины гораздо важнее её будущее, чем победа на ещё одном чемпионате. А вот Елена Соколова, напротив, постоянно срывается с тропы, ведущей к вершине пьедестала. Природа, щедро наградив её более-менее симпатичной внешностью, умом, талантом и буйным характером, почему-то поскупилась с терпением и упорством в достижении цели. Как, кстати, и Викторию Волчкову, которую можно назвать победительницей только по имени. В женскую сборную скорее всего войдёт гиперактивная, рвущаяся к победе Юлия Солдатова, но ей будет очень трудно после длительного перерыва убедить судей, что она – та Юлечка, которая выиграла чемпионат мира среди юниоров в 1998 году, а не та Солдатова, которая в 2002 году в Ванкувере была лишь восемнадцатой. Марина и Виктор Кудрявцевы – прекрасные тренеры, но всё-таки не волшебники, которые живут рядом. Здесь мог бы помочь, наверное, только старик Хоттабыч. Да и то, если помните, на футбольном матче Хоттабыч подыгрывал отнюдь не той команде, за которую болел его открыватель Волька. Но главная проблема российского женского одиночного катания в том, что оно осталось советским. Нет, оно, конечно, шагает в ногу с веком, но – с двадцатым. Поэтому судьи отдают предпочтение, может быть, не всегда совершенному, но современному стилю японских или американских фигуристок. Да что там японки, американки или итальянки! Скоро россиянок можно будет убить на льду самой рядовой финкой!
Что же касается мужского одиночного катания, то в этом разряде завоевание, как минимум, одной медали практически гарантировано. Евгений Плющенко пока ещё по праву носит звание лучшего фигуриста планеты, хотя буквально «на пятках» у него висят француз Бриан Жубер, швейцарец Штефан Ламбьель и, при удачном стечении обстоятельств, американец Джонни Уир. Правда, есть надежда, что почти загубленного Писеевым прекрасного фигуриста Илью Климкина сумеет и психологически, и физически подготовить к сезону его нынешний наставник Виктор Кудрявцев. Если учитывать потенциал спортсмена, Климкин вполне может войти в тройку призёров московского чемпионата. Вопрос только в том, сумеют ли ученик и учитель этот потенциал реализовать.
Ну и, наконец, бывшая «беспроигрышная карта» советско-российского фигурного катания, танцы на льду. Здесь картина тоже далеко не ясна. Время Александра Горшкова как определителя победителей уже ушло, а время Алексея Горшкова как тренера российских чемпионов ещё на подходе. При всей своей нелюбви к обоим танцорам, Писеев опять будет вынужден вытягивать на первое место единственную достойную медали пару Татьяна Навка/Роман Костомаров. Добрые языки рассказывали, что в Дортмунде Валентину Николаевичу пришлось потратить немалую толику собственных средств для того, чтобы матовый блеск первой российской пары засверкал в судейских глазах золотыми искрами. Бесспорно, Татьяна и Роман – великолепная пара, последние бриллианты растранжиренной сокровищницы советского фигурного катания, но за долгие годы, проведённые ими на льду, подросли соперники, вполне достойные скрестить с ними лезвия своих коньков. Самое печальное в том, что наиболее опасных конкурентов выведут на лёд тренеры, питомцы той же советской школы: болгар - Алексей Горшков, американцев - Игорь Шпильбанд, украинцев - Николай Морозов.

Конечно, нет в мире более ложной науки, чем предварительная статистика. Но в рубрике «Итак, итог»! я позволю себе предположить, что на первом в истории чемпионате мира по фигурному катанию в Москве российская сборная сможет принести стране три медали разной пробы. Может быть, четыре. Овчинка явно не по выделке. Слёт голов запланирован. Но российскому фигурному катанию от этого легче не станет.

Пару лет назад я перечислял российских тренеров, за счёт бездействия Федерации фигурного катания на коньках России разбросанных по всем континентам земного шара. Даже далеко не полный список занял несколько страниц. Количество тренеров, оставшихся на родине, можно сосчитать на пальцах рук и ног, даже не будучи сороконожкой. Из-за этого хорошо подготовленных «взрослых» фигуристов в стране почти нет, да и растить талантливых детей в общем-то некому. А без хорошо подготовленных «полуфабрикатов» не наштамповать и чемпионов. Да и некому. Слова заслуженного тренера СССР Эдуарда Плинера, произнесённые им в ответ на ехидный вопрос Валентина Писеева на чемпионате мира 1999 года в Хельсинки, кажется, оказались пророчеством.


Артур ВЕРНЕР, 12.09.2004.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top