ЖИДКИЙ СУПЧИК Gallina Blanca

Должен признаться, что на московский этап серии Grand Prix я ехал не так чтобы очень охотно. С одной стороны, хотелось увидеть там фигуристов, чьи выступления смотрел в последний раз на чемпионате Европы в Мальме, и встретиться с целой группой тренеров, которых, кроме как в Москве, увидеть негде. С другой, я хорошо представлял себе, что по части организации там вряд ли что-то изменилось в лучшую сторону по сравнению с прошлым годом. Примерно так оно и оказалось, хотя на сей раз соревнования проходили не на Малой спортивной арене стадиона Лужники, а во Дворце спорта, где в 2005 году должен состояться первый в истории Москвы чемпионат мира по фигурному катанию.

Кому пришла в голову идея провести ЧМ в этом, абсолютно для того не подходящем, помещении, понятия не имею. Количество мест во Дворце, кажется, около 13 тысяч. Из них немало таких, с которых фигуристы на льду будут видны либо в сильный бинокль, либо вообще никак. Огромное количество лучших посадочных мест будет отведено сильным и богатым мира сего, а также спонсорам, руководителям ISU и членам их семей (включая не только жену и детей, но и бабку, внучку, жучку, кошку, мышку и их друзей), рефери, судьям и функционерам национальных федераций. Места похуже, но все-таки с видом на лед, достанутся тренерам, спортсменам и прессе. Часть стульев в центральных секторах с обеих сторон будет снята или закрыта из-за расстановки там телекамер ведущего телевидения. Правительственные ложи (или, как их теперь называют, ложи VIP, VVIP и VVVIP по степени важности гостей, как это уже имело место быть на финале серии Grand Prix IAAF) раздуют до небывалого объема, так как посещение соревнований чемпионата мира хотя бы для того, чтобы показаться перед телекамерами и выпить бокал чего-нибудь спонсированного станет приятной обязанностью каждого члена правительства, каждого депутата Госдумы, каждого члена Совета Федерации и сопровождающих их лиц – как с оружием, так и без. Прибавьте к этому членов Мосгор- и Мособлдумы, префектов, видных и невидных милиционеров, налоговых и прочих полицейских (их начальников я включил в группу «сильных и богатых»), «мальчиков с пальчиками», и вы поймете, что для тех, кто по-настоящему интересуется фигурным катанием, останется максимум две-три тысячи неудобных мест. Самые удобные из неудобных будут проданы за ВВР (Вторую Валюту России) болельщикам из США, Канады, Японии и Западной Европы. А за теми жалкими крохами, которые останутся на долю зрителей России и СНГ, очередь лучше занимать уже вчера.

Впрочем, до марта 2005 года нужно еще дожить, а за это время место проведения чемпионата может и измениться по всем параметрам: города, страны и проводящей его организации.
Вернемся к середине ноября 2003 года. О «Кубке-2002» я писал, что организация соревнований была крайне неважной. Еще хуже была организована работа для прессы. В этом году пресс-центром заведовал опытный Андрей Петров, который делал для журналистов все, что мог. К сожалению, мог Петров далеко не все, так как его должность была во многом независимой в том смысле, что от него почти ничего не зависело. К местам для представителей СМИ нужно было пробираться по ногам зрителей, так как ложу для прессы от входа в коридор, ведущий к пресс-центру, отделял сектор, в котором разместили совсем других людей. В самом пресс-центре были компьютеры с входом в Интернет, но не бесплатным, как это положено, а платным и причем дорогим. Российский этап Гран При является единственным, где стартовые бюллетени, результаты и прочую информацию для журналистов печатают на белой бумаге, а не на четырех цветах фигурного катания, как это предписывают правила ISU. В прошлом году я поверил организаторам, что за это разгильдяйство журналисты должны благодарить немецкую фирму WIGE DATA, которая по контракту осуществляет компьютерное и типографское обеспечение серии Grand Prix. В этом году я решил проверить информацию и выяснил, что виновник торжества скаредности и наплевательства – все-таки заклятый друг прессы, Валентин Николаевич Писеев, о котором мне в этой заметке опять придется упоминать, хотя и без малейшего желания. Но поделать ничего не могу, так как в последние месяцы чувствующий свой скорый вылет с поста Президент ФФКР не только полностью распоясался, но и, кажется, спустил штаны в намерении загадить все, что оставляет. Он уже давно перестал оплачивать российским спортсменам и тренерам (особенно юниорам) расходы по поездкам на международные соревнования, костюмы и прочее. Теперь он отказался выплатить им и суточные. Экономия? Возможно, но добрые языки, высунувшиеся из знающих голов, утверждали, что суточные не только выписаны, но и получены кем-то, кто за них расписался. Когда-то я думал, что Писеев страдает от развала коммунистической власти. Теперь я понял, что нынешний режим он приветствует каждой копейкой сэкономленных денег! Председатель общественной организации ФФКР, Валентин Николаевич оказался неподконтрольным для государственных учреждений и чувствует себя в этих условиях как пиявка в мутной воде. Не могу, кстати, удержаться, чтобы не похвастаться: ненависть Писеева ко мне достигла такой степени, что он, не имея возможности нанести удар шпагой, принялся тыкать меня в нечувствительные места булавками. Писеев лично еще в прошлом году издал приказ ни в коем случае не выдавать мне приглашение на заключительный банкет. Этим он напрочь лишил меня удовольствия поднять бокал чего-нибудь за его здоровье и, после получасовой речи того же Валентина Николаевича о его личных заслугах и о вечной дружбе Писеева и Чинкуанты, получить порцию котлеты с макаронами. Я еле выдержал этот удар. В прошлом году меня пришлось утешать в домашних условиях, в компании тренеров, относящихся к Фигурминатору Всея Руси с неменьшей любовью. В этом я долго лил слезы в ресторане Дома Кино. Следующей немилости боюсь не пережить, поэтому, наверное, мне придется включиться в кампанию по разделению несиамских неблизнецов: милого человека Писеева и немилого ему фигурного катания России. Еще одна мелочь: в последнее время российских фигуристов почти перестали приглашать в европейские шоу. Причина? По полученным из Германии сведениям, Валентин Николаевич требует за каждого из них от 5 до 10 тысяч долларов, а выплатить такую сумму за одно только разрешение не может себе сегодня позволить ни один европейский продюсер. На что только ни способен чиновник, чувствующий себя неподконтрольным!

На сами соревнования я, честно признаться, смотрел вполглаза, так как интересовался только теми спортсменами, кого в этом сезоне не видел. Мне долго и много рассказывали, что израильская пара Галит Хаит-Сергей Сахновский заметно прибавили в классе катания. Я люблю этих танцоров за их трудолюбие, хотя и критиковал отца Гали за его местечковые манеры, а саму Галю – за ее длинный язык, не вовремя высунутый на пресс-конференции в Нагано. Поэтому с большим интересом посмотрел все танцы этого дуэта. Как заметил патриарх российского танца на льду, Виктор Иванович Рыжкин, в технике они практически не прибавили. Это было и моим впечатлением. Но в произвольном танце Галит и Сергей были очень хороши. Их программу опять осенил гений Татьяны Тарасовой, которая применила в новой программе основной принцип уже вошедшего в историю мирового танца на льду ее же «Паганини»: все «конфетки» судьям и зрителям, все «фантики» удачно спрятаны. Жаль, что «Папа Боря» поторопился купить детям медали в Нагано, чем вызвал скандал мирового масштаба: в этом сезоне они могли бы получить награды на самом законном основании.

Татьяна Тарасова работает и с российской парой, Светланой Куликовой и Виталием Новиковым. Было очень интересно наблюдать, как у бортика во время катания россиян и израильтян выстраивался целый иконостас: чемпионка мира Майя Усова, первый в истории мирового танца на льду Евгений Платов, а между ними - генерал армии чемпионов Европы, мира и Олимпийских Игр Татьяна Тарасова. Недавно я где-то прочел, что Татьяну называют дочерью великого Анатолия Тарасова. Это, конечно, правильно, но не совсем. В спортивной Галактике сама Татьяна уже давно звезда ничуть не меньшей величины, чем ее отец. Если не большей.

Из остальных танцевальных дуэтов Кубка России на меня самое лучшее впечатление произвели американцы Тэнис (Таничка) Белбин и Бенджамин Агосто как лучшие танцоры ближайшего будущего. Затем Оксана Домнина и Максим Шабалин как их прямые наследники и конкуренты уже в олимпийском сезоне. Великолепный, лучший в моем понимании (и тут меня опять поддержал Виктор Рыжкин) оригинальный танец показали немцы Кати Винклер и Рене Лозе. Ну, и, разумеется, легкое опьянение, как от бокала хорошо выдержанного вина, осталось от катания Татьяны Навки и Романа Костомарова. Татьяне, правда, не очень понравилось, что в одном из материалов я назвал ее «королевой-матерью», но я остаюсь при своем сравнении, так как считаю Таню королевой на льду. А мать она в жизни.

В парном катании с удовольствием посмотрел, как у китайцев постепенно начинают проявляться человеческие эмоции. Довольно интересное возвращение к самим себе времен ухода от Натальи Павловой заметил у Татьяны Тотьмяниной и Максима Маринина. При этом не мог отделаться от возникшей мысли, что будущим летом смогу увидеть их тренировки не в старом Чикаго, а где-нибудь поближе, скажем – в Санкт-Петербурге. Правда, подтверждения этим мыслям не искал и с тренером на эту тему не разговаривал, но предчувствие осталось и после возвращения домой. Из двух новых пар Тамары Москвиной понравились полторы: Юлия Обертас с Сергеем Славновым и Виктория Борзенкова. Сергею и Юле нужно только сменить прически, и навести внешний лоск, в остальном они уже вполне готовы к борьбе за место в сборной России от этого года и до Турина. Потом они эту сборную смогут возглавить, если не поссорятся и не разбегутся. На редкость сочно расцвела Виктория: уверен, что вслед ей оглядываются на улице не только фигуристы. А вот Андрей до сих пор страдает «падучей болезнью», которая, боюсь, стала у него хронической. Кстати, вместе с Тамарой Николаевной и Игорем Борисовичем с обеими парами работает новый ассистент Москвиной, редкая красавица Оксана Казакова, которой явно пошли на пользу годы, проведенные в Америке. Один долгий, пристальный (не путать с приставальным) взгляд на нее, и я чуть было не оказался в койке. Разумеется, в больничной, с тяжелым инфарктом.

В мужском одиночном катании я, честно признаться, интересовался только двоими: россиянином Александром Абтом и болгарином Иваном Диневым, так как Евгения Плющенко видел за неделю до того в Париже. Динев перешел от Людмилы Младеновой к Рафаэлу Арутюняну, а Абт, напротив, от Арутюняна ушел к Александру Жулину, так что я искал в программах обоих выигрыш от смены тренера. Не нашел. Что же касается Плющенко, то в Париже он катался хорошо и прыгал довольно стабильно, хотя и для катания прошлых лет несколько тяжеловато, в Москве же дала себя знать травма и выиграл Женя только благодаря ошибкам соперников. Очень неплохи были швейцарец и француз, а вот американец Майкл Вайсс не показался мне улучшенным вариантом самого себя в прошлом сезоне.

О том, что происходило в женском одиночном катании, к моменту выхода этого материала будет написано уже столько, что добавлять к этому отпечаток и своего копыта считаю ненужным. Могу только искренне поздравить Елену Ляшенко с Мариной Страховой-Амирхановой и Галину Маняченко с Галиной Гржибовской-Кухар с блестящей победой. Приятно видеть, что «ще не вмерло в Украiне фигурное катание на ковзанах»!

Было очень тяжело смотреть, как еще толком не оправившаяся от травм Елена Соколова, с ног до головы облитая дерьмом после неудачного старта на Skate Canada, пытается объять необъятное и завоевать в Москве призовое место, нанося, может быть, непоправимый вред собственному здоровью. Мотивы Лены понятны. Ей руководили не стремление заработать кучу баксов или страсть к очередной медали, а вполне объяснимый страх вылететь из сборной одним росчерком пера все того же «Чингиз-хама» российского фигурного катания, известного под сокращением ВНП. Хватило же у Писеева чувства такта не допустить до старта Викторию Волчкову, хотя на лед в Москве вышли девушки намного хуже нее! Хочется надеяться, что за оставшийся до чемпионата России месяц с небольшим Соколова восстановится и обретет привычную форму. Неудачно, как и следовало ожидать, выступила Людмила Нелидина. О трагедии Ирины Слуцкой говорить не стану, так как с ней должна была встретиться Елена Вайцеховская, которая наверняка расскажет об этой встрече на страницах «Спорт-экспресса».

В пресс-баре и коридорах Дворца спорта симпатичные девушки предлагали на пробу по паре капель куриного, мясного или овощного бульона “Gallina Blanca”, главного писеевского спонсора. Я сам не рискнул, но те коллеги, кто запивал этой горячей жижей более холодные напитки, уверяли, что она для этого вполне годится. За что и была удостоена вполне пиарного названия «Бульон Gallina Blanca - бриллиант чистой воды». Кстати на пустом бульоне спонсорство журналистов фирмой Gallina Blanca и закончилось. Жир, видимо, достается все тому же Валентину Николаевичу Писееву.


"Спорт сегодня", 27.11.2003.

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top