ПИНГВИНЫ НА МЕДВЕЖЬИХ БЕГАХ

В последнем десятилетии спорт во многих странах Ближнего и Дальнего Зарубежья заметно "обрусел". В фигурном катании, например, скоро не останется ни одной страны, где бы не стартовал хоть один "легионер" родом из России. Но, если в тех видах спорта, где результаты решаются голами, сантиметрами, очками или секундами, система отбора позволяет выходить на чемпионаты Европы, мира или Олимпийские Игры только настоящим мастерам, в самом красивом виде зимнего спорта возможность войти в сборную страны получили не только подмастерья, но даже ученики. Давайте, разберёмся, как это произошло и что дала такая возможность развитию фигурного катания.

Во времена Советского Союза школы фигурного катания существовали во многих союзных республиках, но подняться чересчур высоко им не давали: как только спортсмен достигал определённого уровня, его забирали в Москву или Ленинград. Поэтому местные кузницы ковали фигуристов, как правило, не выше кандидатов в мастера спорта. Исключение составляли РСФСР и УССР, поэтому после краха империи именно там сосредоточился весь цвет фигурного катания СССР: его лучшие цветы, бутоны и молодые побеги. Что сделали федерации России и Украины с этим стартовым капиталом - сюжет для другого рассказа. После развала СССР в Международный союз конькобежцев (ISU) вступили следующие федерации фигурного катания, получившие самостоятельность или вновь образованные из бывших союзных республик: Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Россия, Узбекистан, Украина и Эстония. В ту же группу, в принципе, можно включить и федерацию фигурного катания Израиля, так как до появления там "советских граждан еврейской национальности" ледовой экзотикой занималась только кучка детей на самом краю страны.

Страны Балтии довольно быстро мобилизовали собственные силы и, не гоняясь за пока призрачными медалями, выращивают национальные кадры. Исключение в одной из дисциплин составляет Литва, но танцевальная пара Маргарита Дробязко - Повилас Ванагас сложилась ещё в советское время. К тому же, пара тренируется далеко от родных катков и её роль в развитии литовского национального фигурного катания ничтожна, так как личным примером для литовской молодёжи они служить не могут.

На уровне первичной подготовки спортсменов осталась и Беларусь, но фигурное катание там всё-таки живёт и такие тренеры, как Ирина Ширшова, Наталья Лебедева, Владимир Клочок и другие потихоньку готовят будущих участников международных состязаний из "домашнего сырья".

Армянам, имевшим когда-то неплохую школу фигурного катания в Ереване, удалось сохранить одного-двух спортсменов собственной национальности, которых они для выступлений "скомпоновали" с иностранцами далеко не лучшего качества. А в парном катании их представляют москвичка Мария Красильцева и бывший свердловчанин Артём Значков, тренирующиеся в ЦСКА - дуэт, который даже на нынешнем чемпионате России вряд ли сумел бы войти в первую десятку - несмотря на то, что в нём участвовало всего девять пар.

Чуть лучше обстоят дела в Грузии, где руководство федерации находится в руках людей, хорошо знающих свой вид спорта. За неимением собственного льда спортсменов отдали тренироваться в Россию, но большинство тамошних фигуристов - грузины, которые, приезжая домой, одним свои видом агитируют молодёжь вставать на коньки. Скоро у них уже будет и собственная спортивная пара.

Самое тяжёлое положение в Азербайджане, где нет ни школ, ни тренеров, ни собственного льда. Под флагом этой нефтеносной республики на лёд европейских и мировых первенств выходят те, кого спихнула ей федерация фигурного катания России, руководствуясь принципом: "на те, небоже, что нам негоже": давно разучившуюся прыгать отставную чемпионку России Юлию Воробьёву, неспособную конкурировать даже с теми, кого она когда-то легко побеждала; грубого, как необработанная чугунная болванка, первоуральского одиночника Сергея Рылова и склеенную из разнородных половинок спортивную пару Инга Родионова/Андрей Крюков - все максимум уровня перворазрядников. Правда, Писеев человек грамотный и даже такой завалящий товар отдаёт только с нагрузкой - российскими судьями международной категории, которых у него в избытке. Таким образом он не только сам избавляется от лишних спортсменов, вряд ли способных выиграть соревнования даже районного уровня и ни при каких обстоятельствах не дошедших бы до чемпионата страны, но и обеспечивает своих, российских фигуристов нужным судейским майоритетом.

Примерно ту же картину можно увидеть в командах Казахстана и Узбекистана. Последнему, правда, удалось переписать в узбеки прекрасную фигуристку из Новосибирска Татьяну Малинину и очень неплохого свердловского "одиночника" Романа Скорнякова, но живут и тренируются оба в США, так что и эти "перебежчики" развитию фигурного катания в Узбекистане не послужат.

Естественно, что у неискушённого читателя может возникнуть вопрос: а для чего же нужны новым самостоятельным федерациям все эти фигуристы второй или даже третьей свежести? Какой смысл им ездить на чемпионаты и позорить себя последними местами, занимаемые их никудышными наймитами?

Ну, скажем, в первую очередь хотя бы для того, чтобы ездить на эти чемпионаты самим, да ещё возить на них жён, любовниц или начальников, по-советски падких на <халяву>. Каждой федерации Международный союз конькобежцев (ISU) выделяет деньги на развитие шорт-трека, скоростного, фигурного и синхронного катания в её стране и недаром один из новоиспечённых президентов как-то спросил меня на одном чемпионате, после того, как его спортсмен вылетел уже в отборочном круге: "Слушай, Артур, а нельзя сделать, чтобы мы на соревнования ездили, а спортсменов дома оставляли?".

Для того, чтобы получать от ISU эти для многих республик бывшего СССР немалые деньги (от 25.000 до 40.000 и выше долларов США в год) на развитие конькобежного спорта ежегодно - из-за чего, собственно, многие спортивные начальники и полезли в фигурное катание, нужно писать отчёты об этом самом развитии. Поэтому, если верить написанным ими бумажкам, на катках с несуществующим льдом регулярно проводятся липовые чемпионаты стран и определяются их липовые чемпионы. Большинство <нацменов> из российских фигуристов и, разумеется, судей, заезжают в <свои> страны не чаще раза в год и вряд ли сумеют найти их на политической карте мира. Часть полученных от ISU денег уходит на оплату льда, труда тренеров и хореографов, приобретение коньков и костюмов, но немалый процент уходит и на оказание гуманитарной помощи отдельно взятым семьям руководителей федераций - их собственным.

Короче говоря, для части из перечисленных стран-новичков фигурное катание является лишь дополнительным источником дохода руководителей их федераций. Хорошие спортсмены этих начальников не интересуют, так как их подготовка стоит гораздо дороже. Следовательно, выигрывают президенты национальных федераций, их новые судьи, а также плохие спортсмены и их тренеры. Проигрывает же фигурное катание, так как в высшую лигу попадают дворовые команды.

Но, если это так, то невольно встаёт вопрос: а зачем же это тогда нужно ISU? Какой смысл Международному союзу конькобежцев выделять деньги для, образно говоря, поливки и удобрения полей, на которых ничего не посажено и, следовательно, ничего вырасти не сможет?

Надо полагать, смысл есть, так как ISU - организация уже по своему уставу далеко не благотворительная. Её нынешний президент Оттавио Чинкуанта, уже более шести лет безраздельно властвующий этим союзом, нажил на этом немалый капитал - как финансовый, так и моральный. Сумев выдать увеличение числа стран - членов ISU за личные заслуги, миланский бизнесмен довольно быстро пробился в МОК. Помимо этого, количество флагов на чемпионатах Европы, четырёх континентов и, в особенности, мира, помогает ISU сохранять число нулей в сумме, которую эта уважаемая организация получает от телевидения за право трансляции этих чемпионатов.

Может быть, за счёт этих денег Чинкуанта добился того, что члены исполнительных органов ISU - Совет, технические комиссии по видам конькобежного спорта и т.д. приобрели статус мини - МОКа и во время соревнований катаются, как сыр в масле с икрой, но такое положение вряд ли сохранится на десятилетия: за счёт участия в чемпионатах бесталанных недоучек интерес к приёму телевизионных трансляций и сама любовь к фигурному катанию верно и даже не очень медленно сходит на нет.

Кстати, постсоветской распродажей воспользовались и страны так называемого "Дальнего Зарубежья", но тем, кто платит, достались всё-таки куски пожирнее: те, кто катается за США, Японию или Францию, как правило, дошли у себя на Родине до мастеров спорта, а то и мастеров международного класса.

Один из законов римского права гласил: "audiatur et altera pars" - выслушай и другую сторону. За то, чтобы в чемпионатах мастеров оставить дилетантов, проголосуют десятки функционеров. За создание <высшей лиги> - фигуристы высшего класса, журналисты, телевидение и миллионы телезрителей. Где это видано, чтобы пингвины соревновались на одном льду с белыми медведями!

Опубликована на сайте "sports.ru"

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top