К ЮБИЛЕЮ ВАЛЕНТИНА ПИСЕЕВА

28 сентября фигурное катание России отметит 60-летие со дня рождения президента своей федерации - Валентина Николаевича Писеева, академика самозванной академии, человека, который вполне может назвать свои будущие мемуары "Я прожил в фигурном катании СССР и России более 40 лет и пережил его". Девять лет назад, в ноябре 1992 года, газета "Советский спорт" опубликовала мою статью, которую прочитали едва ли не все тренеры, судьи и функционеры фигурного катания СССР. Она стала своего рода "бомбой", довольно серьёзно тряхнувшей болото его федерации. Выйди статья до наступления советско-российского межвластия, моего "героя" наверняка вышвырнули бы из захваченного им кресла, причём навсегда. Но Писеев сумел уцелеть, полностью рассчитаться со всеми своими противниками и встретить 60-летие на привычном посту.

Его даже удостоили звания "Академика академии творчества" за развитие фигурного катания России, хотя дать такое звание именно Валентину Николаевичу так же целесообразно, как наградить педофила за любовь к детям. Учитывая, что многие из моих сегодняшних читателей с той статьёй не знакомы, я решил преподнести им подарок ко дню рождения главного "Фигурминатора" России, актуализировав её и внеся в статью изменения, произошедшие за эти девять лет.

ЧЁРНАЯ ФИГУРА НА ФОНЕ ГОЛУБОГО ЛЬДА

В нарушение юридических и моральных законов и вопреки здравому смыслу, в кресло президента российской Федерации катания на коньках в 1992 году был вновь посажен Валентин Писеев - функционер, начисто разваливший когда-то легендарную советскую школу фигурного катания и уцелевший лишь благодаря тому, что всегда умел услужить вышестоящим товарищам, для которых спортсмены были не более чем неизбежным атрибутом их поездок за границу.

Голосовали за него в основном тренеры и функционеры из дальней российской провинции, хорошо помнящие, от кого именно зависели в старое недоброе время и повышения по службе, и поездки за границу, и вообще весь набор льгот, способных скрасить далеко не лёгкое бытие спортивного тренера. К тому же Валентин Николаевич заботился о своих <сыновьях и дочерях>: одним подписывал внеочередные загранкомандировки, другим помогал бороться с алкоголем, третьим заменял ходатая по делам, а кое-кому - и друга в долгие одинокие ночи на сборах и спартакиадах. Ещё кто-то поднял руку за Писеева, а не на него потому, что просто не имел ни времени, ни желания снова тащиться через всю страну на очередную конференцию.

На пользу Писееву пошёл и тот факт, что его соперник на выборах, тогдашний президент Федерации фигурного катания России Сергей Куник, оказался человеком без ораторского дарования, без опыта ведения борьбы за голоса избирателей и, прямо скажем, без достаточного авторитета в тренерской среде. Стоило только "писеевцам" распустить ложный слух о том, что Куник находится чуть ли не на жалованье и уж, во всяком случае, под башмаком у тренера Натальи Дубовой, как судьба выборов была практически решена: Наталья Ильинична никогда не пользовалась всеобщей любовью, да, кстати, никогда её и не искала. Преодолеть "антидубовские" настроения толпы не удалось даже таким авторитетным противникам нового возвращения "старого партийца" с диктаторскими замашками, как Александру Горшкову, Андрею Миненкову, Михаилу Дрею, Алексею Мишину, Виктору Кудрявцеву, Владимиру Захарову, Игорю Ксенофонтову. Как я уже говорил, от Куника ждать было нечего, а от Писеева верным слугам перепадал иногда хоть шерсти клок. Да и к старому ярму они уже притёрлись и приспособились...

Несмотря на все способности организовывать собственные блага и на врождённый дар интригана, Писеев вряд ли смог бы стать <героем моего романа>, однако из-за этой, в общем-то, довольно серой личности покинули когда-то страну Людмила Белоусова и Олег Протопопов, позднее - Ирина Роднина, да и нынешний список людей, вынужденных из-за Писеева "сменить флаг", числит в себе десятки тех, чьи имена ранее гордо приводили в победных реляциях о торжестве советского спорта.

Не знаю, через какие очки смотрит на развитие фигурного катания Национальный олимпийский комитет России - я смотрю сквозь прозрачные и вижу его в не очень розовом свете. Все сегодняшние медалисты - это фигуристы, которые получили уроки мастерства ещё в советское время. Развалены не только такие известные всей стране школы-гиганты, как ЦСКА. Практически разрушена до основания вся "пирамида", дающая постоянную подпитку столице и сборным командам, например знаменитая свердловская школа, давшая советскому фигурному катанию Марину Пестову и Станислава Леоновича, Веронику Першину и Марата Акбарова, Ларису Замотину, Наталью Лебедеву, Аллу Шеховцову и многих других. Подавляющее большинство тренеров и хореографов разъехались по всем меридианам и параллелям земного глобуса. Вот только часть более или менее известных имён: Геннадий Аккерман, Анна Антонова, Рафаэль Арутюнян, Валерий Бабицкий, Владимир Боголюбов, Александр Бойчук, Елена Валова, Гурген Варданян, Олег Васильев, Александр Веденин, Ирина Воробьёва, Наталья Воробьёва, Евгений Генералов, Владимир Двойников, Елена и Михаил Дрей, Наталья Дубова, Андрей Ефремов, Андрей Жарков, Александр Жулин, Александр Зайцев, Марина Зуева, Ераняк Ипакян, Наталья Карамышева, Геннадий Карпоносов, Андрей Кислухин, Марина Климова, Владимир Ковалёв, Константин Кокора, Сергей Коровин, Марина Кудрявцева, Станислав и Ольга Леонович, Наталья Линичук, Игорь Лисовский, Евгений Лутков, Ирина Люлякова, Андрей Максимов, Игорь Москвин, Тамара Москвина, Татьяна Овчинникова (Гладкова), Юрий Овчинников, Андрей Пашин, Эдуард Плинер, Сергей Пономаренко, Ардо Ренник, Ирина Роднина, Александр Рожин, Светлана Серкели, Ростислав Синицын, Наталья Скрабневская, Генрих Сретенский, Татьяна Тарасова, Алексей Уланов, Владимир Ульянов, Майя Усова, Борис Успенский, Владимир Фёдоров, Андрей Филипов, Алексей Четверухин, Сергей Четверухин, Фанис Шакирзянов, Сергей Шахрай, Игорь Шпильбанд. В этом списке есть немало призёров и победителей чемпионатов Европы, мира и Олимпийских игр, ставших тренерами. Почти все они работают с молодёжью, тем самым развивая фигурное катание во всём мире, от Австралии до Японии, за исключением России. Последние оставшиеся в джунглях родины могикане работают почти без поддержки Федерации, по чисто советскому методу: шесть часов за оплату, а остальные 18 - <за так>, пытаясь объять необъятное, доказать недоказуемое и надеясь, что будет лучше. Так <пашут> Алла Беляева, Елена Буянова (Водорезова), Галина Василькевич, Жанна Громова, Виктор Кудрявцев, Нина Мозер и Игорь Русаков в Москве, Алексей Горшков в Подмосковье, Людмила с Николаем Великовым и Наталья Павлова в Санкт-Петербурге и горстка энтузиастов в Вятке, Екатеринбурге, Перми, Самаре.

Как видим, список достаточно внушительный и на первый взгляд кажущийся невероятным, но зоологи знают: одна-единственная забравшаяся в вольер мышь, крыса или другой мелкий грызун могут обратить в бегство целое стадо слонов. Кто же такой Валентин Писеев - заслуженный тренер СССР, не подготовивший ни одного спортсмена на уровне хотя бы районного первенства, руководитель, угробивший весь цвет фигурного катания страны?

Родился он 28 сентября 1941 года. В 50-е годы жил в Москве, недалеко от Стадиона юных пионеров - СЮПа, на котором и началась его карьера фигуриста. Правда, довольно быстро сообразив, что выше второразрядного катальщика ему не подняться, Валентин решил последовать мудрости Дж.Б. Шоу "кто умеет - делает, кто не умеет - учит" и ещё юношей переквалифицировался в тренеры на том же СЮПе. Оттуда же пошёл учиться в ГЦОЛИФК искусству быть спортивным чиновником. Правда, учёба давалась ему нелегко, и зачёт по специализации Писеев сумел после многих попыток сдать только с помощью преподавательницы Ирины Абсалямовой, с которой Валентин Николаевич до сих пор расплачивается за тогдашнюю помощь самой чёрной неблагодарностью.

Но начальству он умел угодить ещё сызмальства. Поэтому, когда старший тренер СЮПа Виктор Рыжкин решил уйти в модные тогда спортивные танцы на льду, его пост достался многообещавшему студенту отделения фигурного катания ГЦОЛИФКа Валентину Писееву. Тут недоучка показал, что называется, "класс работы" и в сравнительно короткий срок превратил Стадион юных пионеров в своего рода "дворянское гнездо", переманив к себе для начала таких начинающих фигуристов, как Вячеслава Жигалина (сына министра тяжёлого машиностроения), Галину Жаркову (её отец был большой шишкой в партгосконтроле) и т.п. Пробовали силы на СЮПе также дети и внуки Мазурова, Соломенцева, Гришина и многих других политбюрократов.

Тогда же на СЮПе была создана и группа сеньоров под покровительством заместителя Косыгина Николая Тихонова. Так что солидную поддержку Писеев берёг, что называется, смолоду, как иные - честь. Правда, он давал возможность тренироваться и наиболее талантливым детям "гегемона", среди которых оказался и будущий чемпион мира Владимир, а тогда ещё просто Вовик Ковалёв - шофёрский сын, а ныне тренер в каком-то очень дальнем зарубежье. Кстати, именно выдав Владимира за своего ученика, Писеев сумел выбить для себя звание заслуженного тренера СССР, дважды наградив Ковалёва за молчаливое согласие званием заслуженного мастера спорта СССР.

Первым появлением Писеева на всесоюзном льду в качестве "боссика" можно считать чемпионат Москвы 1958 года в Лужниках. 17-летний "судья при участниках", а попросту говоря, надзиратель за спортсменами впервые попытался тогда придать металлическое звучание своему писклявому голосу. Для большинства тренеров этот "конь в драповом пальто", как в те дни прозвали будущего хозяина советского фигурного катания, был не более чем шутом гороховым. Но он не забыл и не простил ни одной насмешки над собой никому из них. На службу в Спорткомитет Писеев попал в 1967 году и сразу же, заручившись поддержкой Бориса Анохина и став ответственным секретарём Федерации фигурного катания СССР, начал потихоньку подминать фигурное катание под себя. Для этого ему пришлось заключить рекомендованный Анохиным "союз Меча и Орала" со Станиславом Жуком, и эти два сапога составили пару, вытоптавшую много побегов молодой поросли советских фигуристов. На пару они выжили из любительского спорта Людмилу Белоусову и Олега Протопопова, затем, охраняя пару Роднина - Зайцев, Писеев помешал становлению пары Людмила Смирнова - Алексей Уланов, а когда Роднина и Зайцев рассорились с Жуком и ушли от него к Татьяне Тарасовой, попытался противопоставить им новых любимцев Станислава Алексеевича, пару Марина Черкасова - Сергей Шахрай, закрутив интригу уже на уровне Международного союза конькобежцев ИСУ, в техком по фигурному катанию которого был внедрён в 1975 году за успехи советского фигурного катания, достигнутые, однако, вопреки его усилиям мешать работе неугодных тренеров. Писеев прошёл набегом по городам и весям Советского Союза, переманивая в Москву всех способных и уже подготовленных к международным соревнованиям фигуристов. Так, забрав в ЦСКА пары Пестова - Леонович и Першина - Акбаров, он с Жуком придавил парное катание в Свердловске, затем одиночное в Казани и многих других городах.

Уже тогда было предпринято несколько попыток остановить эту пару ледоколов. Первыми против тандема Жук - Писеев выступили старший тренер сборной Вячеслав Зайцев и тренер Спорткомитета СССР Марина Гришина, пришедшие в Спорткомитет вместе с Писеевым. "Комсомольская правда" опубликовала разгромную статью Михаила Блатина, под которой подписались многие тренеры и судьи. Но, призвав на помощь все свои связи на Старой и Лубянской площадях, Писеев сумел не только удержаться, но и подняться до уровня верховного главнокомандующего советским фигурным катанием. А статья в "Комсомолке" оказалась для многих "подписантов" смертным приговором, так как путём разгрома провинциальных школ Писееву удалось укрепить позиции не только свои, но и своих приспешников. Это было очень просто сделать, стоило только в графе "тренер" вместо того, кто действительно работал с чемпионами или призёрами, поставить фамилию верноподданного столичного вассала. А чтобы с мест не раздавались слишком громкие протесты, Писеев всюду поставил нужных людишек, которых то и дело награждал загранпоездками или другими подачками. В своих поездках по стране Валентин Николаевич никогда не забывал нанести визит местным партийным вождям для укрепления собственного влияния "человека из центра" в провинции.

"Непотопляемого Валентина" несколько раз снимали с фигурного катания, но покровители неизменно возвращали его в насиженное кресло. Убрать из Спорткомитета Вячеслава Зайцева и Марину Гришину помог Писееву его тогдашний руководитель Борис Анохин, и следующие годы Писеев посвятил выживанию самого Анохина, дабы не оставлять в комитете свидетелей своего позора. В 1980 году не без давления со стороны тогдашней королевы парного катания Ирины Родниной председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов отстранил Валентина Писеева от руководства фигурным катанием. Его поставили заведовать санным спортом, о котором он не имел никакого понятия и из-за которого попал в крупные неприятности в 1982 году: на Спартакиаде народов СССР в Красноярске на трассе произошли две аварии со смертельным исходом, а главный саночник страны в это время вроде бы в очередной раз пытался одолеть <зелёного змия>. За эти и другие <подвиги> его с треском вышибли из отдела санного и бобслейного спорта и до 1984 года он сидел в Госкомспорте, что называется, "ниже травы, трезвее воды", выжидая своего часа.

Час этот настал в 1984 году с приходом на место председателя Госкомспорта СССР Марата Грамова. Поставленному на писеевское место Ириной Родниной её тогдашнему партнёру по льду и быту Александру Зайцеву пришлось стать руководителем на уровне, до которого он в то время ещё не дорос. Он явно не справлялся с задачей, хотя и не мешал расти мощной плеяде тренеров и фигуристов, поднявшихся в четыре <бесписеевских> года. Именно в те годы мир рукоплескал ученикам Татьяны Тарасовой, Елены Чайковской, Игоря и Тамары Москвиных, Владимира Ковалёва, Виктора Кудрявцева, Эдуарда Плинера, а знатоки предсказывали большое спортивное будущее ученикам Людмилы Пахомовой, Алексея Мишина, Игоря Ксенофонтова. Именно тогда были созданы и успешно работали специализированные группы тренеров, давшие стране таких воспитателей, как Галина Змиевская, Лидия Маслюкова, Татьяна Мишина, Владимир Ковалёв, Владимир Капров (одиночное катание), Людмила и Николай Великовы, Станислав Леонович, Александр Артыщенко, Владимир Захаров (парное катание), Геннадий Аккерман, Борис Рублёв, Светлана Алексеева (спортивные танцы на льду).

Вовремя учуяв свой шанс, Писеев подгрёб к новому "флагману" советского спорта и - видимо, наобещав тому сорок бочек медалистов, - вышел из каюты председателя снова в золотых погонах ГлавКомФигКата СССР. С этого момента колесо развития фигурного катания страны закрутилось в обратную сторону. В последующие годы Писеев:

- тайно устроил переход Анны Кондрашовой от ненавидимого им Эдуарда Плинера к Станиславу Жуку, тем самым лишив её реальной возможности стать первой советской чемпионкой Европы и мира в женском одиночном катании;

- поссорил Татьяну Тарасову с Натальей Дубовой (до 1984 года они активно помогали друг другу);

- похоронил работу созданных в его отсутствие специализированных тренерских групп, упомянутых выше;

- практически выжил из тренеров сборной Алексея Мишина;

- внёс в сборную команду атмосферу склоки, зависти, злобы и унижения среди и спортсменов, и тренеров, и судей.

К чести Марата Владимировича Грамова следует отметить: он довольно быстро раскусил подкатившийся под его стол гнилой орех и уже после Олимпиады в Сараево хотел убрать Писеева из фигурного катания и Госкомспорта вообще. Но за того вступились, да и Александр Горшков, разжалобленный слезами первой жены Писеева и нытьём самого героя, многократно обивал пороги грамовского кабинета с просьбой дать тому ещё один шанс.

Не жалел Писеев и штаб собственных советников и "спасательных кругов", нетерпимо относясь к любой попытке несогласия с его методами работы. Он убрал в 1987 году Бориса Анохина, вышвырнул из руководства федерацией фигурного катания Александра Веденина, Михаила Дрея и собственного ставленника Сергея Куника, ставшего ему на пути, дважды приближал к себе и дважды избавлялся от тогдашнего тренера и нынешнего шефа спортивной редакции останкинского телевидения Сергея Кононыхина, которого в настоящее время за неимением лучших друзей приблизил "ко двору" в третий раз.

Может быть, какую-то роль в постоянной "плавучести" Писеева играет немалый запас валюты, получаемой им как президентом Федерации фигурного катания СССР от ИСУ за счёт чемпионатов Европы и мира и обязательным отчислением положенных федерации процентов от премиальных, получаемых спортсменами на других международных соревнованиях. Это, думаю, один из главных аргументов, заставляющих его так интенсивно бороться за кресло президента федерации, тем более что добрые языки постоянно что-то щебечут о его доме в солнечной Флориде. А самый главный - неутолимая жажда власти, страсть, знакомая лишь тем, кто её имел. К тому же, никакой другой специальностью спортивный начальник Писеев не владеет, после развала СССР и ликвидации Госкомспорта СССР он поначалу очень испугался, что останется не у дел. Но всё вернулось на круги своя. Руководитель, разваливший советское фигурное катание, получил в награду российское.

В парном катании из двух главных школ - московской ЦСКА и ленинградской - осталась лишь часть санкт-петербургской. В Питере без супругов Москвиных как катализатора и двигателя одним Великовым и Наталье Павловой удаётся выжить только с огромным трудом, к тому же на выращиваемых ими "цыплят" постоянно точат за океаном ножи бывшие земляки. Похожее положение и в остальных разрядах фигурного катания. А всходы талантов на полях российской провинции прекратились из-за отсутствия финансирования школ фигурного катания и обескровливания этих школ оттоком тренеров.

Что же всё-таки делает для развития фигурного катания России президент её федерации? На этот вопрос есть только один ответ - стрижёт купоны и носит чужие медали. Писеев присваивал заслуги своих подчинённых в советские времена и делает это по сей день. Он усложнял жизнь большинству тренеров и продолжает усложнять её как может и где может. А может он, к сожалению, часто и почти везде: вопрос о составе сборной России на международных соревнованиях он решает вне зависимости от реальных шансов любимого или нелюбимого спортсмена, далеко не всегда считаясь со мнением Совета Федерации и её вице-президентов.

Выживет ли фигурное катание России после ухода Писеева на пенсию? Сумеют ли золотые одуванчики молодых талантов пробиться сквозь асфальт, высыпанный президентом федерации их вида спорта? Кто выйдет на старт Белых Олимпиад 2006 и 2010 годов? Ответ дать трудно. С одной стороны, отсутствие тренеров и хроническое безденежье, с другой - упорство российского характера, заставляющего немногих оставшихся стремиться во что бы то ни стало даже за собственные деньги утирать чьи-то носы. Сегодняшнее фигурное катание России растеклось по странам и весям, практически заглохнув у себя на родине, и если такое "одноопорное скольжение на зубцах" продолжится, то на будущих международных состязаниях федерация будет представлена разве что фигурами Валентина Писеева, его супруги Аллы Шеховцовой и пары пешек, взятых им в качестве платы за страх оказаться самостоятельным, страх перед свободой. Именно потому пешки и продолжают выбирать коня в короли. Как сказал словацко-немецкий сатирик Габриэль Лауб: "Раб не стремится стать свободным, его мечта - стать надсмотрщиком над другими рабами".

За эти девять лет видимых изменений почти не произошло, разве что число противников Валентина Николаевича выросло. По-прежнему он украшает грудь чужими медалями, по-прежнему деньги на тренеров, хореографов или простую экипировку он даёт со щедростью Плюшкина (на недавних соревнованиях в Оберстдорфе я обратил внимание на то, что чемпионка мира среди юниоров Кристина Обласова катается в каком-то старье), попрежнему интрига является лучшим методом его руководства.

Но поскольку господину Писееву на этих днях исполняется 60 лет, нужно, наверное, поздравить именинника и пожелать ему... Чего бы я пожелал главному герою моих статей о проблемах российского фигурного катания, своему заклятому другу?

Дорогой Валентин Николаевич! Сделайте доброе дело, живите до ста лет или даже дольше в Москве, Одинцове или Флориде (где у Вас, как утверждают добрые языки, есть убогая виллочка), но как можно дальше от фигурного катания вообще и российского в частности! Смилуйтесь над ним, дайте возможность этому вытоптанному полю отдохнуть от Вас и Ваших кованых сапог, дайте подняться новым росткам! Вы пережили многих президентов Госкомспорта и Олимпийских комитетов СССР и России, пусть же российское фигурное катание останется жить и после Вас!

www.sports.ru сентябрь 2001

© World copyright by Arthur Werner

Scroll to Top